Ицхак Стрешинский

Потомок библейских героев

Dov
  Жизненный путь Яакова Гранека, известного по своему подпольному прозвищу Дов, мог бы дать немало материала для остросюжетных книг или фильмов. Этого легендарного бойца ЛЕХИ и бесстрашного офицера Армии обороны Израиля можно по полному праву считать национальным героем и символом возрожденного еврейского героизма.
    
Яаков Гранек родился в польском городе Лодзь в 1923 году, в семье зажиточного торговца. В 1935 году он вступил в Бейтар – молодежное движение сионистов-ревизионистов, затем присоединился к созданным в Польше ячейкам ЭЦЕЛя (Национальной военной организации). Яаков и его близкий друг Барух Котлицкий спешили отправиться в   Эрец-Исраэль.
Вторая мировая война перечеркнула все планы. В 1939 году Яаков, которому было всего шестнадцать лет, в качестве добровольца принял участие в обороне Варшавы. Вместе с Барухом он попал в плен к немцам. Когда их везли вместе с другими пленными в Германию, друзьям удалось спрыгнуть с поезда и вернуться в Лодзь. Оттуда они бежали во Львов, а позже, в тяжелых зимних условиях, Яаков и Барух смогли добраться до Вильно. Там им удалось получить разрешение на выезд, и в 1941 году они прибыли в Эрец-Исраэль, проделав долгий путь через Москву, Одессу, Турцию и Сирию.
Яаков присоединился к отколовшейся от ЭЦЕЛя организации Авраама Штерна (Яира), позже получившей название ЛЕХИ (Борцы за свободу Израиля). Тогда она была единственной силой в ишуве, бескомпромиссно боровшейся против британских властей. Первым заданием Яакова стало расклеивание листовок. Во время одной из таких акций, когда к нему и его товарищам подошли двое вооруженных английских полицейских, Яаков, не долго думая, выхватил дубинку и оглушил их.
В феврале 1942 года организацию Яира постиг тяжелый удар – ее основатель и командир был убит агентами английской сыскной службы. Многие сподвижники Авраама Штерна к тому времени были арестованы, а бойцы, которые еще оставались на свободе, были вынуждены скрываться. Одним из способов скрыться от англичан было вступление в "Полицию еврейских поселений". Эти отряды были созданы для защиты еврейских населенных пунктов от нападений арабов и относились к организации Ѓагана, которая подчинялась социалистическому руководству ишува. Среди бойцов ЛЕХИ, выбравших этот метод легализации, был и Яаков Гранек. Во время службы он познакомился с Леей, которая через некоторое время после их знакомства тоже присоединилась к ЛЕХИ, а в 1946 году стала его женой.
В 1943 году Яаков оставил "Полицию еврейских поселений", вернулся в Тель-Авив и полностью посвятил себя подпольной деятельности. Он взял себе подпольное прозвище Дов – так я и буду его называть далее в этой статье. Известен он был также под кличкой "высокий блондин". Из-за недостатка места я могу привести всего несколько примеров из многочисленных подпольных операций, в которых Дов принимал участие.
После убийства англичанами бойца ЛЕХИ Йерахмиэля Аѓаронсона (подпольное прозвище – Элиша) организация провела серию покушений на английских полицейских. Дов участвовал в одной из таких операций в Тель-Авиве и ликвидировал английского офицера.
В августе 1944 года Дов стал участником покушения на Верховного комиссара Мак-Майкла. Цель этой операции не была достигнута – Мак-Майкл отделался легким ранением. Неудачей закончилась и акция по захвату оружия, проведенная в английском военном лагере в Тель-Литвински. Дов был заместителем командира этой операции.
В декабре 1945 года, ЛЕХИ и ЭЦЕЛь провели успешное нападение на центр английской охранки в Иерусалиме. Был взорван фасад этого четырехэтажного здания. Когда бойцы покидали место операции, английский офицер выстрелил в грудь Дова. Тяжело раненый, он смог открыть ответный огонь и убить англичанина.
Едва выздоровев после ранения, Дов вернулся в строй и провел ряд дерзких и героических операций. Он командовал бойцами, которые проникли на аэродром в Кфар-Сыркин и уничтожили восемь английских военных самолетов.
  Летом 1946 года Дов освободил доктора Исраэля Эльдада, члена центра ЛЕХИ, проведшего в заключение более двух лет. Когда под сильной охраной полиции он был доставлен в Иерусалим к врачу, туда ворвались бойцы под командованием Дова. Они разоружили полицейских, ранили сержанта, охранявшего Эльдада в приемной, и вывели идеолога ЛЕХИ на улицу, где того поджидала машина.
Чтобы достать деньги для операций ЛЕХИ, Дов и другие бойцы занимались экспроприацией англичан. Член ЛЕХИ Имануэль Кац так написал об этом в книге "Борцы за свободу Израиля" : «Они "грабили" деньги англичан, которые те высасывали из ишува для того, чтобы содержать свою администрацию, содержать тюрьмы, военные лагеря и "королевство" Абдаллы. Если экспроприировались деньги или товары у евреев, то эти деньги или товары всегда были застрахованы в английских страховых компаниях. Бывали случаи, когда ЛЕХИ возвращала конфискованное имущество, если становилось известным, что оно не застраховано. Наиболее значительными были операции против банка "Бэрклейс". В одной из операций были застрелены два английских полицейских, выносивших из здания банка мешки с деньгами. В тот же момент Дов вспрыгнул на полицейский броневик с такой яростью, которую впоследствии газеты назвали "сумасшествием". Дов завладел станковым пулеметом и прикрывал своих товарищей, которые тем временем выносили мешки с деньгами. Но вдруг с улицы Ахад Ѓа-ам появился еще один броневик. Дов открыл по нему огонь из пулемета и тем самым прикрыл отступление товарищей. Один из мешков был брошен во двор, и полиция потом его нашла, второй мешок удалось унести с собой. В нем было сорок пять тысяч фунтов стерлингов. В другой акции, самой крупной, которой тоже командовал Дов, из банка "Бэрклейс" было изъято двести тысяч фунтов стерлингов».
Во время одной из таких операций Дов был вновь тяжело ранен. Вместе с двумя бойцами он пытался отобрать деньги у польского чиновника, который нес их из банка "Бэрклейс" в польский банк в Тель-Авиве. Охранявший поляка полицейский в ответ на слова Дова "Не стреляй, мы евреи" дважды выстрелил ему в живот. Один из бойцов хотел убить стрелявшего, но раненый Дов попросил его не делать этого, так как тот был евреем. В тяжелом состоянии Дов был доставлен в Хадассу, где его прооперировали. После операции бойцы ЛЕХИ во главе с начальником оперативного отдела организации Яаковом Банаем ворвались в больницу и вывезли Дова оттуда прежде, чем он мог попасть в руки англичан. Он был спрятан в квартире одного из сторонников ЛЕХИ и его лечил врач, поддерживавший подпольную борьбу против британских властей.
В 1947 году Дов был направлен в Италию, где пытался мобилизовать молодых евреев для участия в подпольной деятельности. Итальянская полиция обнаружила их во время курса по применению оружия, Дов был арестован и освобожден только через три месяца.
Когда он вернулся в Эрец-Исраэль, там уже шла Война за независимость. Дов стал командиром двух подразделений ЛЕХИ, которые проводили операции против арабских банд, обеспечивали безопасность в районе Шарон к северу от Тель-Авива при взаимодействии с бригадой "Александрони". После того как члены ЛЕХИ вступили в Армию обороны Израиля, Дов стал командиром роты, состоявшей из бывших бойцов этой организации. Рота вошла в 89-й ударный батальон под командованием Моше Даяна, который, в свою очередь, стал частью недавно сформированной 8-ой бронетанковой бригады под командованием Ицхака Саде.
В период с 9 по18 июля, известный под названием "Десять дней боев", батальон занял деревни Тира и Кула на подступах к Лоду. Рота Дова понесла большие потери в тяжелом бою за Дир-Тариф.
После этих сражений стало известно о переводе Моше Даяна в Иерусалим. Командиры рот прибыли на встречу с Бен-Гурионом с просьбой оставить Даяна командиром батальона, или же направить в Иерусалим весь батальон. Бен-Гурион обратился к Дову: «У меня нет сомнения, что ты будешь первым,  кто атакует стены Старого города. Но что будет, если в этот момент по какой-нибудь причине ты получишь приказ прекратить атаку и отступить? Выполнишь ли ты приказ?» Ответ Дова был однозначным: «Я прислушаюсь к голосу моей совести». По-видимому, такой ответ не удовлетворил Бен-Гуриона, и в Иерусалим с Даяном были направлены другие командиры. Старый город, важнейшую часть Иерусалима, удалось освободить только через девятнадцать лет…
Дов же был направлен на офицерские курсы, а затем вернулся в свою роту. Перед ним стояла тяжелая задача – взять полицейский форт Ирак-Суэйдан в Негеве. Эту крепость, в которой засела египетская армия, безуспешно пытались взять штурмом семь раз. Дову это удалось. После артиллерийского обстрела стены крепости были пробиты, и туда ворвались солдаты Дова. Египетский флаг форта был снят и передан кибуцу Негба.
 

Дов после взятия Ирак-Суэйдан

Вскоре после взятия Ирак-Суэйдана рота Дова атаковала египетский батальон, который готовился к наступлению. Египтяне были застигнуты врасплох и буквально задавлены бронетранспортерами. Более ста вражеских солдат погибли, остальные спасались бегством.
Дову не суждено было увидеть конца войны, для достижения победы в которой он приложил столько сил. 26 декабря 1948 года началось наступление на Ауджа аль-Хафир, центральный пункт египетских укреплений на границе Негева и Синая. Рота Дова была брошена  на  помощь бронетанковому  батальону,  который находился на острие атаки, и   попала  под  шквальный огонь противника. В тяжелом бою погибли девять бойцов ЛЕХИ. Среди них был и Яаков Гранек по прозвищу Дов, который, как всегда, шел впереди своих солдат. Он погиб в канун Хануки. Ауджу удалось взять на следующий день…
Йоханан Пелец, заместитель командира батальона, в котором служил Яаков Гранек и его командир на офицерских курсах, через двадцать лет после гибели Дова рассказывал историку Ури Мильштейну: «Дов опередил военную доктрину и развитие ЦАЃАЛа на двадцать лет. В дни Войны за независимость и в начале пятидесятых годов, когда попадали  в засаду врага, то первой реакцией было найти укрытие и оттуда планировать дальнейшие действия. Сегодня в такой ситуации атакуют того, кто открыл огонь. Дов делал это инстинктивно. Он был первым, а может быть и единственным, кто так действовал тогда… Еще до создания "подразделения 101" и десантных частей Дов был тем, кто использовал понятие "В атаку, за мной!". В отличие от многих командиров того времени, он всегда оказывался на первом бронетранспортере, в авангарде, и поэтому люди были готовы идти за ним куда угодно и выполнять любые поручения».      
Бывший боец ЛЕХИ, известный мыслитель Шабтай Бен-Дов, служил в роте, под командованием Яакова Гранека. Он увидел в его призывы "За мной!" повторение клича, с которым обратился к своим воинам герой ТАНАХа Эѓуд, увлекший их в атаку против моавитян (Книга Шофим (Судей), 3:27-28).
Поэт Ури-Цви Гринберг написал стихотворение "Плач о сикарие – о Дове, капитане Армии Израиля". ("Сикарии" – название наиболее радикальной повстанческой группировки, участвовавшей в восстании против римской власти в 66-73 гг.) В этом стихотворении были такие строки:

Выйдите и плачьте, дочери Сиона, о сикарие,
О блестящем разбойнике... Которого ненавидели его братья,
Которому удалось добиться того, к чему он стремился.
Отправляясь "грабить" во имя свободы Израиля.

Это и есть капитан Дов, погибший на поле славы.

"Вести", 14.12.06



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria