Михаил Юдсон

Землица обетованная

О мехмате, вечно горящей точке, еврейском штате в Северной Америке и пр. и пр.


Автор этого сборника эссе Ася Энтова - университетский преподаватель, математик и социолог, а также общественно-политический деятель, яркий представитель славного "правого крыла" в современном Израиле. В предисловии к книге она пишет: "Рубеж веков, современниками которого мы с вами оказались, сопровождали множественные изменения... Трансформировалась и наша жизнь - мы меняем сами или пассивно претерпеваем изменение гражданства и территории, окружающих нас структур, людей и предметов. Перерождаются и человеческие отношения, устремления, стандарты и идеалы. Здесь, в Израиле, точке соприкосновения материков, времен и цивилизаций, и были написаны эти эссе в попытке осмыслить происходящие с нами метаморфозы, вспомнить, кто мы, откуда пришли и куда идем".

Книгу Энтовой можно было бы в старом добром овидиевском духе назвать израильскими "Метаморфозами". Крошечная часть суши, со всех сторон окруженная арабами, вечно горящая точка, неопалимая жестоковыйная купина, вещающая человечеству о подзабытых заповедях - Землица обетованная, ее зерна и плевела, холмы и небеса... Деформации сионизма и сопротивление человеческих материалов... И издательство у книги хорошее: "Еврейское руководство" - эх, Единому бы в уши!

Так уж получилось, что я начал читать не с первого раздела "Традиция и интерпретация" (где сошлись семь интеллектуальных статей про добро и зло в Танахе, про Храмовую гору и Стену Плача, про восприятие времени у античных греков и древних евреев), а открыл заключительную главку книги "Свидетельства очевидца". Жизнь и судьба, описанные светло и весело! Учеба в московской физико-математической школе № 2 - по Энтовой, то был дивный "свободный островок", настоящая лицеистская шарашка внутри казенного соцлагеря, прекрасные наставники: "Легче научить критиковать, гораздо труднее научить думать. Еще труднее доказать примером, что мысли и ценности - это не оторванная от действительности "игра в бисер", а руководство к действию - здесь и сейчас. У наших учителей все это было, и с тех пор этот утопический роман Германа Гессе о воспитании получил в моих глазах реальный прототип".

А с каким наслаждением проглотил я рассказ Энтовой "Дискриминация": как ее провалили на приемных экзаменах на мехмат МГУ! Да прямо про меня написано, хрестоматийный пример, родная речь, приятно вспомнить - взашей вытолкали и шапку вслед на крыльцо выкинули! Как сейчас вижу: пирамидный домище на Ленинских горах, 73-й год (37-й для тех, кто пишет справа налево, шутка абитуры), устный экзамен по математике (через письменный просочился) и дают мне, Юдсону этакому, нехитрую с виду задачку и говорят: быстрее давай, долго копаешься, нет, не справился, браток, иди, "неуд". И была это, как оказалось, всего лишь теоремка Ферма! Хохоту-то, хохоту среди экзаменаторов небось было. Как заметил, по другому, правда, поводу Бабель: "Аккуратно зарезал еврея, не забрызгавшись".

Ася Энтова, безусловно, утешает мне подобных: "Сегодня уже написаны замечательные книги отказников и узников Сиона, где они перечисляют обрушившиеся на них гораздо более страшные преследования - тюрьмы, ссылки, бесконечные унижения и психиатрический террор. По сравнению с этим страшным списком дискриминация в академической среде кажется булавочным уколом, но для многих ассимилированных и вполне преуспевающих советских евреев она стала переломным моментом, подтолкнувшим их к осознанию своей национальной принадлежности". Энтова призывает никогда не отчаиваться и напоминает о бодрящих словах сатирика: "Иногда шаг вперед является следствием пинка в зад".

Кто знает, что было бы и на каких реках мы с Асей нынче сидели, возлюби в свое время Россия евреев - математиков и литераторов, инженеров и врачей, талантливых и бездарей, тонких и толстых, всех подряд, чохом... Мне порой печально в моем тель-авивском чулане - вдали от московских пещерок метро, от толщи велико-могучего языка с его чудесными тонкостями и незыблемыми отклонениями... Тем радостнее читал я эссе "Мой дом в Карней Шомрон" о жизни семьи Аси Энтовой в небольшом поселке в Самарии: "Детишкам хорошо расти на этих привольных, засаженных зеленью холмах. Только у наших друзей и соседей за последний месяц появилось трое новых симпатичных маленьких "карнейчан". Мы ходим друг к другу в гости и радуемся на церемониях брит-милы, на свадьбах и бар-мицвах. А когда происходит очередная беда или вопиющая несправедливость, грустно улыбаясь, мы повторяем старую еврейскую присказку: "пережили фараона, переживем и это!"

О том, как вынужденно, испокон веков, закольцованно пережевывается облым чудищем, "переживается это", о евреях и их тени, антисемитизме, повествует раздел "Мир в разных измерениях". Содержание его вполне передается названиями статей: "Воинствующая покорность против экстремистского компромисса", "Размышления по национальному вопросу" (салют Ульянову-Бланку!), "Варшавское гетто через 60 лет после восстания", "Глобализм и 10 заповедей". Совсем по шерсти моей душе пришелся раздел "Перечитывая классику". Здесь размышления автора о "парных" героях многотомного ковчега Томаса Манна (эссе "Совершенство, расколотое надвое") соседствуют со статьей "Уроки Ханны Арендт" (о книге "Истоки тоталитаризма") и "ассоциациями по поводу стихотворения Киплинга в переводе Алекса Тарна". Надо отметить, что перевод не просто отменный, а и весьма актуальный: "На всех нас потому -/ Судьба и жизнь одна./ Как выжить одному,/ Коль рушится Страна?" Кстати, Алексу Тарну, писателю талантливому и глубокому, посвящено еще отдельное эссе "Еврейский детектив, или О пользе иронии". Ну Тарн - это особая статья. Абсолютно согласен с таким вниманием Энтовой к его творчеству: у Тарна проза не праздная, а раздражающая мысль, бередящая извилины да вдобавок изложено недюжинно.

Интересны также в разделе "Израильская культура: книги, фильмы и спектакли" статьи об израильском театре, об Эфраиме Кишоне и Алеф-Бет Иегошуа, о книгах Моти Карпеля "Революция сознания" и Моше Фейглина "Война идеалов".

Короче, читайте Асю Энтову "Осознавая время", не пожалеете, отыщется немало полезного и внезапного. Я вот знал, конечно, сызмальства про Всемирный сионистский конгресс с его "проектом Уганды" (на слонах бы сейчас ездили), но оказывается, за несколько лет до этого "российский еврей Йегуда Левин и одесская группа "Ам-Олам" предлагали идею еврейского штата в Северной Америке". Эх, вот это была бы утопия, сверхновый Иерусалим - нынешнее поколение жило бы уже при сионизме!..

Ex libris, приложение к "Независимой газете", 10.10.2014





TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria