Александр Свищёв

Размышления о правых, о левых, и о будущем Израиля

Когда пытаешься доказать какую-нибудь мысль – не стоит спешить её сразу высказывать. Читателя надо подводить к этой мысли постепенно, так, чтобы он даже и не понял, не уловил момента, когда тоя мысль превратилась в его собственную. Иначе читатель может резко дёрнуться и сорваться с крючка.
Сегодня я решил это правило нарушить и сразу высказать то, ради чего я пишу этот текст: в Израиле нет и не может быть нерелигиозных правых. Не все религиозные – правые, но никакая правость невозможна вне системы религиозных воззрений.
Я вижу своим внутренним зрением, как множество читателей, считающих себя правыми, уже ухватили при этих словах камни, собираясь запустить их в меня. Не нужно бросать в меня камни. Во-первых, всё равно не добросите. А во-вторых, погодите немного, и я докажу вам, что вас нет.
При этом, слово «правые» я использую здесь в общеупотребительном, хотя и не совсем правильном, израильском смысле, как обозначение ястребов во внешней политике. Именно таким правым и не может быть нерелигиозный человек. Если же употреблять это слово в других смыслах, зависимость правизны от религиозности станет ещё более несомненной.
Вы никогда не задумывались над тем, что левые постсионисты во многом правы? Рядом с нами живёт другой народ, арабский. И как каждый народ он имеет своё право на счастье, на самоопределение, на национальную независимость. И как мы можем отказывать ему в этом праве. А угнетая другой народ, мы и сами не можем быть свободными. Применяя административные аресты против арабов, мы неминуемо начинаем применять их и против евреев. Мы вынуждены жить в условиях чрезвычайного положения. Но именно потому оно и «чрезвычайное», что не предназначено для нормальной жизни. Жить в условиях военного лагеря крайне утомительно. Вот народ за пятьдесят лет и устал.
Проблема состоит в том, что арабы всю Эрец Исраэль воспринимают своей собственностью, Мединат Фалыстын. И они правильно считают. Если Хеврон – арабская земля, то почему же Ашкелон и Хайфа нет. «Ум-Шмум» отдал эту территорию евреям? Во-первых, Ашкелона нам «Ум-Шмум» не отдавал. Во-вторых, арабы этого решения не признавали. Да и по какому праву кто-то может распоряжаться чужой территорией? И наконец, тот же «Ум-Шмум» обязал нас решить проблему арабских беженцев. Беженцев 1948 года. А против этого у нас возражают даже самые левые. Потому что любой сарид и бейлин прекрасно знают: беженцы 1948 года мечтают вернуться в дома бейлиных и саридов. Потому что именно из этих домов их когда-то насильственно выгнали отцы наших левых. Вот на мой дом в Кирьят-Арбе никакие беженцы не претендуют. Не бежал никто из Хеврона в 1948 году. Правда, в самом Хевроне живёт множество арабов, мечтающих меня отсюда убрать. Но это-то другой вопрос. Хевронские арабы пока не беженцы. К сожалению, не беженцы.
А почему «Ум-Шмум» решил в 1947 году разделить страну? Потому что существовало большое количество еврейских беженцев, и существовала подмандатная территория уже покойной Лиги Наций, в которой когда-то предполагалось устроить еврейский национальный очаг. Но какое право имела Лига Наций создавать еврейский очаг на арабской земле? И почему арабы обязаны с этим соглашаться?
Когда-то сионисты выдвинули лозунг: «Земля без народа для народа без земли!». И им удалось убедить легковерного лорда Бальфура, что эта страна пустая, без своего народа. Но начав осуществлять декларацию Бальфура, англичане очень скоро убедились, что эта страна отнюдь не пустая. И тут же дали обратный ход. Не по злобе, и не из-за какой-то особой, присущей только им, лживости. Просто никакое правительство не может игнорировать желания подавляющего большинства населения. Даже Гитлер старался подобного избегать. А подавляющим большинством здесь были арабы.
Кстати, помните ли вы, что многим сионистам вообще было наплевать, где именно строить свою страну. Палестина – так Палестина, Уганда – так Уганда. И светлый рыцарь иврита, Элиэзер Бен-Иегуда, когда-то носил высокое звание главы территориалистов Эрец Исраэль. Жил тут, а государство собирался строить в Уганде. Правда, он был убеждён, что в Эрец Исраэль невозможно построить никакого либерального государства, европейского типа. А только религиозное государство Галахи. Запомним это.
Но особенно любопытны были взгляды Нордау-Африканского, в последствии очень правого ревизиониста. Нордау своего расизма не скрывал, и писал, что неполноценные народы будут вытеснены к экватору, где им останется вырождаться и умирать. Но так как к экватору, в Уганду он собирался отправить именно евреев, то это наводит на интересные мысли. В любом случае, сионизм на заре своего возникновения был одной из разновидностей колониализма и империализма.
Но существовал и другой подход к проблеме. Религиозный. Эта земля дана нам Всевышним, она наша, а арабы лишь временные жители, самовольно её захватившие. Кстати, религиозные сионисты тоже были сторонниками «плана Уганда». И особенно рьяные сторонники Уганды были в отделении партии Мизрахи в Эрец Исраэль. И это понятно, ведь им очень хотелось отправить подальше, к экватору разных Бен-Иегуд и Нордау, а самим остаться тут.
Так что Бен-Гурион был совершенно прав, потрясая ТАНАХом то ли перед комиссией Пиля в 1937 году, то ли перед «ум-шмумовской» комиссией 1947 года, утверждая, что это главное доказательство его претензий на страну. Проверять по источникам, когда именно это происходило, мне лень, да и не важно это, а важно, что применил он этот довод только один раз, и только перед иностранной комиссией. Потому что глупых гоев, он, конечно, мог обмануть, но ведь слабость этого довода бросается в глаза. А какое собственно, отношение имел к Танаху Давид Бен-Гурион. Разве он признавал ТАНАХ, разве он жил по законам Торы? Нет, он жил по законам Маркса и Ленина, а если и издевался иногда над либеральной демократией, то именно, как над буржуазным изобретением. Религия для него тем более была опиумом.
И тут мы приходим к главной проблеме: если у нас нет другого права на Эрец Исраэль, кроме Закона Торы, значит у нас нет этого права, если мы не соблюдаем Законов Торы. Ну, или хотя бы не признаём Тору нашим Законом. Хотя бы теоретически.
Только признав Закон Торы, мы получаем легитимацию нашего присутствия в Эрец Исраэль. И только в этом случае мы можем существовать в качестве правового государства. И «Ум-Шмум», и Гаагский суд осуждают методы нашего управления страной. Ни «Ум-Шмум», ни Гаагский суд никогда не согласятся на трансфер арабов. Но что значительно важнее, этого нам никогда не позволит наш же собственный БАГАЦ. И правильно не позволит. С точки зрения либеральной демократии это совершенно невозможно. И наши методы управления палестинцами невозможны. И само наше существование противоречит нормам либеральной демократии. «Светское государство Израиль» – это форма расизма, осколок колониализма, инородное образование на Ближнем Востоке.
Так что же нам, совсем отказаться от законов? Разогнать Верховный суд, установить военную диктатуру? А в диктаторы вы кого наметили? Шарона? Биби? Самого себя? Если самого себя, тогда я тоже не прочь. А вот на кого-нибудь другого вряд ли соглашусь. И вы, если подумаете, не согласитесь. Даже на меня. Но ведь можно поменять систему законов. И Суд останется. И никакой диктатуры. И по-прежнему будет «всё подсудно». Только суд будет другой. Вместо БАГАЦа – БАДАЦ. И мы перестанем быть «инородным образованием». Правда, придётся соблюдать шабат.
Левые постсионисты предлагают другой путь. Понимая, что без согласия арабов их существование в этой стране не легитимно, они пытаются это согласие получить. Они пытаются, вернув половину награбленного, сохранить вторую половину. И этот путь не только малореален, но ещё и абсолютно аморален. Причём аморален по двум причинам. Аморален по отношению к арабам: почему они должны соглашаться на половину, если им принадлежит всё? По этому же и нереален. Аморален и по отношению к религиозным евреям, особенно поселенцам: почему сариды и пересы, не имеющие права здесь жить, покупают это право у арабов за счёт людей, этим правом как раз обладающих?
Изя Шамир, не к ночи будь помянут, когда-то сказал замечательную вещь: «А лучше бы мы сюда и не приезжали». Золотые слова! Такому Изи Шамиру, с такими, как у него взглядами, лучше вернуться в галут. И перестать участвовать во внутриизраильских спорах. Бейлин и Сарид ещё ладно, они здесь родились. Печальный, но факт. Но уж всем левым несабрам следует вернуться в свои страны (или в Уганду, если своей страны не осталось), и ожидать там согласия арабов на иммиграцию. Именно иммиграцию, потому что слово «репатриация» для таких людей неприменимо. Но в любом случае – это путь левых, для правых не приемлемый.
А каков же путь правых? Тот, который предложил рав Кахане (да отомстит всевышний за его кровь), основатель движения «Ках». Движения, к которому я имел честь принадлежать. Государство Галахи и трансфер нелояльных арабов. Причём нелояльных – по отношению к Государству Галахи. И оба эти требования представляли неразрывное целое. Одно просто не могло существовать без другого. И если с точки зрения либеральной демократии и БАГАЦа трансфер аморален и незаконен, то с точки зрения религиозной морали и религиозных законов, он, в некоторых случаях, может быть и морален и законен. Ну, такая уж у нас, у религиозных, мораль. А какое другое обоснование вы можете предложить? Своё «хочу»? Жажду жизненного пространства, которое сильнее всякой морали? Да ведь Гитлер тоже был левым. И как вы это будете осуществлять? Примите временный «Закон об охране народа и государства», вроде принятого Гитлером в апреле 1933 года и просуществовавший до 1945? А конец Гитлера вас не пугает? Да ведь и своего Гитлера у вас нет. Не фашизм, а старый добрый колониализм? Бремя белого человека. «Неси это гордое бремя», выводи из египетской тьмы невежественных арабских феллахов. А про «презренье родной державы и злобу пасомых стад» вы помните? Да и какой уж тогда трансфер? Не трансфер, а «каторжная работа», на службе у арабов. Да и кто с вами это бремя понесёт? Я не понесу. Другие, наверное, тоже.
А нерелигиозные правые всё-таки встречаются. Я сам знал несколько таких человек. Это были люди, сами не выполнявшие заповеди, но выступавшие за установление Государства Галахи. Понимая, что бесплатных обедов не бывает, они были готовы заплатить такую цену за своё право на эту землю. Тип крайне редкий, можно сказать - вымирающий. Встречается, в основном, среди старых кахников. Но принадлежишь ли ты, мой любезный «правый» нерелигиозный читатель к таким людям?

20.09.2004

  • О взаимоотношениях светских и религиозных евреев


  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria