Владимир (Зеэв) Ханин

ПНА и иные внешние факторы израильских выборов

Парламентские выборы в Израиле представляют собой весьма сложный политический процесс, в котором роль внешних факторов часто бывает не менее велика, чем расстановка партийно-политических сил на внутреннем электоральном поле. Правительственные и неправительственные организации зарубежных стран, заинтересованные повлиять на состав и, соответственно, позицию будущего правительства Израиля в тех или иных вопросах его внутренней и особенно внешней, прежде всего региональной, политики, с разной степенью активности используют доступные им информационные, персональные и финансовые каналы влияния на израильского избирателя. Наибольшим весом в этом смысле обычно пользуются США и страны Евросоюза, в намного меньшей степени — Россия и присутствующие в Ближневосточном регионе «новые тяжелые игроки» типа Китая, а также некоторые арабские страны.  

«Палестинский» фактор

Особую роль в этом смысле — причем зачастую большую, чем некоторые великие державы, — в последние 15–20 лет, с начала так называемого палестино-израильского мирного процесса, начало которому положили подписанные в первой половине 90-х гг. прошлого века «соглашения Осло» между правительством Израиля и ООП, играет Палестинская национальная администрация (ПНА). Причина понятна: ПНА, как «государство палестинских арабов в пути», имеет легальный статус, а также политический и экономический смысл исключительно в контексте отношений «светских националистов» из ООП с Израилем. А в экономическом смысле ПНА — не более чем механизм перераспределения (проще говоря, «распила») денежных траншей, поступающих из Израиля (порядка 40% доходов ПНА), и финансовой помощи коспонсоров ближневосточного «мирного процесса» (платформу для которой также в ряде случаев предоставляет Израиль) между ооповскими политико-бюрократическими кланами и поддерживающими их семейно-родовыми, племенными и конфессиональными группами, из которых и состоит палестинское общество.
Видный российский эксперт Евгений Сатановский был недалек от истины, когда заметил, что основатель ООП и первый председатель ПНА Ясир Арафат как террорист сформировался на поле радикального арабского национализма, но как «легитимный деятель» — в первую очередь как, де-факто, «израильский политик». (Именно в этом качестве, как считают многие, он нанес намного больший ущерб израильской национальной безопасности, но это уже, разумеется, вопрос интерпретации.)
Более или менее ту же линию продолжали наследники Арафата — Ахмед Курейи (Абу Алла) и нынешний глава ПНА/ООП Махмуд Аббас (Абу Мазен) и их приближенные, которые активно отслеживали, насколько это им удавалось, внутриполитические (в том числе электоральные) процессы в Израиле и вмешивались в них. При этом они действовали как через группы интересов и своих сознательных или фактических «агентов влияния» в среде израильских арабских и радикально левых еврейских элит, так и, понимая колоссальную роль СМИ в Израиле (где они, по мнению обозревателей, являются не «четвертой», а «первой» властью), путем активного воздействия на информационное поле страны.
Вся эта ситуация не нова, но активность лидеров ПНА на предстоящих израильских выборах особенно бросается в глаза. Причина этого, как мы отмечали в предыдущей статье, заключается в тревожной для пост-арафатовского истеблишмента тенденции ухода темы «мирного урегулирования» отношений с палестинскими арабами на периферию общественного сознания израильтян. Сирийский кризис и развитие иранской военной ядерной программы явно отодвинули палестинский вопрос на периферию ближневосточной повестки дня мирового сообщества. Свою роль сыграла и серия революционных переворотов (так называемая арабская весна) в странах Ближнего Востока и Северной Африки, разрушивших привычный баланс сил в регионе и приведших к замене неидеальных националистических на исламистские режимы — во всех смыслах еще более проблематичные. Как справедливо заметил израильский публицист, дипломат и общественный деятель Йорам Эттингер, «представления, что в арабских странах произошло свержение деспотических режимов силами прогрессивной молодежи, независимыми либералами и умеренными мусульманами, разбились о скалы ближневосточной реальности. Дальнейшие надежды на то, что верх берут силы «умеренного ислама», избегающие насилия и стремящиеся снизить уровень радикализации арабской улицы, сфокусироваться на решении многочисленных экономических проблем, означали всего лишь принесение реализма в жертву wishful-thinking (выдача желаемого за действительное. – Авт.)».
А это в свою очередь резко снизило в Израиле число сторонников создания палестинского государства, где приход к власти подобного режима может стать вполне реальной перспективой. Установление в «отпавшем» от ПНА секторе Газа радикально-исламистского режима террористического движения ХАМАС, которое, в отличие от «светских националистов» из ФАТХ/ООП, даже на словах не признает права Израиля на существование в каких бы то ни было границах, для многих в Израиле служит вполне достаточным аргументом.
Но самой главной причиной следует все же считать однозначное разочарование подавляющего большинства израильского общества в результатах идущего с начала 90-х гг. прошлого века палестино-израильского «мирного» (ныне именуемого «политическим») «процесса Осло». Точнее, в идее возможности достижения мирной договоренности с националистическими, в том числе «бывшими», террористическими движениями, в данном случае — с ООП, по модели «мир в обмен на территории», которая ранее применялась исключительно в отношении устойчивых (или казавшихся таковыми) «прозападных» арабских государств. В последнее четырехлетие это разочарование усилилось в свете стратегии, избранной Махмудом Аббасом, который, вдохновленный или же дезориентированный доносящимися из Белого дома после прихода туда Барака Обамы идеями «перезагрузки» отношений США с арабским миром, вероятно, пришел к ложному выводу. А именно, что контекст «нового прочтения» американцами своих ближневосточных интересов якобы дает ПНА возможность получить от Израиля «все и сразу», почти ничего не давая взамен.
Причем, даже убедившись в ошибочности подобного вывода, палестинские арабские лидеры продолжали обусловливать продолжение переговоров с Израилем набором иррационально-завышенных предварительных требований, априори неприемлемых для любого израильского руководства. Это в свою очередь подвело не только противников, но и часть ранее последовательных сторонников палестино-израильского урегулирования по модели «два государства для двух народов» к разочаровывающему выводу: что даже самые радикальные израильские уступки (включая те, которые, как считают многие в Израиле, ставят под угрозу его безопасность и статус еврейского демократического государства) не приближаются к самым минимальным требованиям палестинской стороны.
И потому, по всем опросам, сегодня не более 12–20% израильтян еще готовы, несмотря на все возможные связанные с этим издержки, на создание еще одного арабского государства к западу от реки Иордан, в то время как 35–40% решительно возражают против этой идеи. Остальные граждане страны хотя и готовы эту возможность взвесить, но сомневаются в том, что создание палестинского государства будет означать завершение 90-летнего конфликта и оно не превратится в очередной плацдарм антиизраильского террора. Характерно, что примерно такой же расклад наблюдается и на противоположной стороне. Если верить данным опубликованного в палестинской газете «Аль-Кудс» опроса общественного мнения, проведенного совместно израильским и палестинским центрами социальных исследований, в возможность прочного и долгосрочного урегулирования конфликта между палестинскими арабами и израильтянами не верят 63% первых и 65% вторых.
Поэтому не вызывает удивления, что несмотря на все попытки таких израильских партий, как «Движение» Ципи Ливни или Мерец, вернуть тему «палестино-израильского урегулирования» в центр повестки дня нынешних выборов, эффект от этих действий пока невелик.  

Действия ПНА на израильском поле

Разумеется, это стало более чем плохой новостью для руководства ООП/ПНА, ибо изменения в общественных настроениях израильтян позволяют руководству страны более не вести диалог с Абу Мазеном в удобном для него формате. То есть постоянно уговаривать палестинцев вернуться к столу переговоров, предлагая им те или иные варианты разблокирования «политического процесса», гордо отвергаемые лидерами ООП как «недостаточные» или «не отвечающие их предварительным требованиям». А развал этого формата рано или поздно означает реализацию наихудшего сценария, который «пост-арафатовский» истеблишмент может себе представить: снижение международной релевантности ПНА, а с ним и постепенное исчезновение финансовых и политико-дипломатических дивидендов, которые дает бесконечная «борьба за палестинское государство». (Их другим «страшным сном» является ситуация, при которой палестинское государство действительно будет создано, что немедленно поставит этих деятелей во главе еще одной маленькой, нищей и никому не интересной страны третьего мира, но это уже иная тема.)
Потому в последние месяцы Махмуд Аббас предпринял беспрецедентные усилия, чтобы вернуть тему «мирного процесса» в центр израильской общественной электоральной и международной повестки дня. Так, в начале ноября с.г. в интервью Второму каналу ТВ Израиля он заявил, что «Палестина для него — это Западный берег Иордана, Газа и Восточный Иерусалим», тем самым намекнув на готовность отказаться от своего наиболее проблематичного с точки зрения израильтян требования — «права на возвращение» внутрь «зеленой черты» миллионов лиц, именующих себя потомками «палестинских беженцев». При том что часть левых израильских политиков приветствовали это заявление как «позитивное изменение» позиции палестинского руководства и потребовали от премьер-министра Биньямина Нетаньяху принять «предварительные условия» Махмуда Аббаса для возобновления переговоров, большинство израильтян расценили его исключительно как попытку лидера ПНА повлиять на местное общественное мнение в преддверии выборов в кнессет. Тем более что в интервью арабским СМИ Абу Мазен поспешил дезавуировать свое заявление.
Параллельно руководство ПНА в одностороннем порядке, без согласования с Израилем, обратилось в ООН с просьбой поднять ее статус до уровня «государства-наблюдателя» ООН. Как можно заметить, этот шаг находился в резком противоречии с «соглашениями Осло», включавшими положение о том, что границы двух государств будут определены в ходе переговоров, и однозначно запрещающие любые односторонние действия.
Реакция Израиля не замедлила сказаться: в ответ на односторонние действия ПНА правительство Израиля приняло решение заморозить перечисление ПНА поступлений от налогов, собранных для нее в рамках Парижских соглашений, подписанных в 1994 г. в дополнение к «соглашениям Осло» и регулирующих экономические отношения между сторонами. Часть этих средств была потрачена на частичное погашение задолженности ПНА перед израильскими компаниями, в частности перед Электрической компанией «Хеврат Хашмаль», которой палестинцы задолжали около 175 млн долларов. Затем правительство Израиля приняло решение разморозить массированное еврейское строительства в Иудее, Самарии, а также в Восточном и Северном Иерусалиме, от чего оно ранее воздерживалось, чтобы не наносить ущерба перспективам переговорного процесса.
То, что обращение лидеров ПНА в ООН может быть для них крайне контрпродуктивно, не было секретом ни сегодня, ни более года назад, когда они впервые приняли решение в одностороннем порядке обратиться за признанием в ООН. Однако в ПНА полагали, что все возможные издержки будут скомпенсированы оперативным дипломатическим выигрышем. Их надежды в этом смысле озвучил, например, помощник Абу Мазена Хусам Зумлут, который в интервью западным СМИ заявил, что «после того как палестинцы были приняты в ООН в качестве государства-наблюдателя, статус-кво на территориях не может продолжаться… и потому в 2013 году между Израилем и ПНА будет установлена новая система взаимоотношений». То есть лидеры ПНА полагали, что изменение статуса их политического образования создаст новую политико-дипломатическую реальность и обеспечит такой уровень внешнего и вследствие этого внутреннего давления на израильское правительство, что заставит его принять все или почти все требования ПНА. Как можно заметить, ни того, ни другого, ни третьего пока не случилось. Напротив, ожидаемое палестинскими арабами внешнее давление на Израиль в данный момент ограничивается критикой (надо признать, достаточно резкой) планов по интенсификации еврейского строительства в основных поселенческих блоках Иудеи и Самарии, особенно в так называемой Зоне Е-1 — коридоре, соединяющем Иерусалим с северо-восточным пригородом столицы, городом Маале-Адумим. (Заметим, что порядка 90% израильтян убеждены, что этот район относится к числу тех, которые при любом варианте развития событий останутся под израильским суверенитетом.) Однако в наиболее критичном для лидеров ПНА пункте — модели возобновления переговоров, вектор давления постепенно переносится на палестинское руководство. По некоторым признакам, страны Запада, включая основных доноров ПНА, уже сейчас начинают формулировать свою позицию в том смысле, что именно Абу Мазен, коль скоро он «получил то, что хотел», должен проявлять «инициативу и гибкость» для возобновления дипломатического процесса.
А именно, возвратиться к столу переговоров не на своих, а на израильских условиях — отказавшись от требований к Израилю дать априорные гарантии на согласие провести границы по «зеленой черте», разделить Иерусалим и обсуждать «ответственность» Израиля за возникновение проблемы «палестинских беженцев».
22 декабря Россия и ЕС призвали ПНА и Израиль к прямым переговорам, подчеркнув, что стороны должны начать диалог без предварительных условий. В совместном заявлении главы МИДа России Сергея Лаврова и Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон содержалось недвусмысленное послание именно к ПНА «конструктивно использовать свой новый статус как государства-наблюдателя при ООН» и не предпринимать шагов, которые могли бы «углубить недопонимание с Израилем и еще больше затруднить переговорное решение». Нетрудно заметить, что в этом новом контексте в более выигрышном положении может оказаться уже Израиль, лидеры которого изначально настаивали на том, что именно позиция ПНА, включая отказ признать право Израиля на существование, поддержка террора, отсутствие гибкости при обсуждении права на возвращение беженцев и подстрекательство против еврейского государства, является причиной «застоя» в политическом процессе.
При этом нельзя сказать, что нынешняя ситуация для Израиля идеальна: плохой новостью для него может стать готовность Евросоюза навязать Израилю создание палестинского государства без всякой связи с двусторонними переговорами, нынешняя формула которых, по оценкам европолитиков, не приносит решений. Согласно просочившемуся в прессу внутреннему отчету израильского МИДа, ЕС будет требовать быстрого прогресса по самым спорным вопросам. С этой целью он готов предложить новые международные параметры для завершения конфликта, которые смогут вернуть мирный процесс в новый формат. С другой стороны, оставляя пока в стороне дискуссию о реалистичности поставленной ЕС цели «добиться сдвигов в течение ближайшего года» (то есть, что ЕС будет более успешен, чем Белый дом, провозгласивший ту же цель в начале первой президентской каденции Барака Обамы), не исключено, что лидеры ПНА проигрывают от такой постановки дела больше, чем Израиль. Ибо в новом формате Израилю будет предложено договариваться не непосредственно с «палестинцами», а с европейцами «по поводу палестинских арабов» через их голову, чего не раз добивались израильские правительства. И есть неплохой шанс, что на условиях, которые будут существенно ближе к израильской позиции, чем к «ультимативным предварительным условиям» палестинской стороны.
Иными словами, если сегодня Абу Мазен записал на свой счет немалый дипломатический выигрыш, то уже в среднесрочной перспективе его ход может оказаться для него весьма контрпродуктивным. В свете этих весьма неприятных для Абу Мазена последствий он поспешил «вбросить» на израильский электоральный рынок очередную порцию «горючего».
С одной стороны, команда Абу Мазена предприняла усилия, чтобы купировать обозначенную выше ситуацию, при которой именно палестинцы, после голосования в ООН, в случае отсутствия с их сторон позитивных шагов навстречу Израилю, могут вернуть себе статус «серийных отказников» дела мира. В частности, высокопоставленный представитель ФАТХа Азам аль-Ахмад в интервью лондонской арабоязычной газете «Аль-Хайят» заявил, что после завершения выборов в Израиле палестинцы представят новую мирную арабскую инициативу. По его словам, мирная инициатива предполагает возобновление переговоров сроком на полгода при условии, что Израиль заморозит строительство в еврейских поселениях на палестинских территориях. Параллельно в мировые СМИ были вброшены результаты опроса, проведенного Иерусалимским институтом по изучению средств массовой информации, согласно которому 62% палестинцев считают, что «для того, чтобы положить конец конфликту, необходимы переговоры с Израилем». С другой стороны, лидеры ПНА попробовали еще раз, теперь уже в угрожающем тоне, напрямую обратиться к израильским избирателям: 21 декабря в израильских СМИ было опубликовано неофициальное заявление неназванных «высокопоставленных представителей ПНА», которые предупредили, что в случае, если на выборах 22 января победит Биньямин Нетаньяху, палестинцы готовы предпринять целый ряд санкций против Израиля. В частности, подавать иски в Международный суд в Гааге за военные преступления, организовать массовые демонстрации в Иудее и Самарии, попытаться мобилизовать международные санкции против Израиля, а также «поставить под угрозу» сотрудничество между Израилем и ПНА в области безопасности. И наконец, в качестве последнего средства воздействия на израильтян Махмуд Аббас в интервью газете «Гаарец» пригрозил, что если после израильских выборов не будет никакого прогресса по вопросу о переговорах, он позвонит премьер-министру Нетаньяху и «сдаст ключи» от ПНА, после чего именно ему придется нести за нее ответственность. Как и предыдущие ходы главы ПНА, эффект от этого заявления был невелик и во многом «связан» с реакцией недавно покинувшего (как считается, ненадолго) пост министра иностранных дел Израиля лидера партии «Наш дом — Израиль» Авигдора Либермана. Либерман «поздравил» Абу Мазена с тем, что тот «наконец-то осознал, что только после его отставки с поста главы ПНА появится возможность возобновить мирный процесс». В своем ответном заявлении Либерман заметил, что «среди палестинцев найдутся альтернативные нынешнему председателю ПНА фигуры, с которыми можно вести политический диалог».
Что же касается израильских избирателей, на них демарш палестинцев не произвел особого впечатления, за исключением укрепления у них убеждения в том, что на «той стороне» у Израиля по-прежнему «нет партнера».

«ИБВ», 30.12.2012

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс". Занимает должность главного ученого министерства абсорбции.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria