Пётр Люкимсон

Дела и дни Ольги Сергачевой

В июне влиятельный американский журнал «The Software report» признал зам. гендиректора израильской компании Guardicore Ольгу Сергачеву одной из самых влиятельных женщин планеты в области кибербезопасности.

Согласитесь, это был вполне достойный повод для того, чтобы взять у нее в интервью. Отправляясь на встречу с Ольгой Сергачевой журналистка «Маарива» Став Намир готовилась к беседе с еще одной репатрианткой из бывшего СССР, прорвавшейся в мировую элиту хай-тека. И несколько растерялась, когда ее встретила обычная «харедия» - ультраортодоксальная еврейка.

- А я думала, что ты – «русская»… - только сказала журналистка.

- Но я и есть «русская», - с улыбкой ответила Ольга. – И предвидя следующий вопрос, могу сказать: да, в детстве меня учили играть на пианино. А когда с раннего детства стучишь по клавишам, то потом не так уж трудно овладеть клавиатурой компьютера. Я была к этому подготовлена.

От воспоминаний о жизни к России одна из самых больших мировых авторитетов в области кибербезопасности быстро перешла к рассказу о своей профессиональной карьере, но Став Намир прервала ее, не удержавшись от вопроса, как это все сочетается с ультраортодоксальном образом жизни?

- Да, я «вернулась к ответу», потому что это дало мне совершенно новый взгляд на жизнь, - ответила Сергачева. - Я всегда тянулась к нашей религии, к еврейскому, и я бы даже сказала, именно ультраортодоксальном образу жизни. В итоге я нашла себя в ХАБАДе, так как хасидизм мне все-таки ближе, чем другие течения. Но при этом ни я, ни муж не считали, что, если мы соблюдаем заповеди Торы, то должны отказаться от успеха на профессиональном поприще и заботы об обеспечении семьи.

Думаю, что в последнее время среди харедим вообще и ультраортодоксальных женщин в частности вообще изменился взгляд на эти вопросы. Если раньше работа интересовала религиозных женщин только с точки зрения заработка, то теперь они видят в ней еще и средство для самоутверждения и саморазвития. И они уже давно выбирают в качестве «дела жизни» не только педагогику, но и хай-тек, в котором они могут наиболее полно реализовать свой интеллектуальный потенциал.

К сожалению, все еще существует множество препятствий для интеграции ультраортодоксальных женщин на этом рынке. Да, многое в этом смысле сдвинулось к лучшему, но все еще остается немало явлений, вследствие которого такие женщины чувствуют себя в хай-тек компаниях чужими, если не сказать униженными, и вынуждены отказываться от работы.

- Я не очень понимаю, что ты имеешь в виду…

- То, что далеко не всегда в компаниях хотят считаться с чувствами сотрудников-ортодоксов и сделать так, чтобы они ощущали себя в дружественной среде. Например, обеспечить кошерную кухню, позаботиться о том, чтобы женщина и мужчина не работали в одном в одном кабинете. Или даже просто о том, чтобы еда на корпоративе была кошерной, он не проходил бы где-нибудь в бассейне и не сопровождался совместным купанием мужчин и женщин.
Я все чаще встречаюсь со случаями, когда харедимные женщины уходят из хай-тек компаний именно по этим причинам. Понятно, что у нас в Guardicore этого нет. У нас работают представители абсолютно всех слоев израильского общества, и мы делаем все возможное, чтобы никто из них не чувствовал себя ущемленным; чтобы мы все были одной семьей. Для нас главное в любом человеке – это его талант, и мы стараемся создать все условия для развития этого таланта.

Ольга рассказывает о том, что на протяжении своей карьеры не раз слышала, как коллеги судачили о ней за спиной, а иногда и прямо говорили: «Ты – харедия, но ты – не такая, как все харедим. У нас есть очень негативный опыт общения с харедим, но ты – другая. Ты – хорошая!».

- Я пыталась объяснить им, что я – никакая не «другая», а самая обычная религиозная еврейка, такая же, как и все; что и дома, и на работе я в своем поведении руководствуюсь, прежде всего, Галахой. Ну и меня всегда тут же засыпали вопросами о том, почему мы в тех или иных случаях поступаем так, а не иначе - ведь люди очень многого об иудаизме не знают.

К примеру, возьмем ту же Галаху, запрещающую мужчине пожимать руку женщине. Но в реальной жизни бывает так, что мужчина, с которым ты должна встретиться по работе, просто не знает об этом запрете. Для него это – нормальный стиль общения. Я посоветовалась с раввином, и он сказал, что если в том обществе, в котором я вращаюсь, принят такой способ приветствия, то я могу в ответ протянуть руку, чтобы не смущать человека.

Тут надо остановиться и сказать, что Ольга – не только зам. генидректора и «мозговой центр» компании, которая работает практически на всех континентах, но еще и многодетная мать. Как она это совмещает, с трудом укладывается в голове. Да она и сама не отрицает, что часто вынуждена смешивать дом и работу.

- К примеру, иногда приходится одновременно готовить чолнт к субботе и вести видеоконференцию с сотрудниками по телефону, - говорит она. – Но заботу о детях и доме с меня никто не снимал. Здесь я и «домоправительница», и педагог, и повариха.

Конечно, муж очень помогает. Он берет на себя все технические заботы, вплоть до того, что покупает мне одежду и обувь, так как прекрасно знает мои размеры и вкусы. Он занимается детьми, и, само собой, помогает им во всем, что касается изучения Торы и Талмуда. Он у меня и готовит, но кулинария – не самая сильная его сторона, и поэтому это я стараюсь делать сама. Не следует, кстати, забывать, что он и сам является одним из руководителей крупной хай-тек компании.

Не буду скрывать: мы не обходимся без посторонней помощи. Скажем, когда я должна была выйти через три месяца после родов на работу, то мы взяли няню. Вместе с тем есть вещи, от которых я никогда не отказывалась и которые просто нельзя перепоручить никому другому. К примеру, вскоре после родов мне понадобилось срочно лететь по делам, но это не означало, что я должна отказаться от грудного вскармливания ребенка! И я начала сцеживать молоко за несколько дней до отъезда и продолжала в аэропорту вплоть до посадки. Хотя я прикрывала грудь, ситуация была неловкой, но что было делать?! Ольга рассказывает о том, как строится уклад жизни их семьи: что бы ни случилось, она должна проводить их всех в школу, переговорить с каждым в течение дня, а вечером семья обязательно собирается за ужином, после которого мама укладывает детей спать.

Любопытно, что при всем вышесказанном многие взгляды Сергачевой не очень отличаются от заявлений записных израильских феминисток. К примеру, она убеждена, что могла бы сделать куда более успешную (хотя вроде бы куда уж успешнее?!) и стремительную карьеру, если бы в Израиле более чутко относились к работающим женщинам.

Именно ко всем женщинам, а не только к религиозным. То есть учитывали, что у них есть семья и предоставляли им более гибкий график работы. И, само собой, давали бы больше возможностей работать из дома. Что, собственно, сейчас и происходит.

Сама Ольга, по ее словам, вот уже 15 лет значительную часть работы делает из дома. И, как видим, на качестве и престиже Guardicore это никак не отражается.

- Скажи, если бы, когда тебе было 18 лет, тебе бы сказали, что ты станешь звездой в мире хай-тека, ты бы в это поверила?

- Нет, конечно. Мы репатриировались в Израиль в 1990-х годах. Тогда вообще никто не мог помыслить о работе из дому, а также, что религиозные женщины могут работать в хай-теке. У меня было обычное харедимное образование; общеобразовательные предметы я изучала только до 6-ого класса. Поэтому на то, чтобы добраться до университета, ушло немало времени. Да и то поначалу я изучала управление бизнесом.

Но тут муж заметил, что мне легко удается освоение всего, что связано с компьютерами, и стал активно подталкивать в этом направлении. Я сменила факультет, и в итоге преуспела. Но я не могла даже представить, что мне придется руководить компанией международного масштаба. Как выяснилось, помимо работы и домашних забот, супруги Сергачевы уже много лет занимаются помощью трудным подросткам из ультраортодоксальных семей – в основном, тем, кто бросил школу и, что называется, совсем отбился от рук.

Когда Став Намир попросила рассказать историю одного из таких подростков, Ольга вспомнила девушку, оказавшуюся на распутье.

- Когда я рассказала ей, что я тоже никогда не изучала математику и другие общеобразовательные предметы, и тем не менее, смогла кое-чего достичь в жизни, она мне не поверила. Но затем мне все же удалось убедить ее, и подвигнуть к учебе. В итоге она поступила в один из самых престижных американских колледжей, закончила его с отличием, и сейчас работает в одном из крупнейших банков США. Это – один из тех случаев, когда я не только подвела человека к воде, но и показала, как надо пить. Иногда и это надо сделать…

ФБ Петра Люкимсона, "Новости недели", 8.2020

Другие статьи Люкимсона






TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria