Алекс Тарн

С кочки на кочку

Одним из главных требований, выдвигаемых премьер-министром Нетаниягу на переговорах с арабами, является признание последними Израиля в качестве еврейского государства. Смысл этого требования понятен далеко не каждому стороннему наблюдателю.

- Что за ерунда такая? - недоумевает человек, не вполне ориентирующийся в ближневосточных реалиях. - Разве это не само собой разумеется? Особенно, когда переговоры ведутся под лозунгом "Два государства для двух народов"…

В том-то и дело, что не само собой. С арабской стороны подобное заявление звучало бы как немыслимое предательство многолетней борьбы за уничтожение еврейского национального дома в Земле Израиля, как окончательный отказ от всех дальнейших усилий в этом направлении.

Кому-то подобное утверждение может показаться неправдоподобным: разве не о прямо противоположном свидетельствуют мирные договоры, заключенные с Израилем правителями Египта и Иордании? Разве полиция арабской автономии не сотрудничает с израильскими органами безопасности в Иудее и Самарии? Неужели арабы настолько не готовы к словесному признанию еврейского характера государства, в то время как практика реальных, кровью скрепленных контактов с ШАБАКом и обмен официальными послами представляется им, хотя и нежелательной, но допустимой тактикой? Где тут логика?

А логика между тем простая. Отчаявшись спихнуть нас в море одним махом, наши противники перешли к терпеливой тактике последовательного выдавливания, сформулированной ими в известной "Поэтапной программе". Если невозможно преодолеть болото одним прыжком, то отчего бы не передвигаться мелкими скачками, с кочки на кочку? Вышеупомянутые контакты, послы и соглашения как раз и представляют собой пример таких кочек. Да, подобный способ требует уйму времени, но терпения нашим двоюродным братьям не занимать. На то, чтобы "отжать" Страну у крестоносцев, им понадобились два века, и ничего, справились, перетерпели. Не зря они сейчас подбадривают себя именно этим историческим прецедентом.

Прыгая с кочки на кочку по пути к заветному берегу, можно расточать улыбки, заключать перемирия, подписывать что угодно и о чем угодно, предавать, врать, подличать, лить сколько угодно лести и ругани, крови и слез. Нельзя делать лишь одного: выпускать из виду конечную цель. От конечной цели нельзя отказываться ни словом, ни полусловом, ни даже самым маленьким хвостиком в самой незначительной буковке. Конечная цель должна быть определенной, неизменной и понятной всем, от столетнего старца с клюкой до трехлетнего ребенка с игрушечным "калашом" в руках. Как символ веры, как ориентир, как путеводная звезда.

А для этого требуется не только не скрывать своих намерений, но, напротив, везде и всюду возвещать о том, что эта цель по-прежнему актуальна и в, конечном итоге, достижима. Это должно звучать ясно и недвусмысленно, по крайней мере, по-арабски - на всех прочих языках допустимо повторять его в слегка завуалированной форме.

Поэтому ООП в принципе не могла выкинуть из своей хартии пункт об уничтожении Израиля. Поэтому Арафат наотрез отказывался подписать документ об окончании конфликта, и неоднократно напоминал о преходящем характере Соглашений Осло. Поэтому Хамас скорее удавится, чем станет вести прямые переговоры с "сионистским образованием". Поэтому Аббас ни за что не готов признать право на существование еврейского государства в Земле Израиля.

Возникает законный вопрос: на что тогда мы рассчитываем, добиваясь мирного соглашения с арабами, если те заранее заявляют, что нацелены не на мир, а на ликвидацию Израиля? Ответ таков: мы рассчитываем на то, что у нас окажется больше терпения, чем у них, и уж точно больше, чем у крестоносцев. Кто кого перетерпит - вот как формулируется главный вопрос арабо-израильского противостояния.

Даже переселившись в Иорданию и в Ливан, в Европу и в Штаты, арабы продолжают хранить старые ключи от давно уже не существующих яффских, хайфских, иерусалимских домов. Борьбу за Страну нельзя считать законченной до тех пор, пока какой-нибудь пра-пра-пра-правнук нынешнего хранителя не выбросит этот ключ в числе прочего ненужного хлама во время чистки чердака своего дома где-нибудь в Северной Каролине, Марселе или Александрии. Лишь тогда. А до этого придется терпеть - терпеть и прыгать с кочки на кочку. Цель их "Поэтапной программы" - уничтожение еврейской Страны. Цель нашей "Поэтапной программы" - дожить до вышеупомянутого пра-пра-пра-правнука, который выбросит ключ.

Итак, "мирные" переговоры ведутся не ради заключения мира (он пока невозможен в принципе), а ради улучшения позиций в "противостоянии терпения". Почему же Нетаниягу выдвигает заведомо неприемлемое для арабов требование о нашем окончательном признании?
Чтобы сорвать переговорный процесс? - Глупости. В этом случае он мог бы просто не вступать в переговоры изначально.
Чтобы продемонстрировать всему миру "истинные намерения" арабов? - Ерунда. Всему миру, включая левых политиков, функционеров и лево-либеральную прессу, прекрасно известны эти намерения, что ничуть не мешает им яростно поддерживать врагов Израиля. Они продолжат свою анти-израильскую кампанию даже в том случае, если выяснится, что под маской Аббаса действует сам сатана.

Тогда зачем? Чтобы понять ответ на этот вопрос, следует прежде всего уяснить, что в современных условиях главная угроза существованию еврейского государства исходит отнюдь не от арабов. Да, ракеты из Газы и Синая, ливанские "катюши", "живые бомбы" в кафешках Тель-Авива и "молотов-коктейли" на шоссе Гуш-Эциона неприятны и временами обходятся нам ценой десятков человеческих жизней в год. Но будем откровенны: они остаются в категории тактических неприятностей и никак не могут претендовать на статус стратегической угрозы, ставящей под вопрос наше национальное бытие. А потому и нынешние переговоры Израиль ведет вовсе не с арабами, а с иной, несравненно более мощной и консолидированной силой. Именно она, эта сила, действуя посредством европейских и американских правительств, может насмерть задушить нас бойкотом, зарезать торговыми ограничениями, задавить таможенными барьерами, прихлопнуть финансовыми, культурными и экономическими санкциями. То есть добиться того, что никогда не удавалось, не удается и не удастся нашим арабским противникам.

Часто мы совершаем логическую ошибку, обвиняя в этой агрессии против Израиля не реального врага, а вышеупомянутые правительства и конкретных политиков - всех этих Картеров, Шираков, Клинтонов, Олбрайт, Индиков и прочих малосимпатичных деятелей, выкручивающих нам руки вот уже четвертое десятилетие. Но это иллюзия: как политики, так и правительства действуют в чрезвычайно узких пределах возможного. Их решения, как правило, представляют собой суммарный результат действия многих разнонаправленных сил. В этом смысле для нас нет особой разницы между открытым антисемитом Бейкером и искренним другом Израиля Бушем-младшим. Вовсе не Джон Керри и Кэтрин Эштон угрожают нам сегодня международной изоляцией. Наш истинный, самый непримиримый, самый опасный враг, поставивший своей целью физическое уничтожение Государства Израиль, обозначен следующими четырьмя словами: интернациональный лево-либеральный истеблишмент.

Этот истеблишмент контролирует сейчас не только львиную долю западных СМИ, но и большую часть академических учреждений, профсоюзы, общественные организации и политические партии. Именно его давление транслируют нам Керри и Эштон, а потому вряд ли стоит обижаться на них лично - ведь они всего лишь марионетки, передаточные звенья механизма ненависти. Лучше зададимся вопросом: в чем причина той неистовой вражды, которую испытывает к нам весьма разношерстная лево-либеральная публика, составляющая вышеупомянутый истеблишмент - от яйцеголовых профессоров Беркли и обозревателей "Гардиан" до патлатых анархистов Сорбонны и доморощенных пророков из "Гаарец"?

Если коротко, то эта причина - наше национальное государство. Да-да, с лево-либеральной "общечеловеческой" точки зрения нет в современном мире худшего прегрешения, чем стремление к национальному государству. Поэтому цепляющийся за свою еврейскую идентичность Израиль раздражает левых намного больше, чем центрально-африканские людоеды, убийцы Дарфура или мясник из Дамаска (что прекрасно отражено и в прессе, и в динамике обсуждений Ассамблеи ООН, ЮНЕСКО и Женевской комиссии по правам человека). Исключение (да и то временное) делается в этом плане лишь для народов, "сбрасывающих колониальное иго", но Израиль под эту марку давно уже не подходит.

Однако прелесть нынешней ситуации заключается в том, что ублюдочное государство-в-потенции, избравшее себе название "Фаластын", подпадает именно под категорию "сбрасывающих-колониальное-иго", а потому, согласно тому же лево-либеральному мировоззрению, имеет полное право требовать себе собственное национальное государство! Отсюда, кстати, и пошла формула "Два государства для двух народов". Поди теперь объясни, почему, учреждая одно национальное государство, лево-либеральный идеолог отказывает в точно таком же праве другому государству, да еще и соседнему, да еще и принимающему непосредственное участие в том же самом политическом процессе…

Выглядит ловушкой, не правда ли? Именно эта уникальная ситуация и позволяет Биньямину Нетаниягу выложить на стол требование о признании Израиля еврейским государством. Именно она заставляет наших лево-либеральных противников, скрепя сердце, принять это требование к рассмотрению. В любом другом случае они немедленно отшвырнули бы его в сторону, попутно обвинив Израиль если не в нацизме, то в апартеиде и попрании демократии. Но возможно ли отшвырнуть его сейчас, когда точно такое же условие предъявляет Махмуд Аббас, симметричный партнер Нетаниягу по переговорам - партнер арабский, а потому непогрешимый по определению? Вот уж в самом деле, ни дать, ни взять…

Неудивительно, что наши лево-либеральные супостаты вьются ужом, отчаянно пытаясь снять требование Нетаниягу с повестки дня и в то же время не дезавуировать его идеологически (дабы не подвести арабов). Эта задача несравнимо труднее, чем знаменитый бином с елкой и задницей. Тут от левых требуется не только взгромоздить на елку Аббаса, не допустив до нее Нетаниягу, но еще и ободрать при этом второго, оставив в девственной неприкосновенности первого. Поневоле пригорюнишься.

Единственное возражение, которое пока что слышится по этому поводу из уст леваков, вернее, их израильского (по паспорту) авангарда, звучит примерно так: "Мы не нуждаемся ни в чьем признании! Никто не имеет права указывать нам извне, каким является наше государство! А посему Нетаниягу должен сам снять свое требование".
Вай-вай-вай, экие гордо реющие орлы завелись на берегах Яркона! Не нуждаются они, видите ли… Забавно, что те же самые ораторы постоянно толкают речи о жизненной необходимости международного признания и о недопустимости строительства школ в Иудее и Самарии ввиду чьего-либо недовольства в Брюсселе и Вашингтоне!

Но эта кричащая непоследовательность давно уже никого не удивляет. В конце концов, речь тут идет всего лишь о нарушении логики - логики, но не присяги. Конечно, я имею в виду не присягу еврейскому государству, которую большинство избирателей левых партий презирают как проявление аморальности и национализма. Я говорю о присяге "универсальным" идеалам интернациональной лево-либеральной армии, чьим верным не рассуждающим солдатом является каждый израильский левак.

Впервые по-настоящему я столкнулся с этим явлением в 1992-ом году, спустя несколько лет после своего переезда в Израиль. Мне - во многом случайно - прислали приглашение на двухдневный семинар писателей-репатриантов в кибуце Гиват-Хавива. Для меня эта Гиват-Хавива была натуральная Гиват-Халява: я в жизни не состоял (и не состою) в писательских союзах и объединениях, не имел (и не имею) писательских корочек, не посещал (и не посещаю) литературные тусовки. Я также не строил тогда никаких литературных планов, не стремился завязывать нужных знакомств, собирать информацию об издателях, журналах и спонсорах, и т.д., и т.п. Взять на работе два отгула и поехать на семинар меня заставило чистое любопытство - законное, впрочем, для человека, оказавшегося в новой и очень интересной для него стране.

Нас было примерно сорок (точнее, тридцать девять писателей и как минимум один халявщик), но иврит понимали немногие. Наверно, поэтому на встречу с неизвестным мне тогда ивритским писателем пришли не более пяти-шести слушателей. Писатель был седовлас, благороден и говорил, глядя поверх наших шести голов, как Ланселот поверх дракона. Темой его лекции была даже не литература, а принципы государственного устройства. Тогда-то я впервые и услышал знаменательное словосочетание "государство всех его граждан".

Помню, что в тот момент оно показалось мне полнейшей банальностью: может ли быть иначе? Ясное дело. Вот государство. Вот его граждане. Вторые принадлежат первому. Первое принадлежит вторым - всем, без остатка. Надо ли посвящать целую лекцию утверждению столь очевидной истины? Но спустя четверть часа я понял, что цель лектора заключается не столько в утверждении, сколько в отрицании - в отрицании всех прочих принципов, на основе которых (помимо равноправия) строится общность людей, именуемых гражданами того или иного государства. Ведь, как ни крути, но этих людей должно объединять и кое-что кроме гражданства: например, территория, язык, культура, историческая традиция…

Все это представлялось писателю несущественным по сравнению со священным принципом равноправия - причем, даже не граждан самого государства (ведь естественным правом на выбор любого гражданства располагал, с точки зрения седовласого Ланселота, любой житель Земли) - но граждан всего мира, всего Человечества. После лекции я подошел к писателю и спросил, не думает ли он, что практическая реализация этого принципа - по крайней мере, здесь, на Ближнем Востоке - означает быструю гибель Государства Израиль. Алеф Бет Йегошуа (а именно так звали нашего именитого лектора) неприязненно посмотрел поверх моей головы и ответил фразой, которую я помню до сих пор. "Видишь ли, - сказал он, - есть в жизни принципы, которые важнее государства".

Иными словами, левый либерал Йегошуа заведомо предпочитал "универсальные" принципы лево-либеральной идеологии - предпочитал вне зависимости от обстоятельств, даже ценой гибели своей Страны. Он был тогда и остается сегодня верным солдатом или даже, наверно, офицером (если учесть его регулярное присутствие в списках кандидатов на Нобелевку) армии интернационального лево-либерального истеблишмента. Армии, которая ведет сейчас войну на уничтожение еврейского государства, на ликвидацию Израиля.

Именно в таком контексте и следует рассматривать требование премьер-министра Нетаниягу на переговорах с леваками Америки и Европы (как уже сказано, арабы и их опереточная автономия на этой сцене - не более чем статисты).
Сейчас все ясней проявляется главное противостояние первой четверти XXI века. Это отнюдь не "Запад - Ислам", не "Запад - Восток" и не "Север - Юг". Это - намного более глобальное столкновение многовековой Традиции, Культуры, Истории с левой фальшью прекраснодушной политкорректной маниловщины, которая все чаще и чаще оборачивается жесточайшей диктатурой подавления инакомыслящих - как индивидуумов, так и государств. Это, в том числе, и национальное государство против удушающего болота "универсальных ценностей".

Поразительно, но наш маленький Израиль постоянно обнаруживает себя на переднем фронте самых актуальных сражений современности. Еще вчера он был наконечником копья, тормозящего наступление воинственного ислама. Сегодня он противостоит не менее страшному врагу - подлому, крикливому, лживому лево-либеральному спруту, который всерьез вознамерился взгромоздиться на голову всему человечеству.
ЖЖ, 4.02.2014




Авторский сайт А.Тарна
Заказать книги А.Тарна можно по тел. 050-6485162


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria