Ицхак Стрешинский

Последний царь Иудеи

Царь Агриппа правил в Эрец-Исраэль в 41-44 годах. Один из выдающихся исследователей эпохи Второго Храма, профессор Менахем Штерн, назвал время правления Агриппы "последним блестящим периодом в политической истории еврейского народа в древнее время". Интересна и сама личность этого царя – потомка Ирода и Хасмонеев, воспитывавшегося в Риме и заслужившего любовь еврейского народа.
Агриппа родился в Иудее в 10 году до н.э. Его отец Аристобул был сыном царя Ирода и Мирьям, происходившей из династии Хасмонеев, представители которой правили в Эрец-Исраэль в 142-63 годах до н. э. Царь Ирод (37 – 4 гг. до н.э), именуемый в еврейских источниках Ѓордус, происходил из эдумеев, насильно обращенных в иудаизм хасмонейским правителем Йохананом Гирканом в конце II века до н.э. Целью его женитьбы на Мирьям было породниться с династией Хасмонеев и добиться, чтобы евреи относились к нему не как к чужаку, а как к законному царю. В 29 г. до н.э. Мирьям  была казнена по приказу Ирода, который уничтожил также ее брата, деда и мать. А в 7 году до н.э. Ирод казнил своих сыновей от Мирьям: Александра и Аристобула .
Таким образом, Агриппе было три года, когда был убит его отец. Судя по данным, которые приводит Иосиф Флавий (Йосеф Бен-Матитьяѓу) в "Иудейских древностях", Агриппа был привезен в Рим незадолго до смерти Ирода, то есть примерно в пятилетнем возрасте. Его мать Береника, дочь сестры Ирода Шломит, дружила с Антонией, дочерью триумвира Марка Антония и женой брата императора Тиберия. Сам Агриппа воспитывался в высших кругах общества и дружил с сыном императора Друзом Младшим. После смерти матери он растратил все состояние и запутался в долгах.
После смерти своего патрона Друза в 23 году Агриппа покинул Рим и вернулся в Эрец-Исраэль. В то время Галилеей и Южным Заиорданьем правил сын Ирода тетрарх Ирод Антипа. Власть его брата, тетрарха Филиппа, распространялась на Северное Заиорданье и территории к югу от Дамаска, а Иудеей и Самарией управляли римские прокураторы. Финансовое положение Агриппы было настолько тяжелым, что в отчаянии он подумывал о самоубийстве. Его супруга Кипра,  которая была его двоюродной сестрой и также как он внучкой Ирода и Мирьям, обратилась за помощью к сестре мужа Иродиаде, бывшей замужем за тетрархом Иродом Антипой. Ирод Антипа сжалился над родственником и назначил Агриппу надзирателем за рынками в построенном им городе Тверии.
После того, как Агриппа рассорился со своим шурином, он уехал из Эрец-Исраэль, пробыл какое-то время в Сирии и Египте, а затем вновь отправился в Рим, где сблизился с Гаем Калигулой, внуком брата императора и уже упомянутой Антонии. Агриппа высказал вслух пожелание о том, чтобы Гай поскорее занял место Тиберия. За это он был арестован по приказу императора и находился шесть месяцев в тюрьме. Когда в 37 году Тиберий умер, и Гай Калигула стал императором, он освободил Агриппу, дал ему владения недавно умершего Филиппа и пожаловал титул царя. В память о заключении Калигула подарил Агриппе золотую цепь.
  Агриппа попросил у Калигулы разрешение покинуть Рим и в 38 году прибыл в Эрец-Исраэль. То, что Агриппа уехал, когда у него ничего не было, а вернулся царем, вызвало зависть у его сестры Иродиады, которая уговорила   своего мужа Ирода Антипу также просить этот титул у императора. Агриппа разрушил их планы, направив к Калигуле специального посланника, обвинившего Ирода Антипу в сношениях с парфянами, врагами Рима, и в заготовке оружия. Разгневанный Калигула сослал Ирода Антипу в Галлию, и Иродиада последовала за ним. Таким образом, в 39 году Агриппа получил владения Ирода Антипы –Галилею и территории на восточном берегу Иордана.
В 38 году произошло еще одно событие. По пути в Эрец-Исраэль Агриппа остановился в Александрии. Зная о ненависти греческого населении этого города к евреям, он попросил ввести свой корабль в порт ночью, но о его приезде все равно стало известно. Александрийские евреи радовались, греки же были в ярости от зависти: ведь у евреев теперь есть царь, а у них – нет. Греки собрались в гимнасиуме и там насмехались над Агриппой и его народом. Затем  толпа потребовала, чтобы в синагогах были поставлены статуи императора Калигулы, который, как известно, считал себя богом и требовал соответствующих почестей. Римский префект Флакк соглашался на все требования преследователей евреев, он приказал поместить в синагогах статуи и издал постановление о неравноправии   евреев. После этого в Александрии разразился погром. Многие евреи были убиты, их руководители были подвергнуты издевательствам и публичному бичеванию, а синагоги осквернены и закрыты.
В начале 40 году к императору была отправлена делегация во главе с известным еврейским философом Филоном Александрийским. Филон подробно описал этот визит в своем сочинении "О посольстве к Гаю". Калигула отнесся к делегации крайне пренебрежительно, смеялся над евреями и их законами и в заключение сказал: «Мне кажется, что эти люди скорее несчастны, чем порочны, и лишь по неразумию своему не верят, что я божественной породы».
Безумства Калигулы отразились и на евреях, живших в Эрец-Исраэль. В городе Явне, где большинство населения было еврейским, поселились также и греки, которые построили жертвенник в честь императора. Евреи не могли смириться с этим идолопоклонством на своей земле и разрушили жертвенник. Римский наместник Капитон донес об этом Калигуле. Тот пришел в бешенство и приказал поставить свою статую в Иерусалимском Храме. Этот приказ надлежало выполнить наместнику Сирии Публию Петронию, который должен быть взять с собой половину римского войска, стоявшего на реке Евфрат (два легиона) и силой заставить евреев подчиниться.
Когда Петроний прибыл в Акко, туда стали стекаться десятки тысяч евреев. Их руководители сказали наместнику, что существуют лишь две возможности: либо не устанавливать статую в Храме, либо истребить весь еврейский народ. Когда Петроний направился в Тверию, туда также хлынули тысячи евреев, которые оставались там в течение сорока дней. Петроний, потрясенный самоотверженной преданностью евреев своей вере, послал Калигуле просьбу об отсрочке установки статуи, из-за того, что она еще не готова и из-за сбора урожая, но разгневанный император требовал выполнения своего приказания.
Когда казалось, что нет надежды на отмену Калигулой его указа, в дело включился Агриппа.   Филон подробно описывает в своем сочинении "О посольстве к Гаю" как Агриппа, который был тогда в Риме, пришел к Калигуле, ничего не зная о его указе, и римский император рассказал ему, что приказал поставить статую в Храм, а евреи отказываются ему подчиниться. Услышав это, Агриппа лишился чувств, и его отнесли домой. Придя в себя, Агриппа поспешил написать Калигуле подробную записку, которую цитирует Филон. В ней он среди прочего упоминает о своем происхождении из священнического рода Хасмонеев. «Я, как ты знаешь, еврей, родился в Иерусалиме, где стоит верховный Храм Всевышнего. Деды мои и прадеды были царями, но большая их часть носила звание "первосвященник", и свой священный сан они ставили выше царского звания, считая, что первосвященник настолько выше царя, насколько Бог выше человека. Ибо один служит Богу, другой заботится о людях. И ежели мой жребий таков, и это мой народ, моя отчизна, мой Храм, то я прошу за всех». Перечисляя все милости, оказанные им Калигулой, и умоляя его отменить указ, Агриппа пишет: «Не нужен мне весь этот блеск, не вымаливаю я недавнего своего счастья, я все готов отдать, лишь бы законы предков остались нетронуты!»
Согласно "Иудейским древностям", Агриппа пригласил Калигулу на обед, на котором император сказал ему просить все, что он пожелает. Агриппа просил одного – чтобы Калигула отказался от мысли поставить свою статую в Храме. Согласно обоим источникам – Филону и Флавию, Калигула согласился отменить свой указ. Но Петронию, посмевшему его возразить, он послал повеление покончить жизнь самоубийством. Послы, везшие приговор, задержались в пути, и прежде, чем Петроний получил приказ, стало известно об убийстве Калигулы заговорщиками-преторианцами. Это произошло 24 января 41 года.
В трактате "Мегилат-Таанит", представляющим собой список исторических дат, в которые произошли радостные события и евреи не должны в них поститься, упоминается, что 22 швата   – день получения известия о гибели Калигулы и отмены его указа – стал днем праздника. Историк Шимон Дубнов писал во втором томе своего капитального труда "Всемирная история еврейского народа от древнейших времен до настоящего": «Нация праздновала победу духовной свободы над грубым насилием. Это было торжество единственной нации, боровшейся за идею, за убеждение, в то время когда все другие народности Римской империи рабски преклонялись пред идолом безумца».
Вскоре после убийства Калигулы, Агриппа содействовал признанию его дяди Клавдия римским Сенатом. Император Клавдий в свою очередь присоединил к его владениям Иудею и Самарию, которые до этого были под властью прокураторов, а также территорию возле Дамаска. Брат Агриппы, которого звали Ирод, получил небольшое халкидское царство, находящееся на территории нынешнего Ливана. 
Профессор Менахем Штерн так характеризовал царя Агриппу: «Агриппа удостоился влияния при императорском дворе, больше чем любой еврей до него или после него. Он познакомился со всеми сторонами римского общества и римской власти и был на равных с влиятельными людьми Рима. Но это близкое знакомство не привело его к душевной солидарности с Римом. Более чем любой другой представитель династии Ирода, Агриппа ставил во главе угла благо еврейского народа». В свою очередь евреи любили Агриппу, видя в нем потомка славной династии Хасмонеев и радуясь, что у них наконец появился еврейский правитель, пусть и зависимый от Рима. 
Прибыв в Иерусалим, Агриппа принес благодарственные жертвы в Храме и повесил в там золотую цепь, некогда подаренную ему Калигулой. Затем он назначил нового первосвященника и освободил дома жителей Иерусалима от специального налога. Флавий так характеризовал Агриппу в "Иудейских древностях": «Во всем он старался точно соблюдать требования ритуала, и не проходило дня, чтобы он не совершил установленного законом жертвоприношения».
Это соответствует и образу Агриппы в талмудических источниках. Приведем примеры некоторых упоминаний о нем в Мишне – своде законов, составленном в конце II века. В трактате "Бикурим" рассказывается о заповеди приношения первых плодов нового урожая в Храм, и среди выполнявших эту заповедь упоминается Агриппа. «Пришли к Храмовой горе – каждый, даже царь Агриппа, берет корзину свою на плечо и заходит – пока не достигают храмового двора» ("Бикурим", глава 3, мишна 4).
Раз в семь лет, в праздник Суккот, царь должен был читать в Храме свиток Торы при большом скоплении народа. В трактате Сота (глава 7, мишна 8) рассказывается, как Агриппа читал свиток Торы, по-видимому, в 41 году. Хотя царь имел право читать свиток сидя, Агриппа читал стоя, и за это мудрецы похвалили его. Когда же он читал слова Торы «…Из среды братьев твоих поставь над собою царя, не можешь поставить над собою чужеземца, который не брат тебе» (Дварим, 17, 15), из его глаз текли слезы: ведь его дед Ирод, как уже упоминалось, был потомком эдумеев и не имел права быть царем. Евреи закричали ему: «Не бойся, Агриппа, ты брат наш!». В Талмуде приводятся слова более поздних мудрецов, которые осуждают это поведение евреев, называя его лестью.  
Отметим, что в городах с нееврейским населением Агриппа чеканил монеты с изображением императора и со своим собственным изображением, тогда как в Иерусалиме он не чеканил таких монет из-за запретов еврейской веры. В римской колонии Берит Агриппа построил театр, а также амфитеатр, в котором выступали гладиаторы, а в Кесарии стояли статуи его дочерей.   Известный историк, профессор Йосеф Клаузнер, пишет в четвертом томе своего труда "История Второго Храма", что Агриппа был вынужден делать все это, так как был вассалом Рима. Подвластный Риму царь, который вел бы себя по-другому, не смог бы остаться у власти.
Флавий рассказывает о мудреце по имени Шимон, который собрал народ и говорил, что Агриппа недостаточно религиозен, и ему нужно запретить вхождение в Храм. Агриппа, который был тогда в Кесарии, позвал к себе Шимона и, посадив его рядом с собой в театре, обратился к нему: «Скажи мне, что делается тут противозаконного?» Шимон не нашел, что ответить и попросил у царя прощения.   
Агриппа помогал и тем евреям, которые не были его подданными. По просьбе Агриппы и его брата Ирода император Клавдий возвратил все права евреям Александрии и утвердил права евреев всей Римской империи. Когда в финикийском городе Дор нееврейская молодежь, желая поиздеваться над евреями, поставила статую Клавдия в синагоге, Агриппа обратился к наместнику Сирии Петронию, и тот по его просьбе наказал виновных и запретил подобные действия именем императора.
Согласно данным, которые приводит Иосиф Флавий, можно придти к выводу, что Агриппа отличался от других представителей династии Ирода, известных своей безграничной преданностью Риму. Так, он начал укреплять стены Иерусалима со стороны Нового города. Флавий пишет в "Иудейской войне": «Ведь он начал возводить вокруг Иерусалима укрепления столь мощные, что, будь они завершены, сделали бы всякую осаду города римлянами тщетной». Наместник Сирии Вибий Марс, сменивший Петрония, сообщил Клавдию об опасности этого предприятия, и император приказал прекратить постройку стен.     Кроме того, Агриппа начал расширять связи с подвластными Риму царями восточных государств. Когда он пригласил пятерых царей в Тверию, Марс явился туда и приказал прекратить это собрание, подозревая, что союз этих царей может представлять опасность для интересов Рима. Профессор Клаузнер выражает в "Истории Второго Храма" мнение, что Агриппа думал о возможности освободиться от подчинения Риму.  
Агриппа скоропостижно скончался в Кесарии в 44 году, во время празднований в честь императора. Флавий пишет, что он почувствовал сильнейшую боль во внутренностях и умер     через пять дней. Клаузнер считает, что упомянутые Флавием симптомы свидетельствуют о том, что царь был отравлен. В момент смерти Агриппе было пятьдесят четыре года. Он правил семь лет, из них три года – над всей территорией иродианского государства. Евреи были глубоко опечалены его смертью, а нееврейские подданные Агриппы выражали бурную радость.
Агриппа был последним еврейским царем, правившим над обширными территориями Эрец-Исраэль. Его сын, называемый Агриппа Второй, не получил от римлян всю территорию царства своего отца и управлял лишь отдельными областями в Галилеи и в Заиорданье. В Иудею вернулись римские прокураторы, и это положение продолжалось до мощного антиримского восстания, начавшегося в 66 году.
В завершении статьи отмечу, что дети Агриппы не пошли по стопам отца. У него были три дочери: Мирьям, Друзилла , Береника – и уже упомянутый сын Агриппа.  Друзилла вышла замуж за римского прокуратора Антония Феликса, Агриппа Второй убеждал евреев не начинать восстание, а затем  открыто стал на сторону римлян, помогал им своими войсками и устроил празднование победы римлян над евреями, а Береника стала любовницей римского полководца Тита, разрушившего Второй Храм…

"Вести", 14.06.2007


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria