Ицхак Стрешинский

Поэт, публицист, сионистский идеолог

 
Присоединение Ури-Цви Гринберга к ревизионистскому движению и его публицистика начала тридцатых годов


Великий поэт Ури-Цви Гринберг (1896-1981) был также публицистом и сионистским идеологом, который большую часть своей общественной деятельности был связан с ревизионистским движением, возглавляемым Зеэвом Жаботинским. В этой статье будет рассмотрен важный эпизод биографии Гринберга - его переход в лагерь сионистов-ревизионистов.
Публицистика Ури-Цви Гринберга неразрывно связана с идеями, которые нашли выражение в его стихах, но она, несомненно, представляет большой интерес и сама по себе. В публицистике Гринберга можно различить три этапа: статьи, которые он писал со времени своего присоединения к сионистскому движению в 1923 году до 1930 года, статьи, написанные в тридцатых годах, когда он был одним из лидеров ревизионистского движения, и статьи, написанные с середины сороковых до семидесятых годов. Первая публицистическая статья Гринберга, посвященная вопросам сионизма, была опубликована накануне 13-го Сионистского конгресса в июле 1923 года в печатном органе Всемирной сионистской организации "Ѓа-Олам", выходящем в Берлине. В этой статье Ури-Цви Гринберг подверг резкой критике сионистское руководство во главе с Хаимом Вейцманом, обвинив его в том, что оно ведет сионистское движение к идеологическому и организационному кризису.
Прибыв в начале декабря 1923 года в Эрец-Исраэль, Гринберг начал публиковать свои статьи и стихотворные произведения в прессе сионистских рабочих партий. В то время он считал, что эти партии, в особенности "Ахдут ѓа-авода" ("Единство труда"), которую возглавляли Берл Кацнельсон и Давид Бен-Гурион, готовят активистов, которые смогут возглавить сионистское движение и добиться возрождения еврейского народа на своей земле. В статьях Гринберга того периода нашли выражение: антагонизм между евреями и христианскими народами, борьба за Эрец-Исраэль, верность Иерусалиму, связь с еврейской традицией. Сравнение идей Гринберга с официальной идеологией сионистского рабочего движения того времени выходит за рамки этой статьи, но можно отметить, что хотя поэт солидаризировался с халуцим (первопроходцами из сионистов-социалистов), социализм в его представлении должен был быть не оторванным от еврейской традиции, а основанным на ее источниках.
Разочарование Гринберга в рабочих партиях началось во время тяжелого экономического кризиса в 1926-27 годах, результатом которого стали бедность в сельскохозяйственных поселениях, голод и болезни в городах, возращение отдельных людей и групп в Европу. Гринберг видел в экономическом кризисе результат идеологического кризиса сионизма. Он также предвидел, что арабские нападения неизбежны, и в Эрец-Исраэль прольется еврейская кровь.
В поэме "Видение одного из легиона", вышедшей в 1928 году, У.-Ц. Гринберг обвинил руководство рабочего движения в том, что оно предало и обмануло терпящих лишения первопроходцев. В феврале 1928 года Гринберг, Абба Ахимеир и Йеѓошуа-Ѓешель Ейвин, разочаровавшиеся в сионистах-социалистах, приняли участие в первом съезде рабочих ревизионистских взглядов в мошаве Нахалат-Йеѓуда. Отметим, что через несколько лет Гринберг, Ахимеир и Ейвин станут считаться лидерами максималистского крыла ревизионистского движения и возглавят наиболее радикальную организацию того времени - "Брит ѓа-бирьоним" ("Союз бунтарей"). В следующем году вышла в свет книга стихов Ури-Цви Гринберга "Домашний пес", в которой критика руководства ишува была еще более жесткой. В апреле 1929 года Давид Бен-Гурион еще присылал Гринбергу приглашение от Исполнительного комитета Ѓистадрута на организованный рабочим движением праздник в Петах-Тикве, но разрыв между поэтом и рабочим движением становился все ближе. В последней статье, написанной им в профсоюзной газете "Давар" в июле 1929 года, Гринберг упоминал атмосферу распрей, бойкота, принуждения. В конце статьи были упомянуты Иерусалим и ежедневное оскорбление Западной стены. Отметим, что Западная стена - подпорная стена вокруг Храмовой горы, называемая Стеной Плача, была в то время объектом конфликта. Арабы, которых возглавлял иерусалимский муфтий Хадж Амин ал-Хусейни, позднее сотрудничавший с нацистами, заявляли, что Западная стена принадлежит им, так как "является мусульманской святыней", возле которой пророк Мухаммад, якобы, привязал своего коня. Участились нападения на евреев, молившихся у Западной стены или направлявшихся к ней.
В августе того же года, как результат продолжавшегося подстрекательства муфтия, в Эрец-Исраэль прокатилась волна арабских погромов. За одну неделю были зверски убиты 133 еврея и 339 ранены. Тысячи арабов осадили поселение Хульда, обороняемое тридцатью пятью защитниками, которые были эвакуированы. Их командир, боец Хаганы Эфраим Чижик, погиб. Прибывший английский офицер не дал вывезти его тело, и его удалось похоронить только через некоторое время. Когда Ури-Цви Гринберг прибыл в Тель-Авив, он пытался говорить с руководителями рабочего движения о трагической гибели Эфраима Чижика, но те были заняты другими вопросами. Тогда потрясенный Ури-Цви сказал им: "Порог вашего дома проклят! Ноги моей больше здесь не будет!"
Его разрыв с социалистами был окончательным. Страшные события августа 1929 года Гринберг рассматривал как результат той политики, которую проводила социалистическая верхушка ишува. В 1930 году вышел в свет сборник стихов Гринберга, написанных по следам кровавых событий. Выход в свет этого сборника вызвал гневные отклики в социалистической прессе.
После перехода У.-Ц. Гринберга в лагерь сторонников Жаботинского, его статьи стали регулярно публиковаться в ревизионистской прессе. Статьи, опубликованные там с 1930 по 1931 год, вошли в 17-й том Полного собрания сочинений Ури-Цви Гринберга, который вышел в свет в издательстве Института имени Бялика в 2009 году. С апреля 1930 года статьи Гринберга регулярно появлялись в ежедневной газете "Доар ѓа-йом". Эту газету основал в 1919 году Итамар Бен-Ави, сын Элиэзера Бен-Йеѓуды, сыгравшего огромную роль в возрождении иврита в качестве разговорного языка. В 1928 году Итамар Бен-Ави передал редактирование газеты Зеэву Жаботинскому, и "Доар ѓа-йом стал центральным печатным органом возглавляемого Жаботинским ревизионистского движения. Гринберг входил в редколлегию газеты, и его роль была доминирующей, среди прочего из-за того, что британские власти закрыли Жаботинскому въезд в Эрец-Исраэль.
С первых же статей в "Доар ѓа-йом" бескомпромиссный и темпераментный Ури-Цви Гринберг стал гневно обличать руководителей ишува, которых он называл "санвалатами" - по имени наместника Самарии Санвалата, который мешал отстраивать стены Иерусалима вернувшимся из Вавилонского изгнания евреям. Гринберг использовал это слово, когда хотел подчеркнуть предательство и безразличность руководства. В статье, опубликованной 20 мая 1930 года, Ури-Цви Гринберг обратился к евреям Эрец-Исраэль: "Эти руководители привели вас в пропасть. Вы видите это своими глазами… Будете ли вы, простые евреи Эрец-Исраэль, хорошо знающие, что такое руководитель и каким должно быть руководство евреев, продолжать молчать как молчали до сих пор? Вы, обманутые солдаты на поле битвы, не потребуете ли вы на этот раз открыто от генералов-"санвалатов", преступников и предателей: убирайтесь из национальных учреждений?"
Ури-Цви Гринберг занимал четвертое месте в списке кандидатов от ревизионистской партии в Асефат ѓа-нивхарим ("Собрание депутатов"). Перед выборами, которые состоялись 5 января 1931 года, в газетах "Давар" и "Ѓа-Арец" усилились нападки на ревизионистов и лично на Гринберга. В статье, опубликованной в "Доар ѓа-йом" в день выборов под заголовком "Все евреи против санвалатов!", Гринберг так ответил на эти нападки: "Оскорбляйте меня, санвалаты! Ваши оскорбления почетные звания для меня, поэта в Израиле!" На выборах за ревизионистов проголосовали около 10000 избирателей, прошли 11 депутатов (и еще 6 от списка сторонников Жаботинского из восточных общин), и Гринберг стал членом "Собрания депутатов". На заседаниях собрания продолжалась бурная полемика между ним и другими ревизионистами с одной стороны и социалистами с другой.
В феврале 1931 года Итамар Бен-Ави вернул редактирование "Доар ѓа-йом" себе, и в марте была основана ревизионистская газета "Ѓа-Ам", в которой Ури-Цви Гринберг стал регулярно публиковать статьи и продолжил острую полемику с политическими противниками. В мае 1931 года Гринберг был избран на конференции Союза сионистов-ревизионистов в Эрец-Исраэль в центральный комитет движения и был назначен ответственным за разъяснительную работу и прессу. Гринберг был поставлен в списке кандидатов от ревизионистской партии на 17-й Сионистский конгресс на второе место, сразу после Жаботинского. Он объявил, что идет на конгресс для того, "чтобы рассказать о том, что происходит в Эрец-Исраэль и отстаивать сионистскую правду". На этих выборах ревизионисты провели 52 делегатов из 254, в три раза больше чем на прошлом конгрессе.
5 июля 1931 Гринберг произнес на 17-ом Сионистском конгрессе в Базеле пламенную речь (опубликована в газете "Ѓа-Ам" 16 июля), во время которой он попросил почтить вставанием память жертв прошлогодних погромов в Эрец-Исраэль. На этом конгрессе ревизионисты предложили резолюцию, согласно которой целью сионизма является создание еврейского государства на обоих берегах Иордана, но под давлением социалистов конгресс решил не голосовать по данной резолюции. В ответ Жаботинский демонстративно разорвал свою делегатскую карточку. Гринберг также затронул эту тему в своем выступлении и сказал: "Если Эрец-Исраэль не может и не должна быть родиной народа, то я, любящий всеми силами Сион и первопроходцев, буду вынужден предупреждать евреев в галуте: ваши сыновья и дочери, которые были убиты в Эрец-Исраэль, к сожалению, погибли зря". Гринберг завершил свою речь словами о том, что идеология руководителей рабочего движения диктует им мир с подстрекаемыми арабскими массами и ненависть к братьям-ревизионистам, тогда как идеология создания еврейского государства диктует ревизионистам необходимость единства евреев ради спасения ишува.
После конгресса Ури-Цви Гринберг посетил Литву, Берлин, Львов (город в котором он рос). В последующие годы, до Второй мировой войны, он проводил много времени в Варшаве, которая была одним из центров ревизионистов, и с 1933 года стал редактором ревизионистского еженедельника на идише "Ди велт". События последующих лет способствовали дальнейшему обострению отношений Гринберга с рабочим движением. В июне 1933 года в Тель-Авиве был убит Хаим Арлозоров, один из лидеров сионистов-социалистов. В убийстве были обвинены ревизионисты, впоследствии оправданные судом, и во время судебного процесса велась оголтелая травля сторонников Жаботинского. Прибывший в Эрец-Исраэль Ури-Цви Гринберг назвал это "кровавым наветом в стиле дела Бейлиса". Позднее он писал, как на улице Тель-Авива рабочие кричали ему: "Позор Ури-Цви Гринбергу! Убийца!". В 1936 году Ури-Цви Гринберг вновь прибыл в Эрец-Исраэль, чтобы подготовить к изданию сборник стихов, написанных им с начала тридцатых годов. В том же году возобновились арабские нападения на евреев, что не могло не найти своего отражения в стихах Гринберга. В 1937 году вышел в свет один из самых сильных сборников его стихов под названием "Книга обличения и веры". В этих стихах поэт обвинил социалистическое руководство ишува и сионистского движения в том, что оно не выучило урок из погромов 1929 года и несет ответственность за то, что ишув оказался неподготовленным к новой волне бесчинств. Он обличал проводимую социалистическим руководством политику "сдержанности", которая выражалась в том, что на арабские атаки против евреев не реагировали.
После выхода в свет "Книги обличения и веры" социалисты приложили все усилия, чтобы бойкотировать Ури-Цви Гринберга, и поэт фактически лишился своих прежних читателей. Теперь его основной аудиторией стали молодые ревизионисты, которые почитали Гринберга и даже видели в нем пророка. Бойцы ЭЦЕЛя и ЛЕХИ видели в своей самоотверженной борьбе за независимость Эрец-Исраэль от англичан воплощение идей поэта, выраженных в первую очередь в "Книге обличения и веры". В середине сороковых годов, когда стали появляться стихи Ури-Цви Гринберга о гибели европейского еврейства в годы Второй мировой войны, многие идеологические противники Гринберга - как например редактор газеты "Ѓа-Арец" Гершом Шокен, который был одним из первых, кто стал публиковать эти произведения - не смогли устоять перед силой и трагичностью этих стихов, и вновь признали величие и талант поэта. Все эти темы, безусловно, заслуживают подробного рассмотрения в отдельной статье.

"Вести", 6.01.2011

  • Другие статьи Ицхака Стрешинского
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria