Израиль говорит "Да" более компактной и "умной" армии
Израиль говорит "Нет" полностью профессиональной "добровольческой" армии

Новое социологическое обследование показывает, что еврейское население Израиля поддерживает идею более компактной и "умной" армии, но пока не готово к отказу от "народной армии" всеобщего призыва.

В рамках программы изучения динамики общественного мнения (The Israel Panel Study of Opinion Dynamics (IPSOD)), осуществляемой Иерусалимским институтом рыночной экономики (the Jerusalem Institute for Market Studies (JIMS)) был проведен опрос, включающий группу вопросов об отношении израильтян к реформе и проблемам Армии Обороны Израиля. В частности, к сокращению срока службы резервистов, передаче ряда вспомогательных функций в частный сектор, к проблеме уклонистов. Результаты опроса показывают, что внушительное большинство израильтян поддерживают идею "маленькой умной армии", однако на базе "народной армии" (призывной модели).
Опрос был проведен по заказу JIMS социологической службой Dahaf.
Было опрошено по телефону 1006 евреев - израильтян (погрешность 4%) в феврале - марте 2008 года.
Респондентам было предложено выразить отношение (одобрить или отвергнуть) следующее утверждение: "В целях сокращения бюджетных расходов вспомогательные функции такие как организация питания, прачечных, ремонт машин и оборудования и базы технического обслуживания, уборка и т.д. следует передать на аутсорсинг частным фирмам". Большинство в 56,7% согласились с идеей решения вспомогательных задач для армии через подряды для частных фирм и 22,5% не согласились. Пропорция согласных и не согласных с такой идеей не различается среди мужчин и женщин но доля сторонников заметно выше среди старших возрастов, чем среди молодежи.
В следующем вопросе предлагалось выразить отношение к идее замены части резервистов частными охранниками. Респондентам было предложено выразить одобрить или отвергнуть следующее утверждение: "Армии следует нанимать частных охранников и частные охранные службы для снижения нагрузки на резервистов". В общей сложности 49,9% согласились с этим предложением по сравнению с 37%, тех, кто не согласен с такой идеей. Уровень поддержки этого предложения выше среди женщин (52,7% против 45,35% среди мужчин). Заметных возрастных отличий не выявлено.
Предложение "Израиль должен перейти к добровольной профессиональной армии, как в США" не получило поддержки подавляющего большинства опрошенных:
45% заявили что они не согласны и еще 29,4%, что решительно не согласны отказаться от призыва в армию. Только 15,3% респондентов поддержали эту идею. Респонденты старше 60 лет чаще (23,9%) высказывались в поддержку профессиональной армии, чем люди в возрасте до 40 лет (11,8%).
"Опрос показал, что израильтяне поддерживают идею более экономичной, компактной, менее трудоемкой армии. Они поддерживают идею перевода ряда видов деятельности на внешний подряд (аутсорсинг) в частный сектор. В то же время отношение к полностью профессиональной добровольческой армии весьма прохладное" - прокомментировал полученные результаты президент Иерусалимского института рыночной экономики Роберт Сауэр.
Тот факт, что израильтяне решительно поддерживают идею "народной армии" находит выражение и в их отношении к уклонистам. Опрос показал, что 60,8% респондентов считают, что этих людей необходимо наказывать. Мужчины при этом настроены жестче (70%) чем женщины (51%). Молодые респонденты (моложе 40 лет) жестче, чем пожилые (старше 60) - соответственно 62% и 53%.
Это показывает, что те, кто несут на себе основное бремя призыва и резервистской службы (молодые мужчины) наиболее непримиримы к "откосу" от армейской службы.
62% респондентов считают вполне легитимным отказ работодателем уклонисту в приеме на работу, а 54% считают необходимым применять против уклонистов тюремное заключение.
Преданность израильтян идее "народной армии" выразилась также в их уверенности в том, что военная служба полезна и является ценным опытом для мужчин (87%) и 78% придерживаются такого же мнения относительно женщин.
Результаты по данному вопросу не имеют существенных различий по полу и возрасту.

Смотрите не на организацию и вооружение, а на стимулы

Комментарии к опросу сотрудника института Моше Яновского

В данном опросе прежде всего бросается в глаза высокая рациональность реакции общественного мнения. Причем как в вопросе "приватизации" - "коммерциализации" вспомогательных функций по обслуживанию армии, так и в вопросе о глубокой реформе вооруженных сил.
Очевидно, что Израиль не может позволить себе, тратя около 10% национального дохода или примерно 8% Валового внутреннего продукта на оборону транжирить деньги нерационально. Поэтому большинство опрошенных (почти 57%) поддерживает меры по приватизации, позволяющие эффективнее расходовать бюджетные средства. В то же время в том, что касается перехода на профессиональное комплектование армии респонденты, по всей видимости, ощущая необходимость серьезных реформ, в подавляющем большинстве (свыше 74%) не видят смысла предлагаемого в опросе мероприятия.
Представим себе для сравнения два сценария армейской реформы.

Первый сценарий, предложенный в опросе.
Следует предположить, что подробности реформы респонденты домысливали сами с учетом их опыта и знания о ситуации в стране. Тогда в их глазах реформы выглядела примерно так:
Армия обороны Израиля становится "профессиональной". Исходя из нынешней ситуации можно предположить, что в боевых частях устанавливается квота в 15-20% для найма туда женщин, дабы не пострадало "гендерное равноправие". Вполне возможно, что еще 5-10% будет отведено на альтернативно одаренных и еще столько же для геев. Соответственно нормативы как физической подготовки, так и тестов на знание и умение управлять техникой "корректируются" так, чтобы должное количество женщин и представителей "дискриминируемых меньшинств" было в состоянии сдать эти нормативы.
Естественно, военная помощь США Израилю сохраняется. Равно как сохраняется она и для Египта и других арабских стран. Усиливается оснащенность армии новейшими дорогостоящими вооружениями. Равно как усиливается и гражданский и общественный контроль, исключающий возможность применения этого мощного оружия. Убивать террористов, а равно иных врагов, можно будет только по специальному разрешению, и, как сегодня, потребуется отчет за каждый истраченный патрон.
Как и сегодня, неподчинение такому порядку влечет уголовную ответственность. За судьбу "живого щита", которым прикрывается террорист, ответственность несет не он, а офицер ЦАХАЛа. Захваченных в плен террористов выпускают уже даже не для обмена на наших пленных или на их тела, а просто так, в качестве "жестов доброй воли", чтобы "помочь умеренным" террористам против" "неумеренных".
Иными словами - все идет, как идет, начиная с 1992-го года, но только дальше и дальше.
Тогда только сумасшедший или исключительно религиозно-национально мотивированный солдат и офицер решится на риск с тем, чтобы защитить своих братьев или, хотя бы самого себя (для чего ему собственно и выдается форма и автомат). Гораздо выгоднее для военного демонстрировать силу и непреклонность при очередных депортациях евреев - это, в отличие от ликвидации террористов, гарантированно ведет к карьерному росту офицера...


Второй сценарий: альтернативная реформа, которую можно было бы вынести на общественный суд.
Армия обороны Израиля остается призывной. Не развивает сверхдорогие высокоточные технологии, перестает получать военную помощь из США. Это даст возможность убедить прижимистых американских конгрессменов тут же обрезать помощь "дружественному" и "мирному" Египту. Дефицит федерального бюджета США сейчас таков, что необходимость его сокращения в такой ситуации явно перевесит все соображения "покупки лояльности" слабеющего режима Мубарака.
Армия экономит ресурсы для покупки вооружений, резко сокращая призыв в боевые части женщин и заведомо негодных к такой службе молодых людей. Потому, что армия - это не средство "социализации" и обеспечения "равных возможностей", а щит и меч страны.
Для экономии используются те же вышеописанные схемы "коммерциализации" вспомогательных функций (за приватизацию которых высказалось 57%), но, в отличие от сегодняшней ситуации, с армии снимаются любые полицейские функции. При этом политико-правовые рамки деятельности армии резко меняются. Они начинают защищать солдата и офицера от любых попыток преследования за эффективные действия против врага. Для этого принимаются новые законы (меняющие уголовное и уголовно-процессуальное право), аннулирующие параграф "избыточное применение силы". Для обвинения военнослужащего в преступлениях против жителей территории, на которой ведутся военные действия, требуются детально регламентированные доказательства наличия преступного умысла в его действиях. Доказательства эти должны быть приняты судом присяжных, составленным по процедуре аналогичной используемой в американских военных судах XX века. Даже в случае осуждения военнослужащего, возможно его помилование, как стимул для большей мотивации боевых офицеров.
Вся карьера в армии начинает строиться не на слепой лояльности политическому руководству (когда неугодных генералов выгоняют, а лояльных продвигают вне зависимости от их боевых качеств и дарований ), а исключительно на военных достижениях. Грубо говоря, победителей не судят. Как не судили Ариэля Шарона после войны Йом Кипура за прямое нарушение приказа и за высадку на западном берегу Суэцкого канала. Патронов, снарядов и ракет солдаты и офицеры будут тратить (с учетом разумных ограничений по общему их запасу) столько, сколько вытекает из военной необходимости. Не думая, что за каждый патрон придется отчитываться - не выпущен ли он по "невинному" гражданскому населению.
Ответственность за судьбу "мирного", гражданского населения на территории, контролируемой внешними врагами или террористами, будет возложена новым законодательством в соответствии с Женевскими конвенциями на того, кто размещает свои силы среди гражданских объектов или иным образом применяет тактику "живого щита". Соответственно, уничтожая врагов, офицер и генерал не будет просыпаться ночью в холодном поту в ожидании судебной или политической расправы. Единственный способ "выкупа" пленных - обмен на вражеских пленных, захваченных на поле боя. Для чего возможны неожиданные нападения на вражескую территорию специально с целью захвата "обменного материала" (что не является новостью в Израиле). Разумеется, любые переговоры с террористами вновь становятся уголовно наказуемыми. Солдаты и офицеры знают, что за убитого террориста им ничего не будет кроме благодарности (даже если рекомендовалось взять его живым). Захваченного террориста никто и никогда не выпустит (политик за само предложение отправится под суд, судья, санкционировавший "обмен", подвергнется импичменту и, затем, проследует в соседнюю с политиком или террористом камеру). Арестованный (задержанный) может быть выдан для обмена. При этом его захват осуществляется изначально как массовый именно с целью обмена.
Единственное что категорически запрещается армии - участие в операциях против лояльного еврейского населения. А тех, кто уже отметился в таковых показательно судят и сажают в тюрьму, хотя бы и на символические срока.
При такой реформе стимулы рисковать на поле боя во имя победы у честолюбивых молодых людей существенно усиливаются. А стимулы выслуживаться, усердствуя против своих, подрываются.

Выводы
Опрос отразил тот факт, что подавляющее большинство наших соотечественников прекрасно понимает, или, как минимум, ощущает, что главная наша проблема вовсе не в системе комплектации нашей армии (призыв или профессиональный наем), а в стимулах солдата и офицера.
Зачем нужна сверхсовременная боеголовка на сверхточной несущей ее ракете, если не только мы сами, но наш враг достоверно знает что ракета никогда и ни при каких обстоятельствах не покинет своей шахты? А вот автоматическое оружие, разрешенное к применению, может оказаться в ряде ситуаций вполне серьезной сдерживающей силой. Именно эти факторы следует включить в будущие опросы по данной теме.

Др. Моше Яновский – заведующий лабораторией институциональных проблем Института Экономики Переходного Периода в Москве и старший научный сотрудник Иерусалимского Института Изучения Рыночной Экономики.

-----------------------
Об Иерусалимском институте рыночной экономики
Иерусалимский институт рыночной экономики (JIMS) - независимый некоммерческий научно-исследовательский центр стремящийся содействовать социально-экономическому прогрессу в Израиле посредством укоренению идей экономической свободы и прав личности.
Интернет-сайт института: http://www.jims-israel.org.
О программе изучения динамики общественного мнения (The Israel Panel Study of Opinion Dynamics (IPSOD)), осуществляемой Иерусалимским инститом рыночной экономики.
Основная задача программы - выяснение позиции общества в Израиле по широкому ряду проблем социальной и экономической политики.
Особое внимание уделяется проблемам налогообложения, общественного неравенства и бедности, фактором экономического успеха, доверию к различным институтам и политическому процессу, отношению общества к армии, к системе образования, представлениям об условиях необходимых для счастливой жизни.


"Новости недели", 4.08.2008




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria