Ицхак Стрешинский

ЯИР
Жизнь и идеология Авраама Штерна 1907-1942



Иерусалим 5765 (2005 г.)


ОТ АВТОРА

Эта книга об Аврааме Штерне (Яире) - идеологе, борце за свободу Израиля, поэте. Он был первым, кто выдвинул идею вооруженной борьбы за освобождение Эрец-Исраэль от английской оккупации и с немногочисленными сторонниками пытался претворить эту идею в жизнь. Он был одним из немногих, кто ощущал опасность, грозящую европейским евреям, и пытался сделать все возможное для их спасения. Большой интерес представляет идеология Яира, полностью основанная на еврейских источниках, и его стихи, в которых чувствуется глубокое влияние Танаха.

В этой книге я постарался не только сообщить биографические данные Яира, но и ознакомить русскоязычного читателя с его идеологией, которая, к сожалению, мало знакома даже говорящим на иврите. В понимании идеологии Яира я во многом руководствовался работами его соратника и последователя д-ра Исраэля Эльдада, выдающегося идеолога национального лагеря Израиля.

Хочется надеяться, что эта небольшая по формату книга заинтересует читателя и вызовет его желание глубже ознакомиться с затронутой в ней темой, в том числе и с по-мощью источников приводимых мной материалов.

Я выражаю глубокую признательность ветеранам ЛЕХИ Яакову Банаю, Моше и Тове Свораи, которые согласились ознакомиться с книгой и внесли ряд важных уточнений.

Я также благодарен Мордехаю Найшулеру, который взялся за редактирование этой книги.

Книга посвящается памяти р. БиньяминаЗеэва Кахане и его супруги Талии, а также всех евреев, погибших от рук арабских убийц. Да отомстит Всевышний за их кровь!

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

В ставшей гимном боевого подполья и получившей широкую известность песне "Безымянные солдаты", которую написал Авраам Штерн (Яир), есть такая строка: "Наша мечта - умереть за свою землю". В конце концов, эта казавшаяся громкой фразой мечта сбылась, и Яир, освящая Имя Всевышнего, отдал свою жизнь за народ и отчизну, сраженный пулей жалкого английского офицера, подло выстрелившего ему в спину.

Евреи должны сыграть главную роль как на этапе самого Избавления, так и в процессе его ускорения. Мы мечтаем встретить Машиаха и должны действовать самоотверженно, с верой в Б-га и уповая на Него, чтобы он пришел как можно скорее. Яир мечтал встретить Машиаха и был готов отдать за это свою жизнь. Возможно, что если бы ему удалось уйти от гибели, то приход Машиаха уже состоялся бы.

Наши благословенной памяти мудрецы сказали, что в каждом поколении есть человек, который может быть Машиахом. Так, царь Хизкияѓу мог бы стать Машиахом, но из-за того, что не возблагодарил Всевышнего за победу над ассирийским царем Санхеривом, он не удостоился стать избавителем.

Яир во многом выполнял задачу Машиаха из дома Йосефа. Он страдал из-за пребывания еврейского народа в изгнании, мечтал о восстановлении Царства Израиля, о строительстве Храма и действовал ради осуществления этого. Быть может, слова мудрецов о том, что Машиах из дома Йосефа будет убит, были сказаны именно о нем. А поэзия его, о которой можно сказать словами пророка: "…И духом уст своих умертвит злодея" (Йешаяѓу, 11:4) - стала духом восстания, и из него выросла организация ЛЕХИ (Борцы за свободу Израиля), которая привела к изгнанию из нашей страны чужеземной власти.

Очень жаль, что он безвременно погиб. Если бы он остался в живых, он, может быть, создал бы Царство Израиля, выполнил бы задачу Машиаха из дома Давида и построил бы Храм в святом Иерусалиме.

Давид Ѓа-Иври

ОБРАЩЕНИЕ ТОВЫ СВОРАИ К ЧИТАТЕЛЯМ

22 швата 5765 (1.2.2005)

Дорогие читатели!

Я очень рада, что среди нас нашелся человек, который счел нужным написать на русском языке (для тех, кто еще свободно не говорит на иврите) о личности, деятельности и учении Авраама Штерна (Яира), основателя движения Борцов за свободу Израиля - ЛЕХИ.

Авраам Штерн объявил еще в 1940 году, что главный враг еврейского народа - тот, кто препятствует возобновлению еврейского господства на нашей Родине, возрождению народа на своей земле, - это чужеземная власть, Британская империя.

Мы, которые пошли с ним и его путем, были тогда немногочисленны, и нас не понимали. Несмотря на это мы поставили перед собой одну-единственную цель огромной важности - войну против чужеземной власти.

Мы добились успеха - было создано государство Израиль, которое мы должны охранять и любить.

Това Свораи

Часть первая

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

Краткий обзор основных вех в истории и развитии сионизма

Основывается на статье д-ра Исраэля Эльдада, опубликованной в 1962 году в специальном выпуске журнала "Сулам".


Избавление еврейского народа путем собирания изгнанников в Эрец-Исраэль, восстановление Царства и построение в Иерусалиме Храма, чье разрушение более всего символизирует потерю государственности и независимости, были идеалом многих поколений еврейского народа на протяжении всего галута.

Но как сионистское движение, так и движение "Хибат Цион" ("Любовь к Сиону") до него и Государство Израиль после него, не только по большей части не осознавали этот идеал, но и неосознанно и даже против своей воли становились этапами его реализации.

Поселенческой деятельности в Эрец-Исраэль положило начало движение "Хибат Цион", возникшее в России 1882 году. Новшеством Теодора Герцля было то, что он в качестве представителя еврейского народа поставил четкую цель: возвращение еврейской государственности. Однако созданное Герцлем сионистское движение лишилось революционной силы, особенно после его смерти в 1904 году.

Создавшаяся ситуация предопределила появление "синтетического" сионизма Хаима Вейцмана, который как бы был обязан сочетать поселенческую деятельность с новыми, социалистическими, факторами (такими как кибуцы, рабочие организации и т.д.), а "духовный сионизм" Ахад ѓа-Ама и Мартина Бубера, оказавших на него влияние, - с сионизмом политическим, удостоившимся Декларации Бальфура за счет зависимости от британского мандата.

Новая расстановка сил в мире, сложившаяся после Первой мировой войны, не была использована. Макс Нордау, ближайший сподвижник Герцля, требовал переправить за короткий срок в Эрец-Исраэль 600 тысяч евреев. Зеэв Жаботинский создал во время войны еврейскую военную силу и желал использовать ее для охраны ишува. Йосеф Трумпельдор хотел переправить через Кавказ сто тысяч евреев для завоевания Эрец-Исраэль. Каждая из этих программ решила бы судьбу страны и народа. Но они не были реализованы. Сионизм сосредоточился на практической деятельности, развитии иврита, создании автономных структур, которые стали самоцелью и скрывали все, что происходило в реальности - рост арабского национализма в самой стране и приближающуюся угрозу уничтожения евреев Европы.

Это положение нуждалось в ревизии, и ее произвел Зеэв Жаботинский. Сотни тысяч пошли за возрождающимся сионистским духом, политической логикой и за по-настоящему народным молодежным движением Бейтар. Новшеством, которое Жаботинский внес в герцлианский сионизм, несомненно, было воспитание молодежи в духе бойцов еврейской армии. Без этого было бы невозможно начать борьбу за свободу.

В те же годы сквозь сионистский застой вместе с движением ревизионистов прорывались и ставшие затем его неразрывной частью пророческие стихи Ури-Цви Гринберга, и первые ростки активизма организации Абы Ахимеира и Йеѓошуа-Ѓешеля Евина "Брит ѓа-бирьоним" ("Союз бунтарей"), находившейся под влиянием поэта.

В поэзии того времени преобладала тема халуцим - первопроходцев, строивших кибуцы и осваивавших новые земли в Галилее и в других районах. В своих стихах Ури-Цви Гринберг воспевал Иерусалим, который был поставлен тогда на второй план по сравнению с долиной Изреэль. Он изливал свой гнев на Англию, предвидя ее бегство из Индии и из Эрец-Исраэль, и на всю ненавидящую евреев христианскую цивилизацию, а также на современных "флавиев", подлизывающихся к Англии, Москве или арабам. Он первым назвал англичан оккупантами и заявил, что только война и кровь решат, кто будет править в Эрец-Исраэль.

Издаваемая "Союзом бунтарей" газета "Хазит ѓа-ам" ("Фронт народа") призывала к активному противостоянию постановлениям английских властей, в частности, к неучастию в переписи населения. Активисты организации выходили на демонстрации против посетившего Эрец-Исраэль крупного британского чиновника Шилса, имевшего отношение к проарабской позиции Лондона, и - после прихода Гитлера к власти - срывали нацистские флаги с немецких представительств.

В 1933 году был убит Хаим Арлозоров, один из лидеров сионистов-социалистов. Его товарищи по партии, пытавшиеся использовать это событие для дискредитации своих политических противников, обвинили в убийстве сионистов-ревизионистов, впоследствии оправданных судом. Среди них был и Аба Ахимеир.

И хотя убийство Арлозорова и последовавший за ним кровавый навет нанесли удар по развитию "максималистского" крыла в ревизионистском движении, проведенные им акции предвещали поворот. Они произвели впечатление на бейтаровскую молодежь и подготовили ее к следующему этапу - созданию и развитию ЭЦЕЛя.

"Ѓагана" ("Оборона"), у истоков которой стояли Жаботинский и Трумпельдор, в 30-е годы уже полностью находилась в руках социалистического руководства ишува, выполняя функцию организации самообороны. При этом партаппарат противился проведению превентивных акций против арабских банд, совершавших нападения на евреев. Через несколько лет именно английский офицер Чарльз Уингейт, истинный друг еврейского ишува, стал тем, кто побудил людей "Ѓаганы", занимавшихся исключительно обороной, начать всерьез преследовать арабских убийц и погромщиков. ЭЦЕЛь же изначально была военной организацией, которая среди своих целей видела восстание, войну за свободу, завоевание страны.

Жаботинский, стоявший во главе ревизионистского движения и ЭЦЕЛя, вначале колебался - как реагировать на арабские бесчинства; лишь постфактум дал он согласие на ответные действия. Этому во многом способствовал казненный англичанами в 1938 г. Шломо Бен-Йосеф, самовольно вышедший с двумя товарищами совершить акт возмездия арабам после ряда кровавых убийств (подробнее об этом будет рассказано ниже, во второй части книги).

В кругах ЭЦЕЛя и Бейтара начинает укореняться идея освободительной войны не только против арабов, но и - в первую очередь - против английских властей.

В 1939 г. британское правительство издает очередную "Белую книгу", суть которой - в сильном ограничении въезда евреев в Эрец-Исраэль и обещании способствовать созданию там в течение десяти лет арабского государства. Надежды тех, кто продолжал верить, что Англия - друг и союзник, который просто ошибается, рассеялись.

Стало ясно, что организация ЭЦЕЛь духовно и идеологически готова направить свои силы на борьбу с англичанами.

Жаботинский тоже пришел к выводу, что столкновение неизбежно. Он был готов прибыть в Эрец-Исраэль вопреки запрету властей и возглавить вооруженное восстание. Этот процесс был остановлен трагическими событиями Второй мировой войны. Сионизм, созданный Герцлем, предвидевшим катастрофу, если не будет найдено убежище для евреев, был беспомощен в этот страшный час из-за ошибающегося и вводящего в заблуждение других руководства ишува и предательства англичан. Ревизионистское движение и Бейтар успели духовно подготовить людей и создать условия для ведения освободительной войны, но не успели ее начать.

Нужна была новая "ревизия", более революционная и радикальная. Эту "ревизию" произвел Авраам Штерн (Яир). Человек, о котором написана эта книга.

Часть вторая

ЖИЗНЬ АВРААМА ШТЕРНА

Данные, приведенные в этой части книги, как правило, основываются на биографии Яира, написанной Адой Амихаль-Евин. Когда использовались другие источники, это отмечено в примечаниях.

Начало пути

Авраам Штерн родился 18 тевета 5668 года (23.12.1907) в городе Сувалки, входившем тогда в состав Российской империи, в семье Мордехая и Леи-Ѓадасы (Лизы) Штерн. Отец был зубным врачом, мать - акушеркой. Она была дочерью жившего в литовском городе Вилкомире (Укмерге) Рефаэля Грушкина, еврейского просветителя и автора комментариев к некоторым книгам Танаха. Город Сувалки расположен на северовостоке нынешней Польши, недалеко от границы с Литвой. В семье, где рос Авраам, говорили на русском языке. В 1910 году родился его младший брат Давид.

В 1914 году началась Первая мировая война. В 1915 году немецкая армия захватила город, и Лея-Ѓадаса с детьми бежала в дом отца, а оттуда к своей сестре Вере, жившей в селе Ромоданово возле Саранска. Мордехай Штерн, в то время находившийся на лечении в Кенигсберге, был арестован немцами по возвращении в Сувалки и на все время войны был отрезан от семьи, ничего не зная о ее судьбе.

В 1917 году Авраам начал учиться в школе в Саранске и, кроме того, брать уроки иврита у частного учителя. На следующий год, после окончания войны, мать вернулась с Давидом в Сувалки. Авраам остался у своей тети Веры, так как в Сувалках еще не открыли школы, а он должен был продолжать учиться. В 1919 году семья Веры и Авраам вместе с ними переехали в город Стерлитамак, возле Уфы. Оттуда брат матери Авраам Грушкин забрал его в Петроград, где он продолжил учебу.

Летом 1921 года, после тяжелого пути, без денег, еды и документов, Авраам смог вернуться домой. По возвращении в Сувалки он начал учиться в еврейской гимназии, был вожатым в скаутском движении. В 1925 году гимназия закрылась, и в январе следующего года Авраам прибыл в Эрец-Исраэль для завершения учебы в гимназии в Иерусалиме.

В 1927 году он получил аттестат зрелости и в том же году поступил в Еврейский университет. Там он получил специальное разрешение учиться на трех факультетах, а не на двух, как было принято. Авраам изучал современную ивритскую литературу, еврейскую поэзию средних веков, греческий язык и литературу, историю Греции и Рима. В конце года Авраам познакомился с Рони Бурштейн (1910-2002), ставшей любовью его жизни. Рони приехала с Украины с семьей в 1923 году и также училась в университете. В 1928 году она издала в нескольких экземплярах семь стихов, написанных Авраамом на русском языке. Вот два стихотворения из этого сборника :

"До свиданья", - сказал я, - "До завтра"
И Рони ответила "Да".
Почему ж были звезды безмолвны?
Почему онемела душа?
Потому ли что страстно желал я
(А не грех, ведь, любить и желать)
Влюбленно, безумно и нежно
Без конца я ее целовать.
Поцелуем весенним и нежным
Как взмах шелковистых ресниц
Наивным как детские сказки
Про царевен, волков и жар-птиц,
Поцелуем укусом пьянящим
Как вино, как любовь, как весна.
Поцелуем глотком сумасшедшим
Душу выпить хотел я до дна!
"До свиданья", - сказал я, - "До завтра"
И Рони ответила "Да"
Пойте звезды. Танцуй вселенная!
Поцелуй мою душу весна!

Моя душа - дрожащая мимоза
Моя душа - сирени аромат
Моя душа - то царственная роза
Моя душа - весной цветущий сад.
Моя душа - поющая весна
Моя душа - то счастия улыбка
Моя душа - кровавая слеза
Моя душа - рыдающая скрипка.
Моя душа - то Капри тарантелла
Моя душа - крик дикий кастаньет
Моя душа - печальная новелла
Моя душа - старинный менуэт.
Печальна, как "Кол-Нидрей" рыданья,
Как вакханалия, веселием пьяна,
Она - Пьеро ужасные страданья
Она - циничная усмешка Паяца.

(Все эти стихи были опубликованы в газете "Окна" (приложение к га-зете "Вести") 20.02.1997 и 27.02.1997 в рамках материала о Рони Штерн.)

От обороны к планам завоевания

В августе 1929 года в Эрец-Исраэль прокатилась волна арабских погромов. За одну неделю были зверски убиты 133 еврея и 339 ранены. Авраам, как и многие другие студенты, участвовал в рамках организации "Ѓагана" в охране Старого города Иерусалима, а затем и еврейских поселений Галилеи.

Вместе с друзьями-студентами он основал студенческую организацию "Хульда", по названию поселения, выстоявшего во время погромов. Организация придерживалась национальных взглядов и не была связана ни с одной из политических партий.

В 1931 году группа командиров "Ѓаганы" во главе с Авраамом Теѓоми, недовольная ее недостаточным военным характером и монополией социалистов, вышла из нее и создала новую организацию. В новую организацию, которую называли "Вторая организация" и "Ѓагана леумит" ("Национальная оборона") входили ревизионисты и представители других несоциалистических партий.

В начале 1932 года Авраам Штерн вступил туда по рекомендации своего университетского друга Давида Разиэля, который был одним из первых, кто присоединился к новой организации. Вскоре после этого Авраам принял участие в курсе командиров, продолжавшегося четыре месяца. В то время им была написана песня "Хаялим альмоним" ("Безымянные солдаты"), которая впервые прозвучала на церемонии окончания курса и стала затем гимном ЭЦЕЛя. В ее припеве были такие слова:

В те от погромов и крови багровые дни,
В те ночи, что черны от отчаяния,
В городах и деревнях поднимем знамя мы -
Знамя обороны и завоевания.


Из этих строк можно понять, что Авраам видел целью новой организации не только оборону от погромщиков, но и завоевание Эрец-Исраэль.

Штерн, Разиэль и их приятели-студенты, окончившие курс, создали полуофициальную группу, которая предложила новое название - Национальная военная организация (на иврите Иргун цваи леуми, сокр. ЭЦЕЛь), - и Теѓоми утвердил его. Кроме того, они составили текст присяги и стали издавать газету "Мецуда" ("Крепость"). Авраам вел в ней рубрику "Мы и наши соседи", посвященную арабской проблеме (Отрывки из переводов его статей можно прочитать в главе "Арабская проблема" в третьей части книги) .

Авраам возглавил группу бойцов организации, которая охраняла от арабских погромщиков хабадскую синагогу в Старом городе Иерусалима. Пребывание там послужило позднее сюжетом для его стихотворения "Симхат Тора".

В 1933 году Авраам закончил учебу в Еврейском университете и получил стипендию для учебы на третью степень в университете во Флоренции. Во время пребывания в Италии он сочинял новые стихи на иврите и редактировал стихи, написанные в Иерусалиме. Большая часть его стихотворений была написана в тот период.

В мае 1934 года, через пять месяцев после начала работы Авраама Штерна над докторатом, в Италию прибыл Авраам Теѓоми. Он назначил его ответственным за приобретение в Польше оружия для ЭЦЕЛя и его переправку в Эрец-Исраэль. Авраам прибыл в Польшу под видом распространителя детективных книг и начал выполнять свою миссию, используя связи ревизионистов с местным правительством. Покупали оружие также и в Италии.

В то время Авраам решил отказаться от научной карьеры и полностью посвятить себя подпольной деятельности. В 1935 году он вызвал в Польшу Рони, с которой вел во время разлуки постоянную переписку. После двух недель, проведенных вместе, он сообщил ей, что они должны расстаться, так как он посвящает себя борьбе и не может взять на себя ответственность за создание семьи. Однако друг Авраама Давид Разиэль добился, чтобы они вновь были вместе, и вскоре Авраам предложил Рони выйти за него замуж. Свадьба состоялась 31 января 1936 года в Рамат-Гане, в доме родственников Рони.

В том же году возобновились арабские бесчинства. В ответ на них социалистическое руководство ишува провозгласило политику "сдержанности" (на иврите "ѓавлага"), которая выражалась в том, что на арабские нападения никак не реагировали, и жизнь продолжалась своим чередом. За несколько лет жертвами всего этого стали свыше 500 евреев. Молодые командиры ЭЦЕЛя призывали положить этому конец и ответить на арабские зверства. Однако Теѓоми также придерживался тогда политики "сдержанности" и колебался между передачей организации полностью под контроль ревизионистов и принятием предложения "Ѓаганы" о возращении туда. Он выбрал последнее. Авраам Штерн, несмотря на то, что он был тогда секретарем и другом Теѓоми, стал одним из главных противников объединения. В апреле 1937 года в ЭЦЕЛе происходит первый раскол. Около половины бойцов организации, насчитывавшей тогда примерно 3,000 человек, пошли за Теѓоми в "Ѓагану", а другая половина пошла за молодыми командирами. 23 апреля Штерн и Разиэль выпустили листовку под названием "Верным клятве". Там, среди прочего, было написано:

"Идея и цель ЭЦЕЛя в Эрец-Исраэль, во имя которой он был создан, - это вера в то, что еврейское государство не может быть восстановлено без опоры на независимую военную национальную структуру… На ЭЦЕЛь в Эрец-Исраэль возложено быть единственной настоящей силой, которая должна будет и сможет воевать за возрождение еврейской нации в Эрец-Исраэль и против происков внешнего врага и тех, кто готов предать изнутри…

Сегодня в стране существуют две организации: одна - левая, подчиняющаяся власти левых, к которой, к нашему большому сожалению, присоединилась часть наших людей; а вторая - это ЭЦЕЛь в Эрец-Исраэль, которая продолжает выполнять свою задачу - бороться за жизнь и честь возрождающейся нации.

Мы верим в предназначение движения и в то, что в его силах воссоздать полную независимость нации в исторических границах еврейского государства…

Безымянные солдаты!

Основа еврейской силы готова к любому приказу и любой жертве!

"Из строя освобождает только смерть"
" (А. Штерн "В крови моей ты вечно будешь жить...", стр. 137, Цен-тральный сионистский архив, папка A549/75).

ЭЦЕЛь, где подавляющее большинство составляли теперь сионисты-ревизионисты, стал курировать Зеэв Жаботинский. Непосредственным командиром был назначен Роберт Биткер. Авраам Штерн стал секретарем командования и командиром бойцов ЭЦЕЛя в мошавах. В течение 1937 года Штерн и Разиэль написали книгу "Экдах" ("Пистолет"). Это руководство по устройству и использованию пистолета стало настольной книгой еврейских подпольщиков вплоть до провозглашения государства.

Через несколько месяцев Биткера сменил на посту Моше Розенберг. При нем Авраам стал ответственным за пропаганду и разъяснительную работу.

В марте 1938 г. арабы напали на еврейское такси, остановившееся из-за завала по дороге в Цфат. Четверо пассажиров были убиты на месте, тела еще двух: водителя и девушки, над которой зверски надругались, были найдены лишь несколько дней спустя. В апреле были убиты еще трое евреев, среди них бейтаровец из отряда в Рош-Пине Давид Бен-Гаон. Трое его товарищей по отряду Шломо Бен-Йосеф, Авраам Шайн и Шалом Журавин самовольно вышли мстить за эти убийства; обстреляв автобус с арабами, они пытались спрятаться, но вскоре их схватила полиция. Несмотря на то, что их акция не повлекла за собой жертв, Шломо был казнен англичанами. В его память Авраам написал стихотворение, чей перевод помещен здесь.

ИЗРАИЛЬ - ЗАМРИ!

Посвящается Шломо Бен-Йосефу

Средь Израиля бушевали погромы -
Ибо не было силы в руках -
И презреннейшие из гоев
Убивали наших сестер
И глумились над дочерью Цфата…
Иерусалим стал подобен прокаженному,
А Израиль был на разграбление отдан.

Пока не поднялся он -
Вызвавшись помочь народу -
И воздать местью,
И кровью за кровь.

Погиб он, не зная,
Что за Царство Израиля
Свою жизнь отдал.

И его осиротевшая мать,
Состарившись, тихо плачет по сыну -
Окутали сердце ее смертные муки.
Увидит во сне - эшафот;
А проснется - тьма среди дня
Десятки тысяч сердец Израиля
Не переставали надеяться,
Днем и ночью
Шептали десятки тысяч губ
В галуте, Иерусалиме и Сионе
Шептали молитву,
Мольбу о помиловании!

Чтоб проверить, крепка ли веревка,
Повесили на ней мешок.
Меж стен тюрьмы Акко
Он ночью был повешен.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
А в восемь утра
Палач заменил мешок человеком,
Что с песней взошел на эшафот.

Замри, народ Израиля!

20 тамуза 5698 г.
(19 июля 1938 г.)


После казни Бен-Йосефа в ЭЦЕЛе началось открытое недовольство командиром Моше Розенбергом, который, опасаясь репрессий англичан, приказал не проводить в ответ никаких акций. Среди требовавших его отставки был и Авраам. Жаботинский назначил вместо него Давида Разиэля. Под его командованием был проведен ряд акций возмездия против арабов в Иерусалиме, Хайфе, Яффо. В результате этих действий арабы насчитали сотни убитых и раненых.

В сентябре в Варшаве прошел третий съезд Бейтара. На нем впервые молодые руководители польского Бейтара, такие как Менахем Бегин и Исраэль Шайб (Эльдад), вступили в полемику с Жаботинским, требуя более активных действий в Эрец-Исраэль. После съезда Авраам подозвал к себе Исраэля Шайба, чье выступление ему понравилось, и спросил, нужно ли, по его мнению, сохранять верность рамкам Бейтара, если он будет продолжать идти по пути сдержанности? (И. Эльдад "Первое десятилетие", стр. 26)

В июле 1938 года вышел в свет первый номер молодежной газеты ЭЦЕЛя "Масуот" ("Факелы"). В этой газете Авраам Штерн подписывал свои стихи и статьи "Эльазар Бен-Яир", по имени легендарного командира защитников Масады. С тех пор он стал известен под именем Яир, и так мы и будем называть его в дальнейшем.

Кроме деятельности в Эрец-Исраэль, Яир был занят важной работой в Польше, где он проводил большую часть своего времени. Он подружился с польским консулом в Иерусалиме, и они вместе составили черновик соглашения между ЭЦЕЛем и польским правительством. По этому соглашению ЭЦЕЛь должен был организовать тренировочные лагеря для мобилизующихся польских евреев и их перевоз в Эрец-Исраэль. В свою очередь польское правительство, заинтересованное в эмиграции евреев из страны, должно было помочь ЭЦЕЛю оружием и выделить места для тренировочных лагерей. Командование ЭЦЕЛя утвердило соглашение, и Яир выехал в Варшаву для его реализации. Там он наладил упорядоченную поставку оружия для ЭЦЕЛя и установил контакты с людьми из высших эшелонов власти.

Яир разработал грандиозный план. Он собирался подготовить 40,000 бойцов из еврейской молодежи Польши и Литвы для прибытия в Эрец-Исраэль и ее завоевания. Для этого нужно было начать военную подготовку на местах. Еще 1935 году М. Свораи, М. Йедидия и М. Кляйн создали в Польше первые ячейки для подготовки воспитанников Бейтара к репатриации и освобождению Эрец-Исраэль. С августа 1938 года Яир начал массовую организацию ячеек среди бейтаровской молодежи Польши. Ответственным за это он назначил Авраама Ампера. Были проведены военные курсы для командиров этих организационных групп. Следует отметить, что Жаботинский не был оповещен об этой деятельности.

Помимо военной подготовки, Яир занимался также идеологической работой. Ему оказали неоценимую помощь супруги Лили (Аяла) и Генрих Штрасман, выходцы из среды ассимилированных евреев, которые приблизились к сионизму во многом благодаря Яиру. Лили открыла клуб "Иордан" для еврейской и нееврейской интеллигенции, в котором подчеркивалась общность интересов между Польшей и еврейским освободительным движением. В августе 1938 года Лили и Авраам начали издавать газету на польском языке "Jerozolima Wyzwolona" ("Освобожденный Иерусалим"). Читателями газеты были евреи из ассимилированных кругов и поляки, поддерживающие национальные освободительные движения. По инициативе Лили на первой странице газеты была нарисована рука, сжимающая ружье на фоне карты Эрец-Исраэль в границах мандата, и надпись "Только так!". Этот рисунок стал символом ЭЦЕЛя. В том же году Яир стал инициатором издания газеты на идише "Ди тат" ("Действие"), редакторами которой были Шмуэль Мерлин и Натан Фридман (Елин-Мор).

Самостоятельная деятельность Яира в Польше вызвала недовольство руководства ревизионистской партии. В начале 1939 года в Париже состоялась встреча Жаботинского с Разиэлем, на которой было принято решение, что в диаспоре ЭЦЕЛь будет контролироваться партией и Бейтаром, а в Эрец-Исраэль командир ЭЦЕЛя станет также главой Бейтара. Яир видел в этом соглашении конец независимости ЭЦЕЛя.

Он, в свою очередь, продолжал свою деятельность в Польше. 6 марта 1939 года по его инициативе в Варшаве состоялась пресс-конференция редакции "Освобожденного Иерусалима". Среди прочего там можно было услышать критику недостаточной активности Жаботинского. В Эрец-Исраэль слияние организаций тоже не удалось провести.

Весной 1939 года в Карпатах прошел курс для прибывших из Эрец-Исраэль 25 командиров ЭЦЕЛя. Курс продолжался четыре месяца, и его проводили опытные польские офицеры, бывшие сами ветеранами подпольной борьбы. Командиры ЭЦЕЛя осваивали навыки партизанской борьбы, работу с взрывчатыми веществами. По окончании курса Яир прибыл к выпускникам в сопровождении польских офицеров во главе с генералом. Поляки были приятно удивлены успехами воспитанников.

Тем временем в Эрец-Исраэль по инициативе Яира начала трансляции радиостанция ЭЦЕЛя "Голос борющегося Сиона". Там можно было услышать обзор газет, аналитические материалы, новости еврейского мира, сообщения об акциях ЭЦЕЛя. Материалы для трансляции готовили, как правило, сам Яир, Разиэль и д-р Йеѓошуа Евин.

17 мая 1939 года англичане опубликовали Белую книгу, в которой обещали способствовать созданию в течение десяти лет на территории Эрец-Исраэль государства, большинство населения которого будет арабским, и как результат Великобритания сильно ограничила право евреев на репатриацию. ЭЦЕЛь организовал бурную демонстрацию в Тель-Авиве. 19 мая англичанам удалось арестовать Давида Разиэля. Вместо него командиром ЭЦЕЛя был назначен Ханох Калаи, возглавлявший до этого иерусалимское отделение организации. Калаи направил Яиру телеграмму, в которой просил его срочно вернуться из Польши и стать его заместителем.

С возвращением Яира ЭЦЕЛь активизировался. Был проведен ряд действий против арабов. Среди них - военная акция в деревне Бир-Адас и взрыв начиненного взрывчаткой пальто в арабском кинотеатре "Рекс" в Иерусалиме. Обе акции были совершены в один день (28 мая). Среди арабов были убитые и раненые. 20 июня прогремел взрыв на арабском рынке в Хайфе. По официальным данным 18 арабов были убиты, 24 ранены.

Кроме того, командование ЭЦЕЛя решило действовать также против английских объектов. Были взорваны телефонные линии и трансформаторные будки. Прогремели взрывы на Центральном почтамте и в правительственной радиостанции. В тот период были также ликвидированы провокаторы, сотрудничавшие с английской полицией против евреев.

5 августа англичане схватили командира ЭЦЕЛя в Иерусалиме Биньямина Зеръони. Он был подвергнут жестоким пыткам английским сыщиком Ральфом Кернсом, но ничего не рассказал. Через несколько дней Зеръони удалось бежать. Командование ЭЦЕЛя приговорило Кернса к смерти, и 26 августа приговор был приведен в исполнение. Кернс погиб в результате взрыва вместе с другим английским сыщиком по фамилии Баркер. Ответственным за этот и упомянутые выше взрывы был боец ЭЦЕЛя Яаков Левштейн (Элиав), выпускник курса в Карпатах.

События стали развиваться с головокружительной быстротой. Над Польшей нависла угроза войны с Германией, была объявлена мобилизация. Генрих Штрасман добровольно мобилизовался в армию. Яир, узнав об этом, собрался поехать туда, чтобы продолжать контакты с польскими властями, которые вел Генрих.

31 августа командование ЭЦЕЛя собралось на заседание в Тель-Авиве. Обсуждалось предложение Жаботинского о его нелегальном прибытии в Эрец-Исраэль, восстании ЭЦЕЛя, захвате правительственных учреждений хотя бы на 24 часа и водружении на них еврейского флага. После этого должно было быть объявлено о создании "правительства в изгнании". Яир был против, так как видел в этом плане лишь демонстрацию по сравнению с его собственным планом завоевания страны, когда силы для этого будут готовы. Во время обсуждения в комнату ворвались английские полицейские, и члены командования ЭЦЕЛя Х. Калаи, Яир и А. Хайхман, а также Х. Любинский, привезший план Жаботинского, и Я. Левштейн, находившийся в той же квартире, были арестованы.

Раскол

1 сентября Гитлер напал на Польшу. Началась Вторая мировая война. Жаботинский постановил, что место еврейского народа с теми, кто воюет против Германии. Заключенный в тюрьму командир ЭЦЕЛя Давид Разиэль согласился с ним и объявил о прекращении военных акций организации, о поддержке Англии в войне с нацистами и их союзниками и о сотрудничестве с английскими властями в Эрец-Исраэль. В конце октября он был освобожден из-под ареста.

Другие арестованные командиры ЭЦЕЛя, в том числе и Яир, оставались в заключении. Месяц они были в Иерусалимской тюрьме, а затем их перевели в лагерь в Црифине. Яир считал, что евреи не должны участвовать в войне на стороне англичан без предварительных условий и пока нет еврейской армии. Он и другие командиры ЭЦЕЛя выступили против соглашения Разиэля с англичанами и переправили освобожденному командиру резкое письмо. Когда тот прибыл в Црифин на встречу с командирами, ему было сказано, что он должен уйти в отставку. Несмотря на разногласия, Разиэль требовал от властей освободить командиров, но англичане не торопились с этим. В феврале 1940 года заключенные были переведены в лагерь в Мизре. Там Яир узнал о смерти отца. С началом войны его родители бежали из Сувалок в Ковно. Мордехай Штерн не выдержал тяжелых условий перехода, тяжело заболел и умер. Его супруга Лея-Ѓадаса ждала сертификата, чтобы добраться до Эрец-Исраэль. В заключении Яир написал поэму "Нашим матерям", в которой писал о тяжелой судьбе матерей в галуте, вдали от своих сыновей в Эрец-Исраэль.

В июне 1940 года Яир и другие командиры были освобождены. На следующий день после их освобождения состоялось заседание командования ЭЦЕЛя, на котором Разиэля подвергли резкой критике, и он окончательно ушел в отставку. Командиром ЭЦЕЛя был избран Яир. После его назначения командование выпустило "Сообщение № 112", в котором сообщалось:

"Вот принципы, которые указывают дальнейший путь:

1. ЭЦЕЛь живет и воюет с оружием в руках за создание Царства Израиля в исторических границах. Эту войну ЭЦЕЛь будет вести как завоевательная армия, у которой будут еврейское знамя, оружие и офицеры. Ее люди должны любыми путями уклоняться от мобилизации в чужие армии.

2. ЭЦЕЛь заключает союзы с евреями и с другими народами, но не отдает в залог свою свободу. Ни в коем случае он не превратится в инструмент в руках союзника в обмен на помощь, которую дадут ему иностранцы; и он не будет сотрудничать с капитулянтами из "Ѓаганы". Наша оборона - это нападение. Наша война - на территории противника.

3. ЭЦЕЛь подчиняется своим командирам, ведущим его в бой" (Материалы ЛЕХИ, том первый, стр. 17-18.)

Функционеры ревизионистской партии были обеспокоены назначением Яира, всегда стремившегося к тому, чтобы организация стала независимой от партии. Один из руководителей партии д-р Арье Альтман послал Жаботинскому телеграмму, в которой просил его заново назначить Разиэля. 17 июля пришли две телеграммы от Жаботинского. В одной он сообщал Разиэлю о его назначении заново, а в другой - требовал от Яира подчиниться этому указанию. Получив письмо, Разиэль объявил об отмене своей отставки. Командиры ЭЦЕЛя подготовили ответное письмо Жаботинскому, который слышал до этого доводы только одной стороны, но оно не дошло до адресата. 5 августа 1940 года он скоропостижно скончался в Америке.

После смерти Жаботинского раскол в ЭЦЕЛе стал неизбежным. Его указание о назначении Разиэля многие стали воспринимать как завещание. Все попытки Яира и Разиэля прийти к компромиссу потерпели неудачу. Организация раскололась.

Люди Разиэля оставили название ЭЦЕЛь бе-Эрец-Исраэль (Национальная военная организация Эрец-Исраэль) за собой. Яир, который не хотел отказываться от столь дорогого ему названия, назвал свою организацию Национальная военная организация [народа] Израиля (на иврите ЭЦЕЛь беИсраэль) (Так организация называлась при жизни Яира. Он упоминал в лис-товках и радиовыступлениях название "Борцы за свободу Израиля" на иврите Лохамей Херут Исраэль, сокр. ЛЕХИ. Но официально назва-ние Национальной военной организации Израиля было изменено только после гибели Яира.). Имелось в виду, что деятельность организации не ограничится пределами Эрец-Исраэль, а будет охватывать также еврейский народ в галуте.

Первые шаги новой организации

Хайхман и Любинский, до этого поддерживавшие Яира, вышли из его организации и стали искать контакты с Разиэлем. Было сформировано командование Национальной военной организации Израиля, куда вошли Яир, ответственный за разъяснительную работу и внешние связи, Биньямин Зеръони, который стал ответственным за оперативную деятельность и Ханох Калаи, ответственный за организационную деятельность.

Яир попросил Моше Свораи взять на себя координацию разведывательной службы новой организации. Вскоре после раскола с М. Свораи связался М. Ротштейн, передававший информацию ЭЦЕЛю, и сообщил, что еще в начале 1939 года у него были контакты с итальянскими агентами, которые хотели сотрудничать с этой организацией. Сейчас, по его словам, эти агенты просили связать их с людьми организации Яира. Командование обсудило переданное Ротштейном предложение. Яир сказал, что даже если речь идет о провокации английской разведки, желательно, чтобы там знали, при каких условиях его организация может сотрудничать с другими странами. Через Ротштейна велись переговоры об окончательной формулировке соглашения о сотрудничестве с "итальянцами", которое получило название "Иерусалимское соглашение". Оно было подписано не самим Яиром, а другими бойцами организации. После передачи документа Ротшейну, ответа от "итальянцев" не поступило. Оригинальный текст соглашения, по-видимому, был утерян. Позже появилось несколько вариантов подделок текста. Есть основания считать, что все это соглашение изначально было английской провокацией, цель которой - представить Яира и его людей "пятой колонной". Возможно, что к этому были причастны и люди из ЭЦЕЛя (см. М. и Т. Свораи "Из ЭЦЕЛя в ЛЕХИ", стр. 296-321).

Новой организации не хватало средств для ее деятельности и бойцов. Так как не было других источников финансирования, 16 сентября бойцы Национальной военной организации Израиля осуществили нападение на Англо-Палестинский банк в Тель-Авиве. В кассу организации поступили 4400 лир. После этой акции Яир ушел в подполье, сняв комнату в Тель-Авиве под видом журналиста, который должен весь день работать дома. С женой Рони он был вынужден видеться тогда только по субботам.

Организация должна была выработать свою идеологию и цели. В канун Рош ѓа-Шана 5701 года вышло первое сообщение командования Национальной военной организации Израиля. Там среди прочего сообщалось:

"… На наши плечи возложены отныне три задачи:

1. Собрать всех верных, гордых и борющихся в ишуве и народе в ряды еврейского освободительного движения.

2. Предстать перед миром как единственный представитель борющегося еврейства; вести многостороннюю политику на основе ликвидации галута и сделать так, чтобы евреи отвернулись от Европы после того, как в Эрец-Исраэль будет создано независимое государство, в границах которого будет достойно жить весь еврейский народ.

3. Как можно быстрее и всеми возможными способами стать фактором, который сможет установить власть над страной силой оружия. От положительного решения этого важнейшего вопроса зависят результаты войны для нас и, возможно, судьба нации на протяжении нескольких десятилетий.

Чтобы подготовить себя к этим задачам, борющаяся сила меняет свою структуру на структуру революционного подполья.

Наше вступление в войну обуславливается:

1. Признанием священного права народа Израиля воссоздать в Эрец-Исраэль суверенное и ни от кого не зависящее еврейское государство со всеми его атрибутами.

2. Моментальной и реальной помощью в создании Царства Израиля посредством организации государственной армии, с еврейским знаменем, оружием и офицерами; в руки которой будет передана власть над страной сразу же после ее завоевания силами этой армии" (Материалы ЛЕХИ, том первый, стр. 19-20).

"Принципы Возрождения"

В октябре 1940 года вышел в свет первый номер газеты "Бамахтерет" ("В подполье"), которую редактировал Яир. Параллельно велась работа над основополагающим идеологическим документом организации, который получил название "Принципы Возрождения". Ханох Калаи подготовил черновик на основе идеологических принципов, составленных поэтом Яаковом Коѓеном. Яир просмотрел вариант Калаи, выбрал определенные идеи, развил их и сформулировал в более возвышенном стиле (Об этапах работы над "Принципами Возрождения" можно прочесть в исследовании Амиры Штерн "Архив, спрятанный в кувшине", стр. 146-156) . Во втором номере газеты "Бамахтерет" были опубликованы девять принципов. Их предварял следующий текст:

"…Эти принципы являются идеалом борцов за свободу Израиля и одновременно смыслом их жизни. Их задача - указать путь для войны за полное Избавление народа на предназначенной для этого земле.

Пусть это учение свободы будет высечено в сердцах борцов за предназначение. Тех, кто уже поклялись ему в верности, и тех, кто станут с нами плечом к плечу завтра".

В пятом выпуске "Бамахтерет" были опубликованы четырнадцать принципов, часть из которых были новыми, а другие представляли собой изменения уже опубликованных. В четыре первых принципа из опубликованных во втором выпуске также были внесены изменения, и четырнадцать новых и переформулированных принципов из пятого выпуска стали их продолжением. Ниже приводится перевод того окончательного варианта, что опубликован в сборнике материалов ЛЕХИ. (Похоже, что Яир не случайно остановился именно на этом числе 18. Так, главная еврейская молитва, в которой прямо говорится о грядущем Из-бавлении, восстановлении Царства и т.д., носит название "18 Благосло-вений". Кроме того, само число записывается в иврите буквами "хет" и "йуд", составляющими слово "хай" (жизнь, живой) - прим. ред.)

18 ПРИНЦИПОВ ВОЗРОЖДЕНИЯ

1. НАРОД
Народ Израиля - избранный народ, создавший религию Единобожия, установивший мораль пророков, давший миру ценности культуры, на протяжении всей своей истории демонстрирующий величайшее самопожертвование, выносливость и желание жить в свете духовных ценностей и уверенности в грядущем Избавлении.

2. РОДИНА
Родиной является Эрец-Исраэль в указанных Торой границах ("Потомству твоему дал Я эту страну, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата", Брейшит 15:18). Это страна жизни, в ней будет жить в безопасности весь еврейский народ.

3. НАРОД И РОДИНА
Еврейский народ завоевал Эрец-Исраэль мечом. В ней он стал народом, и только в ней он возродится. Поэтому только у еврейского народа есть право на Эрец-Исраэль. Право это неоспоримо - оно не прекратилось и не прекратится никогда.

4. ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ
1) Освобождение страны.
2) Восстановление Царства.
3) Возрождение нации. Не может быть возрождения Царства без освобождения страны, и не может быть возрождения нации без восстановления Царства.

ЗАДАЧИ ОРГАНИЗАЦИИ В ПЕРИОД ВОЙНЫ И ЗАВОЕВАНИЯ:
5. ВОСПИТАНИЕ

Воспитание народа в любви к свободе и забота об обучении ревностной верности вечным национальным ценностям. Укоренение идеи, что судьба народа в его руках, и возобновление признания того, что "Меч и Книга даны были вместе с небес" (Ваикра Раба, 35:8).

6. ЕДИНСТВО
Объединение всего народа под знаменем еврейского освободительного движения. Использование талантов, общественного положения и возможностей отдельных лиц, направление энергии, преданности и революционного пафоса масс на борьбу за освобождение.

7. СОЮЗЫ
Заключение союзов со всеми, кто заинтересован в успехе борьбы организации и готов оказать ей прямую помощь.

8. СИЛА
Создание и укрепление военной силы на Родине и в диаспоре, как в подполье, так и в казармах с тем, чтобы создать еврейскую освободительную армию со своим знаменем, оружием и командирами.

9. ВОЙНА
Постоянная война со всеми, кто препятствует осуществлению предназначения.

10. ЗАВОЕВАНИЕ
Завоевание Родины, находящейся в чужих руках, в вечное владение еврейского народа.

ЗАДАЧИ ОРГАНИЗАЦИИ В ПЕРИОД ГОСПОДСТВА И ИЗБАВЛЕНИЯ:

11. ВЛАСТЬ

Возобновление еврейской власти в освобожденной стране.

12. СПРАВЕДЛИВЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ
Установление общественного строя в духе еврейской морали и справедливости, указанной нам пророками. При таком строе не будет ни голодного, ни безработного; при нем будут жить в братстве, уважении и дружбе все сыны нашего народа, и это станет примером для других народов.

13. ВОЗРОЖДЕНИЕ ПУСТЫНИ
Восстановление разрушенной страны и возрождение к жизни пустынных безлюдных территорий для приема миллионов репатриантов и их приумножения.

14. ЧУЖЕЗЕМЦЫ
Решение этой проблемы путем обмена населением.

15. СОБИРАНИЕ ИЗГНАННИКОВ
Полное собирание изгнанников в Царстве Израиля.

16. ГОСПОДСТВО
Превращение еврейского народа в важнейший военный, политический, культурный и экономический фактор на Востоке и в восточном Средиземноморье.

17. ВОЗРОЖДЕНИЕ
Возрождение иврита в качестве разговорного языка всего народа, восстановление исторической и духовной самостоятельности Израиля. Формирование национального характера в огне возрождения.

18. ХРАМ
Строительство Третьего Храма - как символ эпохи полного Избавления("Материалы ЛЕХИ", том первый, стр. 27-28) .

Как мы видим, в "Принципах Возрождения" используются понятия, не встречавшиеся до этого в сионистском движении. Например, Яир использовал танахическое "Малхут Исраэль" ("Царство Израиля"), а не принятое со времен Герцля понятие "государство", которое упоминалось в контексте решения еврейской проблемы, тогда как "Царство Израиля" выражало мессианские чаяния возрождения Царства Давида в заповеданных границах. Стоит отметить, что этот термин уже использовал в своих стихах Ури-Цви Гринберг.

Как писал д-р Исраэль Эльдад, Яир стремился к тому, чтобы его идеология была основана на традиционных еврейских источниках (Статья И. Эльдада в журнале "Натив", №6 (11), ноябрь 1989). Так, он перестал пользоваться символом ЭЦЕЛя до раскола (рука, сжимающая винтовку на фоне карты границ мандата) из-за того, что он не отражал границ согласно еврейским источникам . Яир подчеркивал, что евреи - это не обычный, а избранный народ, с особым предназначением, и видел целью своего движения не создание "безопасного убежища", не подражание освободительным движениям других народов, а создание Царства Израиля в заповеданных Всевышним границах от Нила до Евфрата.

Идеологической основой Яира стало не "решение еврейской проблемы", традиционное для сионизма, а освобождение Эрец-Исраэль. В его учении нет места борьбе с англичанами за выполнение Декларации Бальфура или против "Белой книги" - ведь не только "Белая книга", но и сам британский мандат незаконны! Власть англичан, как и власть любого народа, правящего в Эрец-Исраэль вместо евреев, есть власть чужеземная и незаконная, так как только у евреев есть право на Эрец-Исраэль. В "Принципах Возрождения" не было конкретизации и упоминания "англичан", "арабов" и т.д., а были вечные идеи, существовавшие и до этого в молитвах и сердцах евреев.

Не все в организации были согласны с "Принципами Возрождения". Один из бойцов направил письмо в редакцию газеты "Бамахтерет". В этом письме он писал, что ему понятны два принципа: "цель сионизма - создание еврейского государства во всей Эрец-Исраэль" и "нет другого пути воплощения этой идеи, кроме овладения страной силой". Он задал вопрос: зачем добавили другие принципы? Кроме того, он выразил несогласие с упоминанием о том, что евреи избранный народ, с пунктом о справедливом общественном строе и со строительством Храма. Его письмо и ответ Яира от имени редакции газеты были опубликованы в шестом номере "Бамахтерет". Ниже приведен ответ Яира о "Принципах" вообще, а возражения и ответы об избранном народе, по вопросу Храма и общественного строя будут приведены в разделе "Мировоззрение Яира".

Яир ответил так:

"…По вопросу двух принципов - создания государства и овладения страной при помощи силы - нужно сказать, что это два первых пункта идеологии. Но к этим двум основным принципам добавились третий, четвертый и так до восемнадцатого принципа Возрождения, каждый из которых должен добавлять, а не убавлять. Со дня раскола и полного прекращения отношений с Новой сионистской организацией ясно, что мы стали самостоятельным движением. А самостоятельное движение, верящее, что в один из дней оно станет движением за свободу Израиля, которое полностью выполнит предназначение нации, не может ограничить себя рамками основных принципов идеологии, бывшей до раскола.

Командование верит, что организация всегда будет существовать и бороться. Мы хотим проложить дорогу к господству и власти, к жизни, полной свободы и уважения, сначала для борцов за свободу, а затем и для всей нации. Такова будет еврейская жизнь в период Третьего Храма, когда Родина будет завоевана навсегда. Мы должны быть избранной группой внутри избранного народа. Группой людей, которые провозглашают священную идею, группой желающих свободы и борющихся за нее, чьи лица устремлены к полному Избавлению всего народа, духовному и материальному. Завоевание отчизны и установление Царства - это первые этапы. На великий еврейский народ возложено идти по пути господства и власти до конца всех поколений" ( "Материалы ЛЕХИ", том первый, стр. 69-70).

Попытки спасти евреев Европы

Яир резко выступал против мобилизации в английскую армию, о которой официально объявило руководство ишува. Он писал:

"…У еврейского ишува нет причины для мобилизации, потому что ему не гарантировано, что после победы Израиль достигнет свободы, и потому что еще существуют и действуют все антисионистские постановления, являющиеся серьезными препятствиями на пути к созданию еврейского государства…

Вот условия для участия евреев в войне:
1. Признание священного права всего еврейского народа создать заново, сразу же после окончания войны, свое независимое государство в исторических границах Эрец-Исраэль;
2. Немедленное создание еврейской армии со своим знаменем, оружием и офицерами.

Пока эти условия не будут выполнены, еврейская нация останется невоюющей.

Каждый еврей, который мобилизуется, не требуя выполнения этих условий, напрасно отдает свою жизнь и отдаляет Избавление своего народа" ("Материалы ЛЕХИ", том первый, стр. 25-26).

Несмотря на помощь ишува в войне с Германией, Англия продолжала препятствовать евреям найти убежище в Эрец-Исраэль. Корабли с евреями-беженцами англичане отсылали обратно в Европу, в лапы Гитлера. Яир видел в Англии, которая не давала еврейскому народу обрести свою Родину и спастись там от нацистов и их пособников, врага еврейского народа. В Германии он видел притеснителя евреев в галуте. Пока евреи будут в галуте - продолжатся их преследования там. Яир считал, что цель Гитлера - избавиться от евреев. Тогда ничего не было известно о планах уничтожения еврейского народа. Ходили слухи о планируемом изгнании евреев на Мадагаскар. Яир решил сделать все возможное, чтобы спасти европейских евреев.

Он решил предложить немцам заключить соглашение, по которому молодые европейские евреи будут организованы в батальоны для войны с Англией в Эрец-Исраэль. И когда будет создано еврейское государство, туда перевезут европейских евреев, которые пока что будут сосредоточены на оккупированной Германией территории и не будут депортированы на Мадагаскар. Таким образом, евреи будут спасены, а немцы избавятся от них в Европе. В Ливан, который находился под властью вишистского правительства Франции, прибыл тогда немецкий дипломат д-р Отто фон Гентиг. Яир направил к нему бойца организации Нафтали Любинчика с этим предложением, и тот обещал передать его своему начальству. Но немецкое правительство уже сделало ставку на арабов и, конечно же, не приняло предложение Яира. Сам Любинчик, ожидавший ответа в Ливане, был через несколько месяцев арестован англичанами, возвращен в Эрец-Исраэль и посажен в тюрьму.

Историк Ури Мильштейн так писал о попытках Яира установить контакты с Германией: "…В своей попытке наладить прямую связь с (немецким) врагом Яир был одним из немногих в дни Катастрофы, кто действительно пытался спасти евреев. Позже, когда Йоэль Бранд привез немецкое предложение обменять миллион евреев на тысячу грузовиков, … выяснилось, что попытки Яира не были безнадежными" (Ури Мильштейн "Иудея в крови и огне", стр. 77).

Отчаянная борьба с англичанами

Англичанам, не без помощи евреев, удалось арестовать многих бойцов Национальной военной организации Израиля. В ишуве царила атмосфера неприязни и ненависти.

Для операций нужны были деньги, и в августе 1941 года была произведена попытка ограбления "Национального арабского банка" в Иерусалиме. Ограбление завершилось неудачей, один из бойцов был арестован.

Эта и другие неудачи повлияли на Калаи и Зеръони, которые резко критиковали Яира и требовали, чтобы он оставил руководство организацией. Они даже планировали "арестовать" Яира, чтобы нейтрализовать его, и вели переговоры с ЭЦЕЛем об объединении. Командиры более низкого ранга поддержали Яира, и осенью 1941 года Калаи и Зеръони вышли из организации.

Новые силы пришли в подполье с приездом из Польши бейтаровцев, которым удалось бежать с началом войны в Литву и добраться до Эрец-Исраэль. Среди них были Натан Фридман (Елин-Мор), Авраам Ампер, Исраэль Шайб (Эльдад) и др.

Яир не оставлял надежды спасти европейских евреев. Он отправил Натана Фридмана на Балканы, чтобы наладить контакты с тамошними правительствами и организовать репатриацию евреев. Англичане арестовали его в Сирии.

Фридман, а затем Шайб помогали Яиру редактировать "Бамахтерет". Яир попросил И. Шайба написать расширенный комментарий на "Принципы Возрождения" и рассказал ему о своих планах создать национальное издательство, в котором примут участие Аба Ахимеир и профессор Йосеф Клаузнер.

Единственной возможностью разъяснить населению ишува свою позицию были передачи подпольного радио. Яир готовил тексты для трансляций. Дикторами на радио были Яир, Моше Свораи, Товья ХенЦион. В одной из трансляций, посвященной третьей годовщине со дня казни Шломо Бен-Йосефа, Яир говорил о нем и о других бойцах, и, в конечном счете, о себе самом:

"… Не в грохоте боя он шел навстречу смерти. Один в своей битве. Один на эшафоте. Один из многих. Один из безымянных солдат, которые ради идеи с радостью жертвовали не только своей молодостью и жизнью, но и своими семьями, матерями и всем, что у них было - ибо знали они, что нет иного пути, кроме того, когда действуют силой.

И нет другой жертвы кроме жертвы крови.
И не может быть иной цены свободы кроме цены жизни.
И народ не добьется победы без гибели своих сынов.
Да будет благословенна его память!"
("Материалы ЛЕХИ", том первый, стр. 75-76)

Мать Яира прибыла в Эрец-Исраэль в середине 1941 года, но в условиях подполья и конспирации, когда он был вынужден постоянно менять места своего пребывания, он почти не мог с ней видеться. В начале 1942 года, когда у него негде было прятаться, Моше Свораи пригласил его в квартиру на улице Мизрахи Бет, 8 в Тель-Авиве, где он жил со своей женой Товой.

Яир усилил связи с большой группой бойцов, заключенных в лагере в Мизре. Им пересылали материалы и инструменты, которые могли помочь при побеге. Заключенные послали Яиру сделанный ими из дерева ханукальный подсвечник. К подарку прилагалось письмо, в котором были слова "Хасмонею наших дней от его солдат в плену" (Я. Банай "Безымянные солдаты", стр. 79).

9 января двое бойцов организации, по-видимому, без санкции Яира, попытались ограбить кассира на улице. Прохожие стали преследовать их. Прибывшие полицейские открыли по ним огонь. Погибли два еврея из прохожих, а бойцы были арестованы. Узнав о гибели евреев, Яир был потрясен.

Следующей акцией должна была стать ликвидация командиров британской охранки в районе Тель-Авива Мортона и Уилкина. 20 января на улице Яэль прогремел взрыв. Когда прибывшие на место происшествия офицеры полиции пытались открыть дверь квартиры, взорвалась вторая мина, и три офицера были убиты. Но туда прибыли не те, кого собирались ликвидировать, а трое офицеров более низкого ранга. Двое из них были евреями - Шиф, который незадолго до этого отдал приказ найти Штерна и привести его к нему живым или мертвым, и Гольдман. Когда на место происшествия прибыли сами Мортон и Уилкин, вокруг была толпа людей, и из-за опасений за жизнь евреев третье взрывное устройство не было приведено в действие.

Смерть офицеров-евреев вызвала гнев в ишуве. Яира и его людей называли "пятой колонной", "грабителями", "убийцами". 27-го января 1942 года в квартиру на улице Дизенгоф в Тель-Авиве, где Яаков Левштейн проводил курс по оружию и взрывчатым веществам для Авраама Ампера, Зелига Жака и Моше Свораи, ворвались английские полицейские во главе с Мортоном. В тот момент бойцы были безоружны и подняли руки вверх. Мортон открыл по ним беспорядочную стрельбу. Зелиг Жак и Авраам Ампер были смертельно ранены, англичане подвергли их издевательствам и не предоставили им должной медицинской помощи. Они умерли через несколько дней в страшнейших мучениях. Моше Свораи и Яаков Левштейн также были ранены и схвачены.

После ареста Моше Свораи Яир покинул его квартиру, где осталась его супруга Това, но через пару дней был вынужден вернуться туда. Были планы перевезти его в Иерусалим.

Однако 30 января в газетах и на стендах уличных объявлений были опубликованы его фотографии с надписью "разыскивается". Тому, кто сдаст его в полицию или сообщит о месте его нахождения, была обещана награда - 1,000 лир.

Кольцо вокруг Яира сужалось. После того, что произошло на улице Дизенгоф, он понимал, что его не арестуют, а убьют на месте. Ему было очень больно оттого, что его мать видела эти объявления. Его жена Рони ждала ребенка, и разлука с ней была для Яира мучительной. В одном из последних писем к ней он писал:

"… Каменное сердце, железные нервы нужны, чтобы перенести горечь унижений, унижение бедности, тяжесть скитаний, вечные опасения за всех и за все, ответственность за жизнь людей, которые вместе со мной бросили все, чтобы бросится в водоворот этой безумной и прекрасной борьбы за лучшее будущее тех, которые готовы выдать нас в руки палачам… "(Центральный сионистский архив, папка A549/12).

Убийство Яира

Через неделю после публикации фотографий связная Яира Хися Шапира, которая приходила в квартиру под видом помощницы Товы по дому, сказала, что ей показалось, будто за ней следят. Яир попросил ее, чтобы она больше не появлялась.

Тем не менее, 25 швата 5702 года (12.2.1942) Хися неожиданно пришла рано утром (в шесть утра). Она принесла Яиру предложение ревизионистов о предоставлении ему убежища. До этого Яир отверг переданное через брата его жены аналогичное предложение "Ѓаганы". В ответ на предложение ревизионистов Яир написал: "…Я не из тех, кто по собственному желанию сдается полиции или тем, кто выполняет ее желания и прислуживает ей как слева, так и справа…". Хися взяла ответ Яира и в 7:30 ушла из квартиры. Вдруг Яир заметил, что на них смотрят с крыши сквозь щели в жалюзях. Он сказал Тове, и та плотно закрыла жалюзи. Она подумала, что смотрят хозяин дома и его жена, поднявшиеся на крышу вешать белье.

После завтрака Това пошла, отдыхать, а Яир читал и работал за столом. В девять утра раздался стук в дверь. Как обычно, Яир спрятался в шкафу с одеждой. Това пошла открывать дверь. Перед ней стоял Уилкин. Он спросил ее, почему она не навещает раненого и арестованного мужа, сказал ей принести для него одежду, а затем приказал сопровождавшим его полицейским обыскать квартиру. Для присутствия во время обыска полицейские привели двух соседок. Один из сыщиков, тщательно обыскивая комнату, обнаружил Яира в шкафу. Он потянулся за пистолетом, и тогда Това бросилась между ним и Яиром, сказав: "Не стрелять! Или стреляй в меня!". Уилкин приказал посадить Яира на диван. Яир попросил Тову принести его ботинки. Уилкин показал соседкам фотографии Штерна в газетах и назвал его убийцей. Това сказала, чтобы они не верили ему и что это дорогой человек и прекрасный еврей, любящий свою страну и народ. Яир тихо сказал ей: "Това, не стоит отвечать ему".

В комнату вошли еще несколько сыщиков, среди них Това узнала еврея, которого она видела при предыдущих обысках в квартирах подпольщиков девять месяцев назад. Еще раз она видела его три дня назад, когда спустилась подать знак помощнику Яира Ицхаку Цельнику, перед тем, как тот поднялся в дом. Этот сыщик пристально посмотрел на Яира и ушел. Полицейские надели на Яира наручники.

Через несколько минут женщина-полицейская обыскала Тову на кухне, после чего ее вытолкали из дома вместе с соседками. Там ее посадили в машину. Това обратила внимание, что Уилкин смотрит вверх, в сторону квартиры. Вдруг она услышала три выстрела. Това закричала: "Полицейские без формы убили Штерна!" (М. и Т. Свораи "Из ЭЦЕЛя в ЛЕХИ", стр. 356-363). Тову Свораи, мать двухлетней девочки, посадили в женскую тюрьму в Бейт-Лехеме, где она провела больше четырех лет…

Яира, на руках которого были наручники, хладнокровно убил английский офицер Мортон, позднее утверждавший, что "был вынужден стрелять, когда Яир пытался бежать".

Есть свидетельства соседей и р. Френкеля, раввина того района, где скрывался и был убит Яир, что с раннего утра полицейские стали собираться возле дома 8. Кроме того, вечером накануне убийства Яира, полицейские схватили жителя соседнего дома, крича: "Мы поймали Авраама Штерна!". Отпустили его только на другой день. Ясно, что за домом, где скрывался Яир, велось наблюдение (Я. Банай "Безымянные солдаты", стр. 92-94, М. и Т. Свораи "Из ЭЦЕЛя в ЛЕХИ", стр. 442-450).

Авраам Штерн (Яир) был похоронен под надзором полиции на кладбище Нахалат-Ицхак. Через несколько месяцев после убийства Авраама у Рони родился сын, названный Яиром в честь отца. Яир Штерн стал известным журналистом и занимал впоследствии ряд должностей на израильском телевидении.

После убийства Яира бойцы ЛЕХИ сделали все, чтобы отомстить его убийцам. Уилкин не ушел от расплаты и был ликвидирован в 1944 году. Мортону удалось спастись, и он умер в Англии в 1997 году, до последнего дня опасаясь мести "штернистов".

Яир был убит и не удостоился увидеть победы в начатой им и его немногочисленными сторонниками самоотверженной борьбе. Но после его гибели эта борьба увлекла за собой многих евреев и привела в конечном итоге к еврейскому суверенитету в Эрец-Исраэль, созданию Государства Израиль - началу процесса Избавления.

Яир мечтал издать сборник своих стихотворений, но не удостоился увидеть их выхода в свет. В 1950 году, через восемь лет после его убийства, издательство "Сулам", во главе которого стоял соратник Яира д-р Исраэль Эльдад (Шайб), впервые выпустило в свет его стихи. В 1964 году стихи Авраама Штерна были переизданы, и с 1976 года они много раз выходили в сборнике под названием "В крови моей ты вечно будешь жить..." в издательстве "Яир". В 1988 году издательством был выпущен в свет сборник этих стихов в вольном переводе на русский язык Е. Бауха. В 2000 году был издан на иврите сборник "Письма к Рони". Большинство вошедших в этот сборник писем Яира к жене были переведены на иврит с русского языка.

Часть третья

МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЯИРА

В этой части приводятся отрывки из работ Авраама Штерна и воспоминаний о нем, которые представляют его идеологию и позицию по разным вопросам. Эта часть книги является дополнением ко второй части, повествующей о жизни Яира.

Сущность еврейского народа

Автор упоминаемого в прошлой части письма в редакцию "Бамахтерет" (см. стр. 33-34) считал, что не было нужды упоминать об избранности еврейского народа. "Того, что наш народ живет и существует в ненормальных условиях, достаточно, чтобы бороться за политическую независимость", - писал он. На это Яир ответил: "Еврейский народ - избранный. Ненавистники Израиля извне, утверждающие, что он ниже этого уровня, и те, кто уменьшают его образ изнутри, не веря в его величие, не смогут изменить этого факта. Его чудесная история увенчана героизмом. Его существование и расцвет в бездне галута, вечные проявления еврейской Шхины, ставшие светом для всего мира, - все это является доказательством…".

Когда Яир и Това Свораи, в чьем доме он скрывался в последние дни жизни, обсуждали высказывание Зангвиля (И. Зангвиль (1864-1926) - писатель, известный сионистский деятель) о том, что "если бы гои были согласны принять евреев в свою среду, еврейская проблема была бы решена", он сказал: "…Я никогда не был бы готов отказаться от своего еврейства. Я настолько горд еврейством, настолько уважаю свой народ в качестве народа, что никогда не был бы готов отказаться от него и присоединиться к гоям. Знаешь, почему Герцлю и Жаботинскому не удалось достичь того, что они хотели, несмотря на любовь к ним народа и их гениальность? Они пришли к нам извне... Они пришли, чтобы решить посредством Эрец-Исраэль проблему еврейского народа, после того как поняли, что проблему нельзя решить другими путями. Нам удастся осуществить все наши стремления, потому что мы не хотим решать в Эрец-Исраэль только проблему евреев галута; прежде всего, мы просто хотим быть хозяевами своей страны, Эрец-Исраэль, развивать ее для нас и развиваться в ней так, как мы хотим" ("Свидетели действия", № 4, шват 5724 (1964) стр. 22).

Еврейская вера

Яир рос в семье, где соблюдались еврейские традиции, но не было полного соблюдения заповедей. Начав борьбу за свободу еврейского народа и Эрец-Исраэль, Яир приблизился к духовным источникам еврейской веры, еврейских идей. Он осознал, что "нация" и "религия" неразделимы. Он писал: "Неевреи разделяют между святым и будничным, между национальными и религиозными праздниками. У нас каждый религиозный праздник имеет глубокое национальное содержание, а каждый национальный праздник освящается возвышенной и проницательной религиозностью…" ("Материалы ЛЕХИ", том первый, стр. 253-4).

Перед женитьбой на Рони Яир просил ее обещания о том, чтобы их дом руководствовался еврейскими традициями - соблюдался кашрут, зажигались субботние свечи… Рони свидетельствовала, что в последние годы жизни Яир все больше и больше соблюдал традиции и был верен еврейским ценностям. При всей необходимой для подполья конспирации он ходил в синагогу в Йом-Кипур, несмотря на то, что его могли обнаружить ("Свидетели действия", № 4, шват 5724 (1964) стр. 14). Она рассказывала о своем муже: "Он очень хотел, чтобы у нас был настоящий еврейский дом. Он говорил, что настоящий еврей только тот, кто исполняет все еврейские традиции… Он молился дома. Ходил в синагогу. В нашем доме зажигали свечи" (Статья "В объятиях любви и смерти", газета "Окна", 20.2.1997).

Яаков Оренштейн, редактировавший вместе с Яиром газету "Бамахтерет", приводит в своих воспоминаниях такой эпизод: "Я занимался редактированием выпуска подпольной газеты "Бамахтерет". В номере на Хануку 5701 года я решил опубликовать на первой странице гимн "Маоз Цур" ("Твердыня, оплот спасения")… Я решил убрать из публикации шестой куплет песни.

Яир, придя вечером в мою комнату, чтобы просмотреть содержание выпуска, сразу заметил отсутствие этого куплета и спросил меня, почему не хватает шестого куплета. Мне показалось, что он думает, будто мне не известно о существовании этого куплета, и я стал утверждать, что решил опубликовать эту песню исходя не из религиозных, а из национальных соображений. Я сказал, что, по моему мнению, "Маоз Цур" мог бы быть гимном любого национального подполья. Другое дело - шестой куплет, относящий все вопросы Избавления Всевышнему, но это - галутная позиция, противоречащая нашему мировоззрению, согласно которому на нас возложена обязанность освободить Родину от врага и не полагаться на чудеса. И тут разразилась буря.

С того дня, как я познакомился с Яиром, я знал, что у него теплые и очень сильные религиозные чувства, хотя он и не соблюдал заповеди до мельчайших подробностей. Но я и не предполагал, насколько важна для него еврейская вера. "Религия еврейского народа, - сказал он, разозлившись, - не такая, как остальные. Это не только вера, но и общая концепция иудаизма. Если нет религии, нет еврейства, да мы и не пытаемся избавить только себя. Тот, кто не способен понять значение религии для еврейской национальной идеи, в конце концов сойдет с пути, и нам на него не стоит полагаться. Посмотри, все национальные герои были людьми, которые верили полной верой в помощь Всевышнего. Это и есть подлинный характер еврейского народа. Я не уйду отсюда, пока ты не добавишь шестой куплет, и я надеюсь, что с этого дня между нами не будет споров по этим вопросам. Ведь это причина того, почему я отказался убрать параграф о строительстве Храма в "Принципах Возрождения", хотя и знал, что люди уйдут из-за этого из движения"…

Он (Яир) верил полной верой, что можно освободить Родину своими силами и не в отдаленном будущем, а в наши дни. Понятие "сила наших рук" не было для него противоречащим еврейской религии. Наоборот, как он считал, религия обязывает нас принести все жертвы, чтобы освободить самих себя…" (Я. Оренштейн "В оковах", стр. 155-156).

Яир молился и не расставался с Танахом. В письме Рони от 30.1.42 он писал: "…Какое счастье, что я верю! Искренняя молитва очищает душу, подкрепляет сердце, освещает мир…" (Центральный сионистский архив, папка A549/12).

Иерусалимский Храм

Предложенная Яиром идея восстановления Иерусалимского Храма была радикальным новшеством для сионистского движения. Из приведенного ниже отрывка можно увидеть его отношение к Храму и служению в нем.

Раввин Моше Сегаль, активист ЭЦЕЛя, сидевший в тюрьме вместе с Яиром после ареста командования ЭЦЕЛя в 1939 году, писал в своих воспоминаниях:

"…В ту ночь, когда читали "Коль нидрей" ("Коль нидрей" ("Все обеты") - молитва, которую читают в канун Йом Кипура), я видел Яира, скромно стоявшего в углу комнаты с махзором (Сборник молитв, читаемых в праздники) в руке, когда он молился, не двигаясь с места до конца молитвы. Когда заключенные разошлись по своим камерам, Яир (да будет благословенна его память!) спросил меня: "Что делать сейчас?". Я сказал: "Принято учить трактат Йома про Йом Кипур". Он предложил мне, чтобы мы сели вместе изучать этот трактат Мишны. Мы открыли махзоры и вместе читали о подготовке Первосвященника перед Йом Кипуром и о порядке служения в сам этот день. Когда мы читали главы Мишны, описывающие служение Первосвященника и его молитву, то, как он читал свиток Торы и как произносил Имя Всевышнего, когда весь народ преклонял колени и падал ниц, я видел огромное волнение Яира от чтения описания службы в Иерусалимском Храме в Йом Кипур. Яир, составивший "Принципы Возрождения", поставил идею восстановления Храма на горе Мория во главе своих стремлений - как кульминацию национального возрождения еврейского народа на своей земле" (Раввин М. Сегаль "Поколение за поколением", стр. 114-115).

Именно этот пункт вызывал возражения и недовольство части командиров и бойцов Национальной военной организации Израиля. Биньямин Зеръони писал в своих воспоминаниях:

"…Яир проявлял мистические, мессианские и религиозные наклонности, особо заметные в этом вопросе. Он считал, что народ Израиля должен вернуться к своему источнику, а я утверждал, что не соглашусь на власть коѓенов и жертвоприношения в двадцатом веке!.. В конце мы оба уступили и утвердили формулировку, согласно которой будет построен Третий Храм как символ эпохи полного избавления" (Б. Зеръони "Великий, благородный и жестокий", стр. 136).

Боец, который выразил несогласие с некоторыми положениями "Принципов Возрождения" (см. стр. 33-34), так писал о Храме: "…У меня нет никакого интереса к этому вопросу. Я не религиозный и не фанатик, и у меня нет никаких сантиментов к Третьему Храму…".

На это Яир отвечал: "Автор письма пишет, что он не фанатик и у него нет никаких сантиментов к Третьему Храму. Сама эта формулировка ошибочна. Вопрос о Храме не только религиозный вопрос, и у человека, который не является "религиозным фанатиком", могут быть сантименты к Храму, который всегда был символом еврейской независимости. Рассмотрим два вопроса отдельно: вопрос религии и вопрос Храма. Сначала факты: еврейские войны и особенно освободительные войны всегда проходили под знаком религии. Война Хасмонеев, война зелотов ("Ревнители", сторонники бескомпромиссной борьбы с Римом - I в.), восстание Бар-Кохбы - все они начинались, когда нееврей осквернял святая святых нации. Это на Родине. А в галуте эта религия охраняла существование нации. Принадлежность к еврейской вере была подобна подданству государства. Тора была его конституцией, талит - знаменем, а молитвенник характеризовал образ жизни. И каждый, кто предавал это государство веры, оказывался вне нации. Он был виновником бед еврейского народа, отверженным и бойкотируемым, как прокаженный. Каждый вероотступник считался своей семьей мертвым при жизни. Благодаря этой религиозной приверженности возникло сионистское движение, а ныне - движение за освобождение. В жилах его людей течет та же кровь, что и встарь, кровь Маккавеев и зелотов, и они докажут это. Поэтому каждый еврей и в особенности каждый из наших людей должен уважать еврейскую религию и дорожить ею, даже если он не соблюдает все до мелочей.

Теперь о Храме. Переносной Храм был живым символом духа народа. Ковчег Завета шел во главе лагеря по пустыне. Он перешел Иордан по пути на Родину, он, как флаг нации, возносился во время сражений, был пленен. Во время завоевательной войны он скитался с места на место, и только когда укрепилось царство в дни Давида и Шломо, был построен Храм. С падением Храма пало царство. Оно возобновилось в дни Хасмонеев, после освящения Храма. С разрушением Второго Храма были разрушены страна и государство. В войнах зелотов Храм был опорой, и он остался оплотом веры для "зелотов" всех поколений. Весь народ молился и молится за его восстановление. И в этом восстановлении он увидит символ полного Избавления".

Мыслитель Шабтай Бен-Дов, бывший боец ЛЕХИ, видел в протестах бойцов по поводу Храма и положительную сторону. Он писал: "… с другой стороны, на этот раз разговоры о строительстве Храма не оставались лишь фантазией и беллетристикой - как в "Обновленной земле" Герцля - о которой нет спора, так как далека она от того, чтобы быть чем-то обязывающим. Они стали выражением конкретного стремления, которое можно реализовать и которое требует серьезного актуального решения" (Ш. Бен-Дов "Избавление Израиля при кризисе государства", стр. 291).

Внутренняя политика

В "Принципах Возрождения" Яир писал об установлении общественного строя в духе еврейской морали и справедливости, указанной нам пророками, при котором не будет голода и безработицы. В уже неоднократно упомянутом письме автор возражал против упоминания общественного строя: "Мне было ясно с детства, что политический сионизм интересуется только созданием еврейского государства, а вопрос общественного строя он откладывает на будущее. Если я удостоюсь жить в дни создания государства, тогда я буду думать о форме режима или буду полагаться на тех, кто понимает больше меня". Яир отвечал: "По вопросу справедливого общественного строя - это сущая правда, что политический сионизм откладывал решение вопроса о режиме на период после создания государства. Однако мы не политический сионизм. Если бы мы идентифицировались с политическим сионизмом, у нас не было бы права на независимое самостоятельное существование. Мы новое движение, движение за еврейскую свободу, желающее создать Царство Израиля, отстроить его заново на вечных основах "братства, уважения и дружбы" всех сыновей народа. Мы хотим, чтобы в этом государстве не было голодного и безработного, не было униженного и обделенного. Эти условия определяют не форму правящего режима, а его содержание, сущность. И людям, думающим, что когда-нибудь они будут противиться этим благородным стремлениям и даже бороться против них, нет среди нас места. Чего хотят противники этого? Чтобы сыны еврейского народа жили на Родине не "жизнью братства, уважения и дружбы", а жизнью взаимной ненависти, позора и рабства? Стремятся ли они к тому, чтобы были голодные и безработные? Уже сегодня мы будем требовать уважения к поту и крови, уважение к солдату и труженику, уважение к завоевателям Родины и к строителям Царства, которые заложат вместе, мечом и молотом, основы для будущего нашего великого народа" (Письмо и ответы Яира (здесь и выше) приводятся по сборнику "Ма-териалы ЛЕХИ", том первый, стр. 69-72).

Согласно воспоминаниям Товы Свораи, Яир говорил, что после становления государства будет необходимо ввести национальную службу, обязательную для всех юношей и девушек, которые должны будут посвятить два года развитию страны, особенно развитию природных богатств на Восточном берегу Иордана (М. и Т. Свораи "Из ЭЦЕЛя в ЛЕХИ", стр. 352).

Мечтая о будущем после изгнания англичан, Яир писал: "Когда власть будет в наших руках…, тогда мы распахнем ворота страны, запертые перед миллионами сынов нашего народа, которые ужасно страдают и пропадают в галуте. Тогда наше еврейское правительство много сделает на благо страны и ее жителей. Тогда у нас будет своя армия, большой морской флот и воздушные силы. Тогда десятки тысяч еврейских тружеников выйдут возрождать леса на обнаженных горах Иудеи, будут повсюду обрабатывать опустевшие земли. По всей стране встанут фабрики и промышленные предприятия, на которых еврейскими руками будут производиться то, что требуется для нации: еврейский плуг и еврейское ружье. В наших школах будут учить произведения наших великих писателей и поэтов всех поколений, и наш язык будет процветать. Лучшие деятели искусства прибудут на свою Родину, чтобы обогатить нашу культуру. Не будет голодных и безработных, не будет угнетенных и эксплуатируемых, и весь народ вместе со своими воинами и тружениками будет жить в своей стране свободной и полной уважения жизнью" (Центральный сионистский архив, папка A549/65).

Арабская проблема

Как мы уже писали в первой главе, Яир вел в газете "Мецуда" (1932-33 гг.) постоянную рубрику "Мы и наши соседи". Из того, что он писал тогда, можно увидеть его понимание сути арабской проблемы.

В 3-м выпуске "Мецуды" он писал:
"…Ясно, что требуется лишь легкий намек, зажигающий лозунг, подбадривающий призыв, чтобы пробудить против нас злые инстинкты масс. Потому что дикое арабское сборище всегда готово подняться на еврейские земли и нападать на евреев, нанося им увечья и раны, как они делали в этом месяце в Бейт-Альфе и Кфар-Гидеоне. Эта дикая толпа растет и постоянно увеличивается и способна за одну ночь выкорчевать 1,000 деревьев в Нетании. Этот кровожадный сброд способен забросать камнями евреев, вышедших на прогулку на Восточном берегу Иордана. Но руководители наших врагов не удовлетворяются призывами и лозунгами и кратковременной агитацией. Ежедневно ведется тайная противозаконная пропаганда Коминтерна, призывающего арабов к "освободительной войне". Ежедневно в арабской прессе появляются полные яда статьи, целью которых является усиление ненависти к евреям путем наветов и ложных обвинений. И ежедневно эта ненависть возрастает… А чтобы показать их "сбалансированность" английские власти, охраняющие потомков Ишмаэля, окружают нас сотнями шпионов, арестовывают еврейского парня, вышедшего на охрану с винтовкой (случай с Шацем в Рамат-Тёмкине возле Нетании), и задерживают евреев, выгоняющих арабов со своей земли в Кфар-Гидеоне и Бейт-Альфе.

Кучка людей в ишуве, трусливых, близоруких и небольшого ума, размахивающих знаменем мира, может сказать, с одной стороны - от страха, а с другой стороны - от непонимания, что непрекращающееся вооружение наших соседей предвещает войну, чьим результатом станут падение и разрушение. И поэтому, по их мнению, чтобы опередить грядущее несчастье, нам следует уходить и покидать, пресмыкаться и подлизываться. Но мы, видя в восстановлении Родины для всего народа цель своего существования, ради которой мы готовы пожертвовать собой, должны стоять днем и ночью на страже нации; прилагая все больше усилий, накапливать вооружение, объединять свои ряды и ждать дня сражения - дня нашей победы" ("Мецуда", стр. 36).

В 6-ом выпуске "Мецуды" Яир писал:

"...Только немедленное обнаружение преступников и их строгое наказание может исправить несправедливость и вырвать с корнем распространенное среди наших соседей мнение о том, что наши жизнь, имущество и честь ничего не стоят и любой, кто глумится над нами, достоин похвалы. Каждый назовет его по-своему: арабы - "национальным героем", коммунисты - "революционером, борющимся с британским империализмом", а полиция - "неизвестным, скрывшимся с места преступления". Мнение это привело к тому, что разные террористические акции, каждая из которых является событием с точки зрения истории, потому что используется уже сейчас и будет использоваться в будущем как опасный прецедент для массового террора… не только не прекращаются, но и становятся все более частыми и дерзкими" ("Мецуда", стр. 52).

В 1936 году, как и предупреждал Яир, вспыхнула новая волна арабских бесчинств, в результате которых погибло свыше 500 евреев. В 1939 году, после проведенной ЭЦЕЛем акции возмездия в деревне Бир-Адас, Яир писал: "Наш враг сегодня - это арабы. Нашими ответными нападениями, нашей атакой на арабов, сначала в пределах еврейского ишува, затем в границах арабской части, а в конце - проникновением на территорию, сплошь населенную арабами (как Бир-Адас), мы искореним присутствие арабских шпионов и ненавистников на еврейской территории. Атакуя на границах, мы закроем их для арабских убийц" (Архив института Жаботинского, папка 223 пей/ 4алеф).

В своих стихах Яир неоднократно упоминает Ишмаэля и арабов, бесчинствующих и издевающихся над евреями.

В 14 пункте "Принципов Возрождения", который называется "Чужеземцы", записано: "Решение этой проблемы путем обмена населением". О возможности трансфера арабов уже упоминали некоторые сионистские лидеры, например Зангвиль и Каценельсон, но впервые обмен населением в качестве решения арабской проблемы стал пунктом идеологической платформы у Яира.

Моше Свораи, один из самых близких к Яиру людей в последние месяцы его жизни, писал об этом в книге своих воспоминаний:

"…Когда Яир написал идеологический принцип о проблеме чужеземцев, … он действительно имел это в виду. Называйте это как хотите, но его намерение было абсолютно простым: нужно убрать арабов, к которым относится термин "чужеземцы", из страны, предназначенной народу Израиля, как сказано в третьем параграфе "Принципов"… Он говорил в то время об обмене населением. Тогда семьсот тысяч, а то и больше евреев были разбросаны по соседним арабским странам и в Северной Африке. Арабская проблема не была во времена Яира основной. Обмен населения казался реальным, если стороны достигнут соглашения. А если они не придут к соглашению, судьба страны будет решаться военными действиями, согласно десятому пункту "Принципов Возрождения"…

Термин "чужеземцы" включал в себя арабов. И если арабы в Эрец-Исраэль и соседних арабских странах, в которых живут сотни тысяч евреев, не согласятся на обмен населением, тогда не будет выбора и проблема будет решена силой. Как и когда? Это не было написано, и план не был составлен…" (М. и Т. Свораи "Из ЭЦЕЛя в ЛЕХИ", стр. 278-9).

Часть четвертая

ОБ АВРААМЕ ШТЕРНЕ

Д-Р ИСРАЭЛЬ ЭЛЬДАД

Д-р Исраэль Эльдад (1910-1996) - соратник Яира по подполью. После его убийства стал одним из руководителей ЛЕХИ. С 1949 по 1963 год издавал ежемесячный журнал "Сулам". В этом журнале он следовал идеологии Яира и к годовщине его гибели (месяц шват) публиковал о нем статьи. В последующие годы и в других израильских газетах и журналах печатались его материалы об этом выдающемся человеке.

"…Авраам Штерн (Яир) был евреем, не страдавшим "еврейскими комплексами" и освободившимся от остатков сомнений, которыми страдало и национальное движение. Поэтому он боролся за четкие определения "Принципов Возрождения", чтобы удалить из сердец тень сомнений, чтобы смотреть прямо, не смущаясь и не испытывая комплекс неполноценности. Да, мы избранный народ. Да, мы хотим еврейское Царство, господствующее на Ближнем Востоке. Да, мы используем все средства, даже самые жестокие, если это понадобится для восстановления еврейской власти. Да, политический союз с каждым, кто готов помочь нам, без того, чтобы с опаской думать "что про это скажут". Да, проливать кровь врага без того, чтобы рука дрожала.…

Когда он стал в главе Борцов за свободу Израиля, у него уже была полная внутренняя свобода. У него уже была система готовых и ясно выраженных понятий. Война - это война. Враг - это враг. Царство - это царство…".

Из статьи "Авраам Штерн ( Яир)"
"Сулам" № 10 (22), шват 5711 (1951)


"…Не иссяк источник крови Яира и не иссякнет никогда. Потому что это - источник мессианских чаяний, который прорвался и перешел от томлений в душе к практическим действиям.

Ибо подобно тому, как Яркон не может заменить Иордана, так и Тель-Авив не заменит Иерусалима, как город на горе Кармель не может заменить Синая, а красный флаг - цвета талита, так и искусственное орошение не заменит природные источники. Как "практический сионизм" не заменит сионизм мессианского избавления, так и "армия обороны" не заменит армию освобождения, а государство не заменит Царство.

Кровь Яира - из того источника желаний нации, которому нет замены и который нельзя ни прекратить, ни игнорировать.

Кровь мужества - набирающий силу и побеждающий источник".

Из статьи "Кровь Яира - усиливающийся источник"
"Сулам" № 10 (94), шват 5717 (1957)



"…Когда будут опубликованы все материалы…, можно будет установить раз и навсегда, не затушевывая, по ошибке или по злому умыслу, место Яира в истории освободительной войны, в решении начать военные действия против английской власти и в выработке принципов ведения этой войны.

А все им написанное, его четкие однозначные определения будут более ясно отражать его духовный образ. Не в качестве командира, создавшего организацию для выполнения ограниченной временной цели - изгнания чужеземного правителя - а в качестве того, кто стремился к идеологическому формированию всеобъемлющей еврейской революции, которая питалась бы от корней нации и охватывала бы весь народ и всю его землю, на основе его самобытной веры…

Это вызывает во много раз большую скорбь о великой духовной личности, о человеке, который сам взошел на жертвенник своей веры, осознавая высшую ценность быть первым и подавать пример другим.

И это возлагает двойную ответственность на каждого, кто видит себя одним из борцов за свободу, верных этим принципам и этой жертве мужества".

Из статьи "Поминовение Яира"
Журнал "Сулам" № 5-6, тевет-шват 5719 (1959)


"…Есть одна деталь в жизни Авраама Штерна (Яира), на которую следует обратить внимание… Песню "Безымянные солдаты", которая стала гимном подполья, Яир написал в 1932 году. То было относительно спокойное для евреев время. Год затишья в ишуве, год строительства. Раны погрома 1929 года (резня в Хевроне) почти зажили, ужасы Гитлера еще не стали реальной опасностью. В стране было уже 180 тысяч евреев! В эти тихие дни Авраам Штерн, в то время студент факультета классической греческой и римской литературы, писал: "вокруг нас ужас и тьма,… черные ночи отчаяния,… если мы падем на улицах, в домах, нас медленно похоронят ночью…" (Отрывки из стихов Яира)

О чем он пел? О каком ужасе? Почему о тьме? Почему об отчаянии? Кто падет?

Когда эти "несвоевременные" строки стали гимном безымянных солдат ЭЦЕЛя и ЛЕХИ, тогда, действительно, пришли дни ужаса и тьмы, и враги "стали нам чинить препятствия во всем". Когда же в Европе начали строить печи для уничтожения, а Эрец-Исраэль была наглухо закрыта "друзьями", когда пришли ночи настоящего отчаяния, когда снаружи царили мрак и тьма, а внутри были преследования и духота подвала - именно тогда Авраам Штерн вместе с немногими, кто остался с ним, в 1940 году, сидел и составлял "Принципы Возрождения". Но в них - как ни удивительно - нет никакого упоминания ни о происходящем вокруг него, ни о той ситуации ужаса и мрака, ни даже об англичанах и других ненавистниках евреев. В них, словно с вершины, стоящей выше повседневности, говорится об избранности еврейского народа, о Торе и пророчествах, об обещанных Всевышним границах (вспомните, в какой темной и душной каморке Тель-Авива, запершем и преследовавшем его, писал он эти строки!). И о предназначении - создании Царства Израиля, о великих союзниках в мире, с которыми еврейский народ заключит союзы, о репатриации миллионов, о возрождении пустыни, о режиме справедливости и братства, и в конце - о строительстве Третьего Храма как символа окончательного Избавления.

У Яира не было и тени сомнения, что он, и те немногие, кто пошел за ним, падут, и он писал, что их кровь будет подобна "красному ковру"…

Для этого, конечно, требуются огромная вера и огромная сила. И нужно знать, что Яир, как выходец из еврейской Литвы, был не пламенным "хасидом", а классическим "миснагидом" с ясным мышлением и холодной логикой.

Два этих "противоречия", связанные с различными ситуациями и его реакций на них, дают представление о его личности и мировоззрении больше любых других вещей. Сильный реализм, позволил ему видеть предстоящие ужасы за вуалью безмятежности, за оптимизмом тех дней, когда по всей стране, которая постепенно развивалась, возникали новые предприятия и стройки. А идеализм, питавшийся из глубин веры и чаяний еврейского народа, дал ему возможность разглядеть осуществление своих идеалов за ужасом, тьмой и одиночеством, за ясным осознанием того, что сам он скоро падет, и того, насколько малочисленны его бойцы и многочисленны враги и притеснители, и того, насколько растеряны руководство и народ…".

Из статьи "Для чего пал Авраам Штерн (Яир)"
"Йедиот ахронот" 11.2.1972



Ниже приводится фрагмент из статьи о Яире, опубликованной в 1961 году в журнале "Сулам". Автор этой статьи подписался псевдонимом "Бахур йешива" ("Ученик йешивы")

"…Яир толкнул вперед сионистское движение, когда фактически начал войну за освобождение страны от чужой власти и провозгласил обособленность еврейского народа и восстановление Царства Израиля в качестве прагматичных принципов освободительного движения еврейского народа…

Один из аспектов вклада Яира в сионизм - это продолжение деятельности Герцля и Жаботинского. Яир был тем, кто реализовал потенциал тех идеологических и практических инструментов, которые они, и особенно Жаботинский своим Бейтаром, создали. То, что начал Герцль политической деятельностью и продолжил Жаботинский созиданием военной силы, у него дошло до своего логического завершения: четкой, последовательной и целенаправленной борьбы - военной и политической - с чужой властью.

Само словосочетание "чужая власть", изобретенное Яиром, по сравнению с галутно-сохнутовскими определениями "хороших", "плохих" или, в крайнем случае, "предательских" мандатных властей - как и сама борьба Яира и ее характер - являются одним из признаков другого аспекта вклада Яира в сионизм: явного превращения этого движения в еврейское не только по своей сути, но также и по своему внешнему виду…

У него все было коренное, настоящее, еврейское. Нам уже не нужно независимое государство, потому что таковыми являются Литва или Вавилон. Более того, мы не должны и не можем быть таким государством как они - по той причине, что мы не такие как они, а являемся избранным народом. В формулировках "Принципов Возрождения", несмотря на их незавершенность и внутренние противоречия, впервые в сионизме появляется упоминание Б-га как сущностной необходимости.

Еще больше это заметно в стихах Яира. Быть может оттого, что во время их написания бойцы (которых в 1930-33 годах просто не было) не оказывали на него давления выражаться более "прагматично" и менее "религиозно" или "мистически". Подобные требования в отношении "Принципов Возрождения" выдвигались людьми, которые были готовы проливать свою кровь за свободу Иерусалима, но любой ценой хотели остаться "свободными" от Творца мира, отстраивающего Иерусалим.

Когда в сионизм вошли такие понятия как избранный народ, Б-жественная традиция, господство, правление в духе пророков Израиля, обновление духовной и исторической независимости народа, формирование национального характера, и самое главное - строительство Храма, он освободился от прежних комплексов, которые были вызваны желанием бороться за Б-жественную, по сути, цель импортированными из Европы нееврейскими средствами. Здесь исчезло раздвоение личности, и появилась четкая, однозначная цель. И это действительно могло произойти, как писал Яир, "только на земле Родины"…

Если Герцль был "отцом" Жаботинского, то Жаботинский, по словам биографа Яира д-ра Вайншаля, был "отчимом" Яира. В этом определении - суть разницы. Связью между Герцлем и Жаботинским была духовная связь идеологии и мировоззрения, а духовные ценности всегда находили свое материальное выражение. А связь между Яиром и Жаботинским и ревизионизмом была продолжением практической деятельности подобно связи между приемным сыном и отчимом. Неудивительно, что Жаботинский с большой легкостью нашел общий язык с Давидом Разиэлем, а не с Яиром. И это несмотря на то, что сам Разиэль был воспитанником йешивы и соблюдал заповеди, а Яир до последних лет жизни их не соблюдал. С Яира, а не Разиэля, впервые в истории сионизма начинает открыто проявляться святость. И Жаботинский, со своей европейской ментальностью, не мог проникнуться идеями Яира, даже если бы он искренне желал этого…

Идеи святости, которые Яир чувствовал даже сильнее, чем понимал, выражены в его стихах с большей свободой и ясностью, чем в "Принципах Возрождения"…".

Из статьи "Место Яира в историческом процессе
создания Царства Израиля", "Сулам" № 8-9, тевет-шват 5721 (1961)



Р. БИНЬЯМИН-ЗЕЭВ КАХАНЕ

Сын и продолжатель пути р. Меира Кахане, р. Биньямин-Зеэв Кахане (1966-2000), глава йешивы "Еврейская идея" в Кфар-Тапуахе, погиб вместе со своей супругой Талией от пуль арабских террористов. С 1986 года и до своей гибели он издавал бюллетень "Дарка шель Тора" ("Путь Торы"), посвященный недельной главе, еврейской истории и актуальным событиям. В 1996-98 годах он издавал также бюллетень "Бней ѓа-невиим" ("Сыны пророков"). В своих бюллетенях р. Биньямин, как правило, публиковал статьи о Яире к годовщине его убийства.

"…Авраам Штерн (известный по подпольному прозвищу Яир), да отомстит Всевышний за его кровь, был еврейским лидером, способным видеть перспективу и понимающим предназначение еврейского народа. Героическое самопожертвование во имя своего народа привело его к созданию подпольной организации ЛЕХИ, в то время как ему было известно, что его жизнь в постоянной опасности. Через национальное самосознание он пришел к вере и начал соблюдать заповеди…

Как и других великих еврейских лидеров, его преследовало и ненавидело руководство ишува, которое всячески подстрекало и настраивало против него людей и даже помогало английским ищейкам идти по его следам. В последний период своей жизни, когда его снимок с подписью "разыскивается" красовался в газетах и на стенах домов, Яир получил от людей как правого, так и левого лагеря, предложения о надежном убежище. На предложения эти в свой последний день он ответил в письме такими словами: "…Я не из тех, кто по собственному желанию сдается полиции или тем, кто выполняет ее желания и прислуживает ей как слева, так и справа…".

Именно Яир начал и возглавил войну против чужой - английской - власти в Эрец-Исраэль, потянув за собой своих противников, которые не смогли остаться в стороне. Благодаря его четкому видению и ясному учению в ряды ЛЕХИ встало целое поколение воинов, которые черпали силы из его духовного наследия во время долгой войны, завершившейся образованием государства в 1948 году, хотя самого Яира уже не было в живых…".

Из статьи "К годовщине убийства Авраама Штерна"
"Дарка шель Тора", шват 5751 (1991)



"…Чем отличались мировоззрения Яира и других сионистов? Огромная любовь Яира к своему народу и Родине, корни которой - в его национальных взглядах, быстро приблизила его к глубокому знакомству с традиционными еврейскими источниками и к началу соблюдения практических заповедей…

Все это сформировало идеологическое учение Яира ясным и четким образом:

- Не еще одно просто государство в мире, а Царство Израиля от Нила до Евфрата.

- Не "сионизм", а Избавление - физическое и духовное, при котором избранный еврейский народ выполнит свое высшее предназначение, собрав силы великой еврейской души.

- Царство, в котором будут жить миллионы евреев, а чужеземцев там не будет.

- Царство, во главе которого будет находиться Храм, духовный и национальный центр одновременно.

Это видение будущего Яира, части которого мы привели выше, было тяжело для многих его сподвижников. Они пламенно продолжали борьбу за свободу Израиля, которую начал Яир, не принимая его остального учения. Особое место среди них занимал благословенной памяти д-р Исраэль Эльдад, который до последнего дня старался следовать учению Яира, распространял идею Царства Израиля и будущего Избавления и обучал этим идеям других.

Своим огромным самопожертвованием Яир и его люди, павшие как "безымянные солдаты", проложили дорогу от галута к началу Избавления. Да отомстит Всевышний за их кровь!".

Из статьи "Авраам Штерн (Яир)"
"Бней ѓа-невиим", шват 5756 (1996)



БИБЛИОГРАФИЯ

Книги на иврите

Амихаль-Евин Ада. "В пурпуре. Жизнь Яира - Авраама Штерна", 1986 г.
Банай Яаков. "Безымянные солдаты", 2003 г.
Бен-Дов Шабтай. "Избавление Израиля при кризисе государства", 1960 г.
Зеръони Биньямин. "Великий, благородный и жестокий", 1992 г.
"Люди ЛЕХИ: биографии 840 бойцов", 2003 г.
"Материалы Борцов за свободу Израиля (ЛЕХИ)", в 2 тт., 1997 г.
"Мецуда" (подборка газет 1932-33 гг.), 1978 г.
Мильштейн Ури. "Иудея в крови и огне", 1974 г.
Оренштейн Яаков. "В оковах", 1973 г.
"Свидетели действия" (события из истории ЛЕХИ, рассказанные бойцами), брошюра № 4, 1964 г.
Свораи Моше и Това. "Из ЭЦЕЛя в ЛЕХИ", 1989 г.
Сегаль Моше. "Поколение за поколением", 1985 г.
Шамир Моше. "Яир", 2001 г.
Штерн Авраам. "В крови моей ты вечно будешь жить...", книга стихов, 2002 г.
Штерн Амира. "Архив, спрятанный в кувшине", дипломная работа, 1984 г.
Эльдад (Шайб) Исраэль. "Первое десятилетие", 1999 г.

Периодические издания

Газеты: "Йедиот ахронот", "Вести" (приложение "Окна").
Журналы: "Сулам", "Натив".
Бюллетени: "Дарка шель Тора", "Бней ѓа-невиим".

Материалы об Аврааме Штерне в архивах


Архив Института Жаботинского (Тель-Авив) - папка 223
Центральный сионистский архив (Иерусалим) - папка A549


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria