д-р Зеэв Ханин

Выборы закончились, война за "русские голоса" - нет

Сколько голосов "русских" получила каждая партия? Репатрианты вновь сделали Нетаниягу премьером, хотя политтехнологи Ливни старались "отогнать" их от "Ликуда" или убедить вообще не идти на выборы. Непроходные "русские" партии подарили мандат "Ликуду".
По итогам выборов в Кнессете 18-го созыва будет 12 партий, включая 5 общенациональных (левоцентристские "Кадима" и "Авода", ультралевый МЕРЕЦ, правоцентристский "Ликуд", и правый блок "Ихуд Леуми"); 2 "секторально-общенациональные" ("русская с израильским акцентом" НДИ и партия религиозных сионистов "Еврейский дом"); 2 "секторальные" еврейские (партия сефардов-традиционалистов ШАС и ультраортодоксальный ашкеназский блок "Яадут Ха-Тора") и 3 арабские партии (компартия ХАДАШ, исламский блок РААМ-ТААЛь и радикально-антисионистский список "палестинцев 1948 года" БАЛАД).

"Русские" как "делатели премьеров"

После завершения подсчета голосов выяснилось, что израильская политическая система, полностью преодолев последствия устроенного в 2005 году Ариэлем Шароном и Шимоном Пересом "большого взрыва", вернулась к состоянию относительного паритета между правым и левым лагерями политического спектра. В этой ситуации (характерной для израильской политики 80-х и начала 90-х годов), перевес одного "широкого блока" над другим, и следовательно – возможность доминирующей в этом блоке партии сформировать и возглавить правительственную коалицию, зависит от относительно небольшого числа "плавающих" мандатов.
Изрядную долю этих, как правило, политически умеренных и социально-ориентированных избирателей, являющихся объектом притязаний разного рода секторально-центристских и "тематических" партий, составляют представители определенной категории выходцев из бывшего СССР. На сегодня эта категория избирателей, в прошлом, видимо, голосовавших за "Исраэль ба-алия", "Шинуй" и "Кадиму", в основном "структурировалась" в рамках "социально-центристской" фракции НДИ, дав этой партии не менее трети из ее 15 мандатов. Они стали дополнением к 3-4 мандатам "русских правых" из электорального ядра НДИ.
Не случайно, что от решения именно этой, по происхождению "русской", но сделавшей ощутимую общенациональную заявку партии, сегодня во многом и зависит, кто же именно станет премьер-министром страны – кандидат правого лагеря Биньямин Нетаниягу или кандидат левых Ципи Ливни.
Впрочем, русскоязычный электорат был лакомым куском и для других общеизраильских ("Ликуд", "Кадима", "Авода") и "нерусских" секторальных партий (прежде всего ШАСа), заставляя их старательно демонстрировать "русский акцент". Особенно актуально это было для партий, лидеры которых претендовали на пост главы правительства – "Кадима" и "Ликуд".
Совокупный потенциал левых партий на протяжении всей кампании стабильно отставал на 8-12 мандатов от потенциала движений право-национального лагеря, что и зафиксировали итоги выборов ("правые" – 65 мест в Кнессете, "левые" – 55). Поэтому подкрепить премьерские амбиции Ливни могло только решительное сокращение разрыва между "Кадимой" и "Ликудом".
Политтехнологи Ливни сделали все, чтобы если не вернуть ушедшие "вправо" голоса центристов-шаронистов (их разделили между собой "Ликуд" и НДИ), то по крайней мере "раздеть" остальные левые партии. Эта задача была ими выполнена блестяще: партия Труда потеряла в пользу Кадимы около трети своих избирателей, МЕРЕЦ оказался на грани прохождения электорального барьера, а "пенсионеры" и "зеленые" вообще не попали в Кнессет.
Впрочем, и этого могло не хватить для той "технической победы" (на один процент и один мандат больше, чем у "Ликуда"), которую в конечном итоге записала на свой счет "Кадима". Последней надеждой оставались 3-4 до последнего момента не определившихся "русских" мандата, которые следовало либо приблизить к "Кадиме", либо, по крайней мере, не дать "Ликуду" их "освоить", убедив поддержать НДИ, ШАС, либо неперспективные списки, а самое лучшее – вообще не пойти на выборы.
Вопрос, кому же в конечном итоге достались эти мандаты, совсем не праздный. Если они у "Ликуда" – то именно "русские" избиратели сделали Биби главным претендентом на пост премьера. Если у "Кадимы" (или, на худой конец, партий, которые, теоретически, могут быть партнерами Ливни по коалиции) – то большая удача ее пропагандистов.
Не случайно, что почти сразу же после выборов главы "русских штабов" обеих партий выступили с идентичными взаимоисключающими заявлениями. Так, Юлий Эдельштейн, объявил, что по итогам выборов партия на получила от репатриантов около 5 мандатов – то, что и предсказывалось ранее. Его коллега Зеэв Элькин, который заметил, что "Ликуд", по его данным, на "русской улице" был вторым после НДИ. Он оценил успехи своих конкурентов из "Кадимы" и ШАСа в мандат-полтора.
В свою очередь, руководители "русского" предвыборного штаба "Кадимы" Марина Солодкина, Роман Гуревич и Юрий Бочаров заявили, что это как раз их партия получила 4-5, а то и больше "русских" мандатов, а вот Ликуд "с треском провалил" кампанию на "русской улице", получив там от 2 до 3,5. Так кто же из них прав, и как на самом деле распределились между партиями 20 "русских" мандатов?

Оценки и методы

С прекращением деятельности Института социально-политических исследований, проводившего регулярный мониторинг "русской общины", в распоряжении исследователей осталось немного неангажированных источников, которые в режиме "реального времени" могут дать сравнительно объективную и точную картину политических настроений "русских" израильтян. "Русских" exit-poll'ов, которые могли бы подтвердить или опровергнуть заявления и оценки политиков и прочих заинтересованных лиц, на этих выборах тоже не проводилось.
Единственная абсолютно точная информация, которой мы располагаем – это число голосов, поданных за "аутсайдеров" общинной политики. Согласно данным ЦИК, "всеобщинная русская партия" "Исраэль Митхадешет" Михаила Нудельмана, движение "Лев" во главе с Алексом Тенцером и "нееврейско-славянский" список "Лидер" Александра Редько получили, соответственно, 2.705, 627 и 1.606 голосов избирателей.
Нетрудно предположить, что других избирателей, кроме русскоязычных (если пренебречь наличием в списке "Лидера" одного друза, который теоретически мог принести партии несколько десятков голосов своих соседей и родственников), у этих партий не было. Если учесть, что "цена" одного мандата на этих выборах составила примерно 27.000 голосов, то в сумме эти три партии "отправили в корзину" примерно пятую часть "русского" мандата, отобрав его, скорее всего, у НДИ.
В прессе уже появились сетования на то, что "русские" и в этом случае вновь постарались не для "своих", ибо примерно столько голосов не хватило НДИ, чтобы согласно подписанному с "Ликудом" договору о распределении остатков получить 16 мандат для своего "русского" кандидата Ицхака Славина. Зато из-за этого в Кнессет вошла 27-й номер в списке "Ликуда", коренная израильтянка Мири Регев.
Что же касается остальных партий, то точной информацией об их "русском" электорате на выборах 2009 года за отсутствием данных exit-polls мы не располагаем. Тут возможно лишь сопоставление информации из нескольких источников. Во-первых, можно провести сравнение "закрытых" внутренних опросов "русской улицы", проведенных по заказам различных политических партий Нетрудно понять, что такой информацией партии делятся весьма скупо – особенно, в случае если результаты не оправдывают их надежд. К тому же, известный в прикладной социологии феномен подсознательного желания "угодить заказчику" путем устраивающей его формулировки вопросов нередко приводит к перекосам в итоговых данных.
Во-вторых, можно использовать данные общеизраильских опросов, учитывающих специфические группы населения – в частности, выходцев из бывшего СССР. (Недостатком этого метода является узость выборки и проблематичность метода опроса. Нетрудно заметить, что при обычном в таких случаях числе опрошенных в 550-600 человек, число русскоязычных респондентов составит примерно 80-120 человек. Остается только гадать, в какой мере выводы, сделанные на основе опроса в "сплошном потоке" – на иврите, без учета особенностей респондентов – соответствуют реальной картине).
В-третьих, можно сравнивать голосования в интернете. В принципе это нерепрезентативные данные, ибо оставляют "за бортом" немалую часть русскоязычного населения, которая Рунетом не пользуется. Но, нужно учитывать очень большой объем выборки, и тот факт, что разные сайты обращаются к разной аудитории, а это дает представление о наиболее общих тенденциях.

Фавориты и аутсайдеры

Таким образом, ни один из указанных методов не свободен от недостатков, но их сочетание позволяет уловить наиболее общие параметры электоральных настроений "русской улицы", и дать, хотя бы в общем, картину того, как она распорядилась своими 20 мандатами.
Судя по всем этим данным, примерно половина русскоязычных избирателей предпочла в день выборов проголосовать за "Наш дом Израиль", что дало ей, по разным оценкам, от 9 до 11 мандатов. НДИ, таким образом, практически сохранила свой русскоязычный потенциал, полученный в 2006 году и на муниципальных выборах, хотя состав этого корпуса избирателей претерпел немалые изменения. На этот раз он включал и тех русскоязычных, которые проголосовали за НДИ как наиболее реальную "русскую" секторальную силу, и тех, кто видел в ней искомую "израильскую партию с русским акцентом", а также тех, кто поддержал программу партии и ее лидера, вне всякой связи с ее этническим контекстом.
Сделав в начале кампании акцент на "ивритскую улицу", и выстроив таким образом свой список, НДИ начала было терять "русские" голоса в пользу "Ликуда" (в середине января НДИ опережал Ликуд только на 1,5-2 "русских" мандата) и частично, других партий. Но к началу февраля тенденция решительно переменилась. Успех НДИ был обеспечен удачным сочетанием общенациональных и секторальных мотивов в ее пропаганде, эффектом "сильного лидера", набравшего немалое число как общеизраильских, так и "русских" протестных голосов, а также мощной муниципальной базой.
Лишь перед самыми выборами "русский" штаб "Ликуда" сумел сорганизоваться и вернуть себе часть голосов, которые потянулись к Либерману. В итоге, партия завершила выборы, сумев получить по разным данным, от примерно четверти до 30% голосов русскоязычных избирателей, или от 4.5 до 5.5 мандатов, сумев улучшить почти вдвое результат трехлетней давности.
Успех партий левого лагеря был намного более скромным. Поддержка "Кадимы", по имеющимся в нашем распоряжении данным, в последние недели колебалась в пределах 8-12% русскоязычных голосов. Причем рейтинг партии, подросший было в начале осени с менее чем одного до почти двух мандатов, в последующие недели стабильно падал. Лишь благодаря мощным усилиям и большим средствам, брошенным на "русскую улицу" уже в самом конце избирательной кампании, тенденция вновь переменилась.
В итоге "Кадима" сумела получить от полутора до двух с половиной "русских" мандатов – примерно половину от того, что сумела завоевать на прошлых выборах. Учитывая политические перипетии последних лет и тяжелейший кризис в отношениях партии с репатриантами, можно считать это весьма неплохим результатом. Какую-то часть этих голосов составили бывшие русскоязычные избиратели партии Труда, которые потянулись в "Кадиму" вслед за своими ивритоязычными коллегами. Сама же партия Труда в итоге получила существенно менее одного репатриантского мандата.
Леворадикальный МЕРЕЦ, который в прошлые годы получал от четверти до почти целого "русского" мандата, на этот раз потерпел фиаско - за него проголосовало несколько сот, максимум – пару тысяч выходцев из бывшего СССР. На противоположном полюсе политического спектра около половины мандата, или чуть больше того, в сумме получили "Еврейский дом" и блок правых партий "Ихуд Леуми". Наконец, не остался в стороне и ШАС. Благодаря интенсивной кампании как среди выходцев из бывших республик Средней Азии и Кавказа, так и "русских ашкеназов" (которую, правда, сильно подпортили "антилибермановские" высказывания духовного лидера партии) сумела завоевать от примерно половины до целого мандата, дав, таким образом, выходцу из Грузии Ави Михаэли вновь попасть в Кнессет. Остальные "русские" голоса рассеялись по другим, в массе своей – не прошедшим электоральный барьер партиям.
Таким образом, основную массу "русских" голосов поделили правоцентристские партии – НДИ и "Ликуд". Понятно, что переведя дух после выборов, обе партии с удвоенной силой продолжат выстраивание своей "русской" инфраструктуры и конкуренцию за голоса выходцев из бывшего СССР – даже если эта конкуренция на каком-то этапе будет походить на сотрудничество.

Изрус, 16.01.2009

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс".


  • Другие статьи о выборах
  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria