Кэролин Глик

Подлинный соперник Нетаниягу на выборах

Предстоящие 17 марта выборы официально имеют отношение только к израильтянам. В зависимости от того, как мы проголосуем, в офисе главы правительства останется либо премьер-министр Биньямин Нетаниягу, который сформирует новое правительство, опирающееся на его партию Ликуд, либо оно будет сформировано Ицхаком Герцогом и Ципи Ливни.

Но неофициально разворачивается намного более серьёзная электоральная драма. Выбор происходит не между Нетаниягу и Герцогом/Ливни. Он – между Нетаниягу и президентом США Бараком Обамой.

По мнению Белого дома, если новое правительство сформируют Герцог и Ливни, то Иерусалим будет плясать под музыку Обамы. Если же будет переизбран Нетаниягу, тогда всё здание ближневосточной политики Обамы может зашататься и рухнуть.

Госсекретарь Джон Керри в своих замечаниях, высказанных прошлой весной перед Тройственной комиссией, ясно выразил желание администрации свергнуть Нетаниягу. Именно в той памятной речи Керри постарался дискредитировать Израиль, заявив, что если мы как можно быстрее не вручим ООП свободные от евреев Иерусалим, Иудею и Самарию, мы автоматически и естественно превратимся в государство апартеида.

Несмотря на "коррумпированность Израиля", Керри всё ещё хранил надежду. По его словам, «если [в Израиле] произойдёт смена правительства или изменится точка зрения, что-нибудь обязательно произойдёт».

Вскоре после того, как Керри подобным образом связал Израиль с апартеидом, его посредник по Ближнему Востоку Мартин Индик в своём поразительном интервью газете «Едиот Ахронот» обрушился на Израиль и на характер народа Израиля.

Среди прочего Индик намекнул, что для того, чтобы заставить Израиль пойти на требуемые ООП уступки, палестинцам стоит начать новую террористическую войну.

Индик также угрожал, что палестинцы получат своё государство независимо от того, согласится ли Израиль на их условия или нет. По его словам: «В конце концов, они получат своё государство – либо с помощью насильственных действий, либо обратившись к международным организациям».

Индик произнёс свои заявления в качестве неназванного официального представителя США. Когда его имя было обнародовано, он был вынужден уйти со своего поста. Оставив государственную службу, он вернулся на своё прежнее место работы вице-президента института Брукингса и руководителя его программы внешней политики. В сентябре прошлого года «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что институт Брукингса получил в качестве пожертвования 14,8 миллиона долларов от Катара, главного финансового спонсора Хамаса и Мусульманских братьев.

На этой неделе Индик побывал в Израиле, чтобы выступить на ежегодной Конференции по исследованиям национальной безопасности. В своём выступлении он обрисовал нам, что мы должны ожидать от администрации Обамы за оставшиеся ей два года, если Нетаниягу сформирует следующее правительство.

Что касается палестинского фронта, Индик предупредил, что Израилю не следует опасаться того, что палестинцы добьются принятия Советом Безопасности ООН антиизраильской резолюции. Он должен быть готов к тому, что США присоединятся к другим постоянным членам Совета Безопасности и поддержат резолюцию, которая, «против желания Израиля», «сформулирует принципы решения о двух государствах для двух народов».

Как намекнул Индик, Израиль может избежать такой участи, если выберет правительство Герцога/Ливни. Это правительство, указал он, не дожидаясь подобного решения Совета Безопасности, уступит всем требованиям палестинцев и тем самым избежит конфронтации с Соединёнными Штатами и их коллегами по Совету Безопасности.

«Если в Израиле после этих выборов будет образовано правительство, которое решит воплощать в жизнь формулу ’два государства для двух народов‘», - объяснил он, - «тогда перед ним откроется дорога вперёд. Оно начнёт с координации своей инициативы с Соединёнными Штатами. А затем, вместе со США, оно обратится к Египту и Иордании, и к возрождению арабской мирной инициативы».

Что касается Ирана, Индик выразил недоумение по поводу озабоченности, проявляемой Израилем в связи предполагаемым соглашением, которое Обама стремится заключить с иранским режимом в отношении его программы создания ядерного оружия. Это соглашение оставляет Иран как «пороговое ядерное государство» - государство, стоящее перед порогом, за которым лежит возможность создания ядерного оружия. Индик высказал предположение, что США могут принять во внимание озабоченность Израиля, подписав с ним двустороннее соглашение, в соответствии с которым США обязуются предпринять какие-либо шаги, если Иран переступит через ядерный порог.

Но такого рода соглашение сопряжено с тремя проблемами.

Во-первых, как отметил бывший посол Израиля в США Итамар Рабинович, такое соглашение, скорее всего, не позволит Израилю предпринимать независимые действия против ядерных центров Ирана.

Во-вторых, Соединённые Штаты обладают уникальным послужным списком крупных упущений, когда речь идёт о реализации ядерных программ различными странами. Разведывательные службы США были застигнуты врасплох, когда Индия, Пакистан и Северная Корея присоединились к ядерному клубу. Они постоянно недооценивали иранскую активность в ядерной сфере и несколько раз были также застигнуты врасплох попытками Сирии прорваться к овладению ядерным оружием. Другими словами, для Израиля было бы безумием верить в то, что США будут вовремя реагировать на попытки Ирана пересечь ядерный порог.

И третьим, конечно, является продемонстрированное США отсутствие воли – особенно при администрации Обамы – предпринимать какие-либо действия, которые могли бы помешать Ирану заполучить ядерное оружие. Так что у Израиля нет каких бы то ни было оснований верить в то, что США будут выполнять условия подобного соглашения.

Но тогда - ибо администрация Обамы верит в то, что Герцог и Ливни будут охотно следовать в фарватере её политики - Белый дом может рассчитывать на то, что они фактически откажутся от права Израиля на самозащиту и передадут заботу о национальной безопасности Израиля в связи с Ираном в руки Обамы.

И это подводит нас к реальному соперничеству, разворачивающемуся в преддверии выборов 17 марта.

Когда спикер Палаты представителей Джон Бёнер объявил в прошедшем месяце, что он пригласил Нетаниягу обратиться к объединённому заседанию двух палат Конгресса со своим видением угрозы, исходящей от ядерной программы Ирана и от радикального ислама, он не намеренно превратил израильские выборы из сугубо локального мероприятия в соперничество между Обамой и Нетаниягу.

Реакция Обамы на выступление Нетаниягу была поразительной. Его носящие личный характер нападки на Нетаниягу, его открытые действия, направленные на то, чтобы заставить законодателей-демократов бойкотировать выступление Нетаниягу, агрессивные попытки его администрации нанести урон репутации Израиля в Соединённых Штатах были беспрецедентны. Более всего другого они отражали глубоко укоренившийся страх, что Нетаниягу удастся выставить на всеобщее обозрение серьёзную опасность, которую представляет политика Обамы по отношению к Ирану и к исламскому миру в целом, для безопасности всего мира.

Этот страх выглядит вполне объяснимым по двум причинам.

Во-первых, из-за бросающейся в глаза неуравновешенности реакции администрации на новость о предстоящем выступлении Нетаниягу, приглашение Нетаниягу Бёнером дало толчок запоздалым общественным дебатам в США, касающимся стратегии Обамы по умиротворению иранского режима. Даже стабильно поддерживающая Обаму редакция газеты «Вашингтон Пост» опубликовала в течение последних недель язвительную критику этой политики.

В опубликованных аналитических материалах впервые отмечалось, что своей политикой по отношению к Ирану Обама оттолкнул и ослабил союзников Америки, позволил Ирану расширить свою ядерную программу и усилил Иран регионально, не предотвратив взятие им под свой контроль Ирак, Сирию, Ливан и Йемен.

Во-вторых, вполне возможно, что своими высказываниями по поводу Ирана и радикального ислама Нетаниягу сумеет дискредитировать подход Обамы к обеим проблемам. Это возможно потому, что подход Обамы плохо поддаётся объяснению.

На прошлой неделе, после обезглавливания 21 египетских христиан-коптов боевиками Исламского государства администрация Обамы осталась в полном одиночестве в своем отказе признать, что эти люди были убиты только потому, что они христиане. Когда Египет ответил на убийство воздушными ударами по тренировочным лагерям и другим объектам Исламского государства в Ливии, администрации Обамы отказалась поддержать своего союзника. Вместо этого она подвергла Египет критике за самостоятельные действия и призвала к политическому урегулированию в Ливии, в которой сейчас правят два соперничающих правительства и которая превратилась в рассадник террористов Исламского государства, перебирающихся из Ливии в Синай.

После зверского убийства христиан руководители Исламского государства выступили с угрозами завоевать соседнюю Италию. Премьер-министр Италии Маттео Ренци пообещал отреагировать на угрозы со всей мощью, а затем призвал Совет Безопасности ООН сделать что-нибудь. Администрация Обамы ответила на этот призыв столь же холодно, как и на призыв египтян на прошлой неделе.

Хамас (который предположительно намного умереннее, чем Исламское государство, несмотря на его интенсивное взаимодействие с подготовленными в Ливии исламистскими боевиками в Синае) предупредил Италию, чтобы она не атаковала Исламское государство в Ливии, что будет расцениваться, по словам Салаха Бардауил, как начало «нового крестового похода против арабских и мусульманских стран».

Пока на Ближнем Востоке происходило всё это, Обама председательствовал на его широко разрекламированной международной конференции под названием «Противостоя насильственному экстремизму». В конференции, по имеющимся сообщениям, участвовали представители из 60 стран, в том числе многие лидеры групп, связанных с Мусульманскими братьями, как, например, CAIR (Совет по американо-исламским отношениям). Очевидной целью этой конференции Обамы было преуменьшение и отрицание связи между терроризмом и радикальным исламом.

В своих замечаниях, сделанных в среду 25 февраля, Обама не пожалел времени, чтобы защитить свой отказ признать связь между исламом и Исламским государством, аль-Каедой и другими исламскими террористическими группами. Он настаивал, что эти группы «исказили ислам».

Обама косвенно утверждал, что в таком их поведении следует винить Запад, который предположительно исторически плохо обращался с мусульманами. По его словам, «реальность … такова, что существует такого рода отношение, которое не приемлет тактику Исламского государства, не приемлет насилие, но, тем не менее, согласно с тем, что мусульманский мир исторически страдал от обид, и иногда это было именно так».

Настойчивость Обамы в его утверждениях, что Исламское государство и ему подобные нападают из-за плохого поведения Запада, как они его воспринимают, совершенно не соответствует наблюдаемой реальности. Как продемонстрировал в журнале «Атлантик» на этой неделе Грэми Вуд (Graeme Wood) в своём глубоком анализе идеологии и целей Исламского государства, ислам является центральным элементом его идеологии. Исламское государство – это апокалипсическое движение, целиком и полностью укоренённое в исламе.

Бoльшая часть речи Нетаниягу перед Конгрессом посвящена его неприятию соглашения, которое Обама стремится заключить с Ираном. Но, возможно, вторая часть его речи – которая будет посвящена угрозе радикального ислама – окажется для Обамы не менее разрушительной. Упорный отказ Обамы признать тот факт, что самая большая угроза глобальному миру, включая и угрозу национальной безопасности США, исходит от радикального ислама, указывает на то, что ему нечего возразить против свидетельств, что джихадистский ислам представляет собой уникальную опасность, в отличие от тех опасностей, которые исходят от Западного шовинизма и расизма.

Трудно понять как особенности нынешних израильских выборов, так и истерическую реакцию Обамы на запланированную речь Нетаниягу, если не соглашаться с тем, что Обама явно ощущает угрозу в том послании, которое содержится в этой речи. Окружённый льстивыми помощниками и советниками, и до недавнего времени защищённый от критики поддерживавшей его масс-медиа, но при этом позволяющий себе свободно игнорировать Конгресс благодаря своему праву вето, Обама никогда не считал себя обязанным серьёзно объяснять свою политику относительно Ирана и исламских террористов в целом. Он никогда не выдерживал прямого вызова этой политике.

Сегодня Обама уверен в том, что находится в состоянии смертельной схватки с Нетаниягу. Если речь Нетаниягу завершится успехом, международную политику Обамы будет невозможно защитить. Если же Обама преуспеет в делегитимизации Нетаниягу ещё до его прибытия в США, и если ему удастся добиться его электорального поражения, тогда, при послушном ему израильском правительстве, перед ним больше не останется препятствий для реализации его планов умиротворения Ирана и осуждения Запада за деяния исламских террористов - до самого конца его каденции в Белом доме.

Перевод с английского Эдуарда Маркова

Real Clear Politics 3.2014

  • Другие статьи Кэролин Глик
  • Текст речи премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу в Конгрессе, 3.3.2015



  • TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria