Владимир (Зеэв) Ханин

Дипломатический демарш палестинских арабов в ООН: расстановка сил и последние попытки поиска компромисса

Как стало известно 15 сентября, глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас (Абу-Мазен) заявил о намерении палестинцев добиваться полного признания своей государственности в Совете Безопасности ООН. Тем самым он дезавуировал данные им 24 часами ранее в Каире обязательства комиссару ЕС по внешним связям Кэтрин Эштон и саудовскому министру иностранных дел Сауду аль-Фейсалу (Saud al-Faisal) ограничиться обращением в Генеральную Ассамблею ООН, решения которой носят менее обязывающий характер.

Мотивы и последствия

Этим шагом руководство ПНА/ ООП отвергло согласованный с Эр-Риядом американо-европейский план, предоставлявший им возможность отойти "без потери лица" от своих явно завышенных ожиданий, не реализация которых может привести к новому витку насилия в Восточном Средиземноморье, и, в перспективе, вернуться к прямым переговорам с Израилем "без предварительных условий". В обмен на отказ от своих явно неконструктивных требований, палестинским арабам было обещано некоторое повышение международного статуса ПНА и возобновление в полном объеме связей с США, сильно пострадавших от дипломатического демарша Абу-Мазена.
Одной из причин этого "разворот на 180 градусов" Абу-Мазена, могло быть влияние турецкого премьер-министра Р.Т. Эрдогана, который в последнее время стал одним из наиболее непримиримых критиков Израиля на международной арене. По данным компетентных израильских источников, Эрдоган, встретившись с Абу-Мазеном в Каире, заверил его в том, что в случае, если он не будет "отклоняться от последовательной антиизраильской линии", Турция скомпенсирует палестинцам неизбежные экономические и дипломатические издержки их отказа принять американо-европейский компромисс, в том числе, покрыть многомиллионный дефицит текущего бюджета ПНА.
В любом случае, лидеры ПНА/ООП пока готовы идти "ва-банк", отвергая любые предлагаемые им компромиссы. Нынешние настроения палестинского руководства достаточно откровенно сформулировал Набиль Шаат, по словам которого, палестинские арабы не откажутся от одностороннего признания своего государства через ООН, даже если переговоры с Израилем, и на их условиях, "возобновятся завтра". Поэтому, обозреватели не возлагают слишком больших надежд на посланников международного "квартета" по ближневосточному урегулированию, которые собираются 18 сентября в Нью-Йорке в последней попытке возобновить мирные переговоры между Израилем и ПНА и не допустить конфронтации из-за намерений Рамаллы добиваться независимости через Совет Безопасности ООН.
Оценки данной политики лидеров ПНА расходятся. "Оптимисты" готовы принять на веру утверждения Абу-Мазена, о том, что данный ход призван лишь "разморозить" застрявший переговорный процесс, в котором ПНА сможет участвовать уже от имени государства, после признания которого ООН "можно будет согласовать с Израилем все необходимые детали". Напротив, "пессимистический" взгляд на вещи предлагает рассматривать "максималистский" вариант обращения ПНА в ООН и отклонение предложенного им компромисса как отход от линии "контролируемого конфликта интересов", которой палестинцы и Израиль придерживались после поражения "интифады" 2000-2003 гг., что во многом возвращает израильско-палестинское противостояние в экзистенциальную ("борьба за выживание") плоскость.
Если правы первые, то палестинцы должны были бы ухватиться за американо-европейско-саудовские предложения (явно согласованные в основных параметрах и с Израилем). Коль скоро этого не случилось, то ближе к истине второй подход, опровергающий корректность устоявшегося в международных дипломатических и журналистских кругах мнения, согласно которому тот или иной вариант голосования в ООН по палестинской заявке будет лишь необязывающей декларацией солидарности с ПНА или Израилем. (Коль скоро оно, в любом случае, не создаст новой юридической реальности и мало что изменит на практике).
Вопреки такому мнению, этот акт, во-первых, будет иметь важное символическое значение, и среди прочего, создаст дополнительные – если не непреодолимые – трудности разрешения арабо-израильского конфликта дипломатическим путем. Во-вторых, есть основания предполагать, что демарш ПНА/ООП и реакции на него уже в среднесрочной перспективе будет иметь серьезные геополитические последствия не только для стран региона, но и государств, отдаленных от зоны арабо-израильского конфликт. И в третьих, в более общем плане дипломатический конфликт вокруг "файла ПНА" в ООН обещает стать одним из внешних проявлений цивилизационного противостояния "демократического Запада" с "диктатурами Востока".

"Демократии" против "диктатур"

Иными словами, значение голосования в Генассамблее ООН, о котором идет речь, отнюдь не исчерпывается формально-символическим характером этого акта. И израильтяне, и палестинские арабы сегодня вполне отдают себе в этом отчет, в силу чего обе стороны считают своей непосредственной целью добиться "моральной победы" над оппонентами. Для ПНА/ООП такой победой будет возможность собрать на голосовании максимальное число голосов за резолюцию о признании палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Иерусалиме. Абу-Мазен уже сообщил, что он заручился поддержкой "подавляющего большинства" государств, представленных в ООН, и, не исключено, что он не слишком преувеличивает. Нет сомнений, что у ПНА/ООП есть неплохой шанс провести интересующую их резолюцию через Генассамблею ООН, где традиционно существует устойчивое большинство арабо-мусульманских и авторитарных "неприсоединившихся" государств "третьего мира", почти всегда готовых поддержать любую антиизраильскую резолюцию.
Со своей стороны, Израиль рассчитывает "переиграть" ООП на двух других полях. Во-первых, на голосовании в Совбезе ООН, где по уставу, поданная ПНА резолюция должна получить поддержку не менее 9 из 15 его членов – притом, что ни один из постоянных членов СБ не голосует против. Из этих последних, на сегодняшний день Россия и Китай склоняются поддержать заявку ПНА, Соединенные Штаты выступают против нее, а Великобритания и Франция пока не определились, и, не исключено, что, как минимум, воздержатся при голосовании. В этом случае "моральной победой" Израиля будет ситуация, при которой пропалестинская резолюция будет провалена не только с помощью гарантированного американского вето, но и благодаря поддержке непостоянных членов СБ, не дав арабо-исламскому блоку возможность представить итоги голосования в СБ ООН как исключительно американское решение. (На то, что дипломатические круги западных стран активно работают в этом направлении, некоторое время назад намекнули высокопоставленные представители Госдепа США).
Вторым полем является голосование в ГА ООН, где благодаря численности арабо-мусульманского блока стран и прочих авторитарных и диктаторских режимов, Израиль, разумеется, не получит поддержки большинства, но зато имеет шанс одержать "моральную победу", найдя понимание своей позиции у демократических государств. Так, за некоторым исключением, главы либеральных демократий англосаксонского мира и Западной Европы, весьма разочарованы односторонним демаршами палестинских арабов, и настоятельно рекомендуют их лидерам "прекратить поиск отговорок" и вернуться к столу переговоров с Израилем "без предварительных условий".
Разумеется, конкретное поведение представителей этих стран на голосовании в ГА ООН будет определяться целым комплексом факторов (в силу чего, например, среди 27 членов Евросоюза есть как те, кто взвешивает возможность поддержать палестинскую инициативу, так и те, кто готов проголосовать против нее, либо воздержаться). Тем не менее, как считает заместитель министра иностранных дел Израиля Дани Аялон, Израиль в состоянии сформировать в рамках ООН блок из 60-70 влиятельных на международной арене государств, которые выступят против одностороннего провозглашения палестинской независимости. Причем, по мнению Аялона, голосовать они будут не только в соответствии со своими убеждениями, но и со своими интересами на Ближнем Востоке.
В этой ситуации и палестинским арабам, и израильтянам будет крайне важна, с точки зрения борьбы за "моральные приоритеты", поддержка стран, режимы которых, по крайне мере на первый взгляд, не относятся однозначно к категории "идеологически ангажированных". Первая такая группа это страны Латинской Америки, большинство из которых уже высказались в поддержку признания палестинского государства "в одностороннем порядке и в границах 1967 года", и с высокой долей вероятности, проголосуют за такой шаг на Генеральной Ассамблее ООН. Напротив, менее однозначна позиция двух других групп стран – "новых демократий" Восточной Европы и Южной и Восточной Азии, а также государств постсоветского пространства.

Постсоветский фактор

Не секрет, что настроения и планы политического руководства этой последней группы государств отслеживаются заинтересованными сторонами с особым вниманием. Со многими из них у Израиля за двадцатилетие, последовавшее после распада СССР (власти которого долгие годы проводили явно пропалестинский и антиизраильский курс на мировой арене) установились многообразные и широкомасштабные экономические, политические, культурные и прочие связи. Причем связи с четырьмя из этих стран – Российской Федерацией, Азербайджаном, и, в несколько меньшей степени, также с Украиной и Казахстаном в последние годы по ряду параметров приближаются к уровню стратегического партнерства.
Станет ли все это основанием для поддержки именно израильской позиции в противовес палестинской, если дело дойдет до голосования в ГА ООН? Однозначного ответа пока не имеется. Позиция России в этом вопросе формируется под влиянием ее долгосрочных интересов в арабском и мусульманском мире, стремления вернуться в качестве сверхдержавы на Ближний Восток, а также давних связей СССР, правопреемником которого является Россия, с организацией "палестинских светских националистов" ООП. И потому РФ, как отмечалось, склонна поддержать ООНовкую заявку этой организации, несмотря на отсутствие консенсуса по данному вопросу в российском политическом, дипломатическом и военном истеблишменте. Именно в таком контексте (на фоне уклончивых комментариев президента РФ Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина) неоднократно высказывался министр иностранных дел России Сергей Лавров.
В случае если Россия так и поступит, за ней, скорее всего, последуют ее ближайшие постсоветские партнеры – Белоруссия и Армения, а также мусульманские республики Центральной Азии – Узбекистан, Таджикистан, Туркмения и Киргизия. С другой стороны, есть основания предполагать, что постсоветские страны, объявившие о своем "европейском выборе" займут в ООН позицию, более благоприятную для Израиля. Речь в данном случае может идти об Украине, Грузии, некоторых или всех из трех прибалтийских государств (Литва, Латвия и Эстония), а также, возможно, Молдова.
В этой ситуации, позиция "постсоветских региональных гигантов", Азербайджана и Казахстана, выглядит особенно критичной. Обе эти страны медленно, но уверенно замещают Турцию в качестве основного стратегического партнера Израиля в мусульманском мире, и имеют хороший шанс, в случае, если "неооттоманский" курс Эрдогана перейдет некую "красную черту", предложить себя Западу как более "вменяемую" альтернативу Турции в быстро теряемой ею роли "моста Европы в тюрко-исламский мир". Потому нет сомнения, что если две эти страны проголосуют против одностороннего провозглашения палестинской государственности в ООН, или, по крайней мере, воздержатся на голосовании в Генеральной Ассамблее по этому вопросу, это будет намного более существенно, чем просто еще два голоса в пользу израильской позиции.
К сожалению для Израиля, шансы на реализацию такого сценария не слишком велики. При всей заинтересованности в развитии стратегического партнерства с Израилем и укреплении отношений с США и Евросоюзом, Азербайджан и Казахстан в своей нынешней геополитической роли, вероятнее всего, не готовы, подвергнуть угрозе свой с трудом завоеванный статус в мусульманском мире, открыто выступая против инициативы ПНА/ООП. Говоря простым языком, обе страны - как, в прочем, и Россия – не слишком стремятся быть среди первых государств, признавших палестинское государство, но вряд ли могут позволить себе быть среди последних. Некоторые обозреватели предполагают, что неплохим выходом для всех этих стран был бы ход, который они с успехом использовали в прошлом: поддержав пропалестинскую резолюцию на Генассамблее ООН, в дальнейшем действовать в структурах ООН и на иных международных форумах против ее наполнения каким-либо особым практическим содержанием.
Не исключено, что в мире найдутся страны, причем не только постсоветские, которые именно такой сценарий сочтут для себя оптимальным.

«ИБВ», 20.09.2011

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс". Занимает должность главного ученого министерства абсорбции.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria