Елена Носенко

Размышления о статье С. Коэна и П. Вертхаймера

Размещенная на сайте «Эхо» статья двух известных ученых С. Коэна и П. Вертхаймера, навела меня как исследователя, живущего в России и занимающегося проблемами российского еврейства, на некоторые мысли. Возможно, они будут интересны как авторам этой публикации, так и посетителям сайта. Разговоры о кризисе еврейской идентичности давно стали общим местом в научной и околонаучной литературе. Нынешние события на Ближнем Востоке и реакция на них еврейского сообщества – еще один повод для такого рода утверждений. Многое из сказанного Коэном и Вертхаймером, безусловно, верно. Многое вызывает раздумья – не только о кризисе еврейской идентичности вообще, но и о его специфике в разных странах.
Замечание об ослаблении чувства самоидентификации со своими собратьями верно не только по отношению к американским евреям. Да, Дж. Вучер (J.S.Woocher) два десятилетия назад писал, что для последних «быть хорошим американцем» значило больше, чем «быть хорошим евреем». В России ситуация усугубляется еще и тем, что многие евреи плохо представляют себе, что значит быть евреем, тем более хорошим. Для большинства из них «быть евреем» - это иметь еврейскую «кровь», т.е. родителей или родственников. Происхождение нередко, особенно в смешанных браках пытались скрыть, выбирая, как правило, нееврейскую запись в паспорте.
Российская специфика состоит еще и в том, что массовый отход от иудаизма сопровождается все более широким распространением христианства (обычно в форме православия); при этом люди нередко сохраняют некоторые формы своеобразной еврейской идентичности. Гораздо чаще их самоидентификация базируется, как я уже говорила, на происхождении и / или негативном опыте (антисемитизм), значительно реже – на некоей причастности к еврейскому историко-культурному наследию. Таким образом, традиционная религиозная идентичность в России евреями практически утрачена, несмотря на некоторое оживление интереса к иудаизму среди части еврейской молодежи, который пока остается лишь интересом и средством конструирования собственной еврейской самоидентификации. Среди последователей иудаизма в России нет такой диверсификации, как среди американских евреев. Практически полностью отсутствует консервативное и реконстукционистское направление. Реформизм тоже имеет довольно мало сторонников, хотя именно в России он, казалось бы, мог иметь успех. Поэтому, несмотря на «раздрай» среди лидеров и приверженцев ортодоксального иудаизма, именно это направление в России удерживает наиболее прочные позиции. В результате в России нельзя говорить о civil Judaism или – шире – о civil religion, которые столь значимы для американского еврейства. Иными словами, отсутствует некий принимаемый большинством членов данного сообщества набор высоко ценимых символов.
Еще меньше ясности в России с понятием «еврейская община». Оно в достаточной мере условно и в настоящее время предназначено скорее «для служебного пользования» еврейских функционеров и активистов. Еврейские общинные институты при советской власти были практически полностью уничтожены. Немногие оставшиеся существовали под бдительным оком «органов». В настоящее же время, несмотря на усилия уже упомянутых функционеров и активистов и вливания денежных средств из-за рубежа, реального возрождения общины не произошло. Согласно социологическим опросам, лишь несколько процентов российских евреев идентифицируют себя с общиной. Результатом стала утрата не только общееврейской солидарности, но и солидарности внутри самого российского еврейства. Разрушение традиционного уклада и религии, отрыв от еврейских общин диаспоры привели к обесценению или утрате прежних символов еврейской идентичности, в частности еврейской солидарности.
Национальная идентичность у российских евреев практически полностью отсутствует. Вернее, подавляющее большинство их осознают себя исключительно, (реже – в первую очередь) россиянами. Правда, в настоящее время в России формально существует Федеральная еврейская национально-культурная автономия (ФЕНКА), но, кроме упомянутых функционеров и специалистов о ней мало кто слышал. Иными словами, перед российским евреями не стоит вопрос, кем лучше быть «хорошими россиянами» или «хорошими евреями»; большинство такого вопроса и не поняли бы. Евреи в России – этническое меньшинство, подобное российским немцам, российским корейцам и др., они даже не диаспорная группа. Об этом можно спорить, но, на мой взгляд, здесь утрачены два необходимых признака диаспоры: связь с этническим и национальным очагом (реальной или мифологизированной родиной) и общинная организация.
Для них гораздо важнее этническая идентичность в ее широком, даже обыденном понимании – как понятие об общности происхождения, о котором нередко хочется забыть и о котором не дают забыть. Таким образом, в нашем случае не приходится говорить о переплетении религиозной, национальной и этнической идентичности. При полном отсутствии еврейской национальной и слабо выраженной религиозной, а также общинной идентичности главную роль играет самоидентификация с этнической группой.
Даже событие такого грандиозного масштаба, как Катастрофа не вызвало среди значительной части российского еврейства мощного усиления чувства сопричастности общей судьбе. Тому также несколько причин. Это и замалчивание Катастрофы в годы советской власти (и в постперестроечной России), и общий упадок еврейского образования, и ослабление исторической памяти.
Что касается Израиля как символа этничности, в результате отхода российских евреев от иудаизма (и в значительной степени – от религии вообще), а также проводившейся советской властью «борьбы с сионизмом», то он ее в значительной мере утратил. Массовая же поддержка Израиля в советское время была попросту невозможной – не только по причине проводимой Советским Союзом политики, не только из-за недостатка средств, но и в результате эрозии той же исторической памяти. Поэтому поддержка Израиля в советские годы была уделом по преимуществу интеллектуалов и диссидентов. Видимо, поэтому события в Израиле все меньше и меньше мобилизуют этничность бывших советских евреев.
Смешанные браки в еврейской среде в СССР массово стали заключать в послевоенные годы. И, хотя точной статистики относительно численности людей, рожденных в таких браках, нет, но, по расчетам некоторых российских демографов, она в 1,5 – 2 раза превышает численность потомков моноэтнических браков. Впрочем, это показатель не только кризиса еврейской идентичности, но и тенденции на «брачном рынке»: человеку еврейского происхождения все труднее найти брачного партнера, у которого оба родителя – евреи. У потомков смешанных браков, как показывают мои исследования, формируются качественно иные формы самоидентификации. В том числе, такая, которую я называю «новой еврейской самоидентификацией». Символы ее пока не вполне определились, но в их число, видимо, входят отдельные элементы еврейской традиции, светская еврейская культура, еврейская история и государство Израиль, еврейский круг общения. Но, во-первых, таких людей явное меньшинство (около 1/10 респондентов). Во-вторых, это молодые люди, и пока трудно сказать, насколько такая форма самоидентификации устойчива.
В российском обществе в отличие от американского нет громких разговоров о мультикультурализме. Напротив, в последние годы усиливаются антизападные и американские настроения, в моде все ура-патриотическое. Шовинизм и антисемитизм остаются мощнейшими факторами формирования особой негативной еврейской идентичности. Но и это, как показывает практика, не сплачивает российское еврейство.
Однако определенное сходство между идентичностью российских и американских евреев есть. «Поступь прогресса» размывает коллективные идентичности, этнические и религиозные в их числе. Утрачиваются или отходят на задний план, становятся необязательными, по замечанию Х. Ганса, многие этнические символы. Добавлю от себя – любые символы, поддерживающие коллективную идентичность. На первое место выходит личностная самоидентификация. Поэтому, следуя Х. Гансу, люди не просто избегают этнического поведения, они избегают любых форм и норм коллективного поведения, которые могли бы наложить на них долговременные обязательства. Исключение составляют жители тех регионов, где больше сохраняются элементы традиционного культурно-бытового уклада и традиционной коллективной идентичности. Особая ситуация – преследования или дискриминации по этническому, религиозному или иному признаку, когда происходит мобилизация групповой идентичности. Реже встречаются случаи полностью сконструированных этничностей, своеобразный этнический бизнес. Там, где нет непосредственной угрозы или явной дискриминации, нередко не получается и конструирование этничности. Так, несмотря на вливание немалых средств, строительство новых общинных домов и синагог в России, еврейская идентичность продолжает переживать глубокий кризис. Вялая реакция еврейского сообщества на последние события на Ближнем Востоке – не следствие мультикультурализма, а результат этого кризисного состояния. Российские евреи демонстрируют гораздо более низкую солидарность, чем многие российские этнические и конфессиональные группы.
Это в свою очередь проистекает от того, что о российских евреях вряд ли можно говорить как о едином сообществе. У них сформировалось несколько различных идентичностей при преобладании личностной самоидентификации. Процесс глобализации, этому в немалой степени способствует. Тем не менее, глобализация, как мы видим, нередко сопровождается взрывами этничности и настоящим «ренессансом» религиозной идентичности. Однако американских и российских евреев роднит именно ослабление того самого «социального клея», о котором пишет Р. Путнам. По-видимому, все меньше оснований говорить о евреях как о некоем транснациональном сообществе и, тем более, о еврейской транснациональной идентичности. Это, как и коллективное еврейское предназначение, о котором говорят С. Коэн и П. Вертхаймер, очевидно, лишь конструкт, созданный политиками или интеллектуалами.
И последнее. Эти невеселые заметки я тоже хотела бы посвятить памяти Чарльза Либмана, замечательного ученого, так много и с такой тревогой писавшего о многих из тех проблем, с которыми сегодня сталкиваются евреи всего мира.

Эхо, 22.08.2006

  • Другие статьи о будущем еврейского народа

  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria