Ася Энтова и доктор Евгений Мерзон

Здоровья не купишь

Интервью с министром здравоохранения Дани Наве


Дани Наве моложав, приветлив, энергичен и элегантен. Темный костюм, светлая рубашка и гармонично подобранный галстук, который он затянул, увидев нацеленный на него объектив фотоаппарата. Настоящий министр. Ему всего 43 года, он женат, отец троих детей, живет в поселении Шоам. Родом из Иерусалима, вырос в семье, соблюдающей традиции, учился в религиозной школе, состоял в молодежном движении Бней-Акива. С детства придерживался «правых» взглядов. Так Дани Наве, рассказал, что здание его иерусалимского отделения Бней Акивы было расположено рядом с городским бюро Гистадрута и каждый год, на Первое мая, он с товарищами лазил на крышу этого бюро, срывать красный флаг.
  Приятно, что и став министром он не стесняется этих детских воспоминаний. По его словам, именно, приверженность правым взглядам и идеологии Жаботинского и Бегина привела его, 17-летнего ученика ешивы, в иерусалимское отделение движения Ликуд. Там он и начал карьеру политического деятеля, в качестве простого активиста. И надо сказать, что его карьера сложилась блестяще. После окончания юридического факультета Еврейского университета он побывал: помощником министра обороны Моше Аренса, секретарем правительства Беньямина Нетаниягу, министром без портфеля, отвечающим за связь с Кнессетом в первом правительстве Ариэля Шарона.
  На выборах нынешнего списка претендентов в Кнессет от партии Ликуд, члены Центра оказали Дани Наве огромное доверие и он попал в первую пятёрку. А после победы Ликуда на последних выборах он получил важнейшее социальное министерство - министерство здравоохранения.
Поскольку данная отрасль, перманентно «болеет» редколлегия нашей газеты и отправила нас брать интервью у министра, чтобы выяснить, как он собирается «лечить» своё ведомство.
Войдя в достаточно скромный офис минздрава напротив тель-авивской синематеки мы сразу извинились за наш дилетантизм, объяснив, что мы не профессиональные репортер и фотограф, а члены Ликуда, врач д-р Евгений Мерзон и математик и публицист Ася Энтова. Таков принцип нашей газеты «ГОЛОС»: в ее редколлегии состоят не профессиональные журналисты, а обычные активисты Ликуда. В ответ мы услышали: «Я вам очень благодарен за то, что вы не профессиональные репортеры». Что министр думает о наших израильских «акулах пера», он, как политик-профессионал, нам не сообщил, но выражение его лица говорило о многом.
- Г-н Наве, Вы как-то сказали, что хотите в будущем стать министром иностранных дел. Как вы оцениваете ваше нынешнее назначение министром здравоохранения?
- Я вижу для себя интересную и сложную задачу в том, чтобы быть министром здравоохранения в такое тяжелое время, когда в стране экономический кризис и массовые сокращения. Но безусловно, я не считаю, что это самая высшая точка в моей политической карьере.
- Что Вам кажется главной задачей на посту министра здравоохранения?
- Две задачи я определяю как первоочередные. Первая - сохранить общественную службу здравоохранения, то есть сохранить для населения возможность получить самое лучшее, самое современное медицинское обслуживание. Успехи и достижения нашей израильской медицины очень впечатляют, Вы знаете, что её уровень один из самых высоких в мире. Проблема состоит в том, как сделать эти достижения доступными для всего израильского общества, независимо уровня дохода больного. Без того чтобы возникала необходимость обращаться в частные клиники и больницы. Необходимо сохранить общественную службу здравоохранения на должном уровне. Казалось бы с каждым годом национальные расходы в стране на охрану здоровья, на душу населенения растут, но доля государственного участия в них постоянно снижается. Это значит, что все большую часть медицинских услуг (как-то самые современные исследования, анализы и медикаменты) пациенты вынуждены приобретать за собственные деньги. И это меня очень беспокоит. Вторая задача - это необходимость реформ в самой отрасли. Почему есть такая острая необходимость в реформировании здравоохранения? Прежде всего из-за экономического кризиса в стране. Но и безотносительно к нему необходимо произвести разгосударствление системы здравоохранения. Государство, в лице министерства здравоохранения, не должно «продавать» услуги населению, например, оно не должно само владеть больницами. Мы должны освободиться от этого «большевистского» подхода. С тех пор как 1977 году к власти пришел Ликуд, в стране начались реформы и переход от социализма к нормальному демократическому государству. И я хочу продолжить эти реформы в своей области.
- А в чем, на Ваш взгляд, причины кризиса, в котором находится система здравоохранения?
- Причин несколько. Конечно, с одной стороны, здравоохранение, как любая бюрократическая машина очень не любит экономить, но следует его заставить это сделать. Например, мы провели реформу в психиатрических больницах и постановили, что многие больные могут получать полноценное лечение и находясь в домашних условиях, а не в больнице. С другой стороны, Израиль, как и все остальные развитые страны, сталкивается с тем, что медицинские услуги усложняются и дорожают, население стареет и требует больше медицинской помощи, а из-за экономического кризиса мы не можем пропорционально увеличить ассигнования на здравоохранение. Вот, например, мы получили 60 млн.шекелей добавки на новые лекарства, но это капля из того, в чем мы действительно нуждаемся.
- Вопрос о нашумевших исследовательских фондах (кранот мехкар) больниц. По сообщениям в прессе, там крутятся бесконтрольно огромные суммы денег, из которых якобы выплачиваются гигантские зарплаты некоторым врачам?
- Во-первых, не бесконтрольно. Есть контроль. Что такое исследовательские фонды? Дело в том, что у государства не было денег для того, чтобы оплачивать работу штатных врачей во второй половине дня. Поэтому многие лаборатории и операционные обыкновенно простаивали. И тогда было принято решение об их функционировании во второй половине дня, а деньги, которые платили больничные кассы за эту работу, переводились в специальные исследовательские фонды при больницах. Частично деньги из этих фондов пошли на оплату работы дополнительных врачей в отделениях, в том числе многих новых репатриантов, которые работают в первую половину дня. Именно поэтому, я выступаю категорически против закрытия исследовательских фондов. Потому что если их закрыть то, например, в больнице Вольфсон, придётся уволить около 270-ти врачей. А это значит уничтожить больницу. Теперь несколько слов о зарплатах врачей. Некоторые средства массовой информации, утверждают, что все врачи – миллионеры и получают неоправданно высокие зарплаты. Это неправды, и ты, Женя, как врач, знаешь как тяжёл труд большинства врачей, и как много они работают.Что же касается, высоких зарплат некоторых старших врачей и заведующих отделениями, то возможно, их следует несколько понизить. Но, в любом случае, они должна соответствовать ценам за работу таких специалистов на свободном рынке, иначе эти высококлассные врачи завтра же уйдут из системы государственного здравоохранения в частные клиники. Тогда пациенты будут вынуждены покупать услуги хорошего врача-специалиста за свой счет. А это уже будут огромные суммы. В заключение медицинской темы я хотел бы отметить, тот большой вклад который внесли новые репатрианты в развитие израильского здравоохранения. Практически я не видел ни одного отделения, ни одной поликлиники, где бы ни трудились врачи приехавшие из бывшего Советского Союза. Я знаю, с какими огромными трудностями пришлось им столкнуться за время своей профессиональной абсорбции, и это еще больше увеличивает моё к ним уважение. Невозможно представить какой бы была современная израильская медицина без вклада алии.
- Раз мы заговорили о новых репатриантах, скажите пожалуйста, не кажется ли вам абсурдной ситуация при которой около 80 процентов репатриантов не являются евреями?
- Возможно, пришло время для того, чтобы проанализировать сложившуюся ситуацию. Мне не хотелось бы пока трогать Закон о Возвращении, но возможно следует создать комиссию, которая рассмотрела бы этот вопрос. Кроме того, нам необходимо найти способ интегрировать новых репатриантов в израильское общество, возможно следует подходить более либерально к вопросу гиюра.
- Что вы думаете о плане «Дорожная карта»?
- Все в нашей стране хотят мира, и молятся о нем, но я считаю, что необходимо быть реалистами и нельзя тешить себя опасными иллюзиями. Вы только посмотрите, что произошло в стране за последние три года, после того, как предыдущий глава правительства Барак предложил Арафату всё и даже более того: он согласился на создание палестинского государства на всей территории Иудеи, Самарии и Газы со столицей в Иерусалиме. Это только привело к арабскому террору в еще больших масштабах. Я считаю, что если действительно есть новое арабское руководство, то оно должно понимать: путь, выбранный Арафатом, - это ошибка и осознавать, что насилием они от нас ничего не добьются. Если они готовы решительно бороться с террором, то их не нужно отталкивать. С ними можно попытаться вести переговоры. Но нам следует жестко настаивать на неукоснительном выполнении таких наших базисных требований, как прекращение антиеврейской пропаганды, сдача незаконного оружия и полное разрушение инфраструктуры террора. И именно те, кто думает что нужно создать палестинское государство, должны наиболее жестко требовать выполнение всех этих условий. Потому что если будет создано палестинское государство без выполнения этих условий, оно немедленно послужит платформой для атаки на Израиль. Я выступаю против создания палестинского государства, но на заседании правительства воздержался во время голосования по плану «Дорожная карта», так как считал нужным поддержать главу правительства в его намерении проверить, можно ли продвинуться на пути к миру. Но любое продвижение по плану «Дорожная карта» должно происходить с огромной осторожностью.
- Вы думаете, что Абу Мазен, неоднократно отрицавший факт Катастрофы, и есть такой надежный партнер о котором вы говорили?
- А это уже его задача доказать, что он такой человеком, который может привести арабов к миру. То, что он говорил в прошлом, уже не исправить, но у него пока еще есть шанс доказать действием, что он стремится к миру. Сегодня мяч на его стороне поля.
- Что вы думаете об освобождении из тюрем арабских террористов?
- При голосовании на заседании правительства я был против. Мы не должны этого делать пока в самой автономии преступники гуляют на свободе. Прежде чем сделать это, мы должны убедиться, что власти автономии выполняют наши требования, касающиеся борьбы с террором.
- Г-н министр, последний и довольно стандартный вопрос: каков ваш политический девиз?
- Неукоснительно придерживаться своих убеждений, действовать прямо и принципиально.

На этом наше интервью закончилось. Проходило оно в 24 июля, а 27 июля на заседании правительства Дани Наве проголосовал за то, чтобы освободить из израильских тюрем террористов Хамаса и Исламского Джихада.

"Голос - газета олим Ликуда", 28.07.2003




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria