Александр Лихтикман

"Последовательные демократы" в Израиле

На прошлой неделе партии МЕРЕЦ и «Шахар» объединились под социал-демократическими знаменами, пообещав приложить максимум усилий для превращения Израиля в передовое общество, защищающее права человека. Если кого это известие вдруг обеспокоило – напрасно. Волноваться нет причин: с появлением «ЯХАДа» в Израиле наверняка не станет больше ни демократии, ни социализма

Общее место в израильской политической аналитике – сетование на неправильно выбранную систему классификации, по которой партии систематизируются в зависимости от их отношения к арабо-израильскому урегулированию. На поверку же будто бы оказывается, что правые – это левые, и наоборот. Такой подход в принципе неверен. В государстве, где партии не обязаны соблюдать собственные программы, бессмысленно рассуждать о делении на левых и правых. Народовластия как такового в Израиле нет, поэтому переучет бутафорских парламентских фракций не поможет разобраться в происходящем и сделать правильные выводы. В чисто академическом же ключе, имеет смысл говорить лишь о несоответствии местных социал-демократов, либералов или консерваторов тому ярлыку, которым они себя украсили.
Рассмотрим три примера, иллюстрирующие отношение «правозащитников» к принципам классической социал-демократии.

1. Отношение к праву на труд

1998-1999 годы. Улицы израильских городов оклеены лозунгами, гласящими «Единый народ – единая мобилизация». Наклейки, выполненные в цветах национального флага – белом и голубом, – красуются на автобусных остановках, на стенах домов, на мусорных баках и даже на одежде и сумках граждан, одержимых идеей объединиться в последней и решительной мобилизации. В газетах печатаются неприкрыто ангажированные статьи, по всей стране устраиваются демонстрации, в центральных залах проходят эстрадные митинги-концерты, по окончании которых, публика, стоя, скандирует приведенный выше лозунг на иврите и в русском переводе.
Вопрос: кто инициировал такого рода пропагандистскую кампанию? Кто не побрезговал слегка переиначить, позаимствованный из ранне-коричневых времен слоган «Ein volk,  ein reich и т.д.»? Приверженцы покойного раввина Кахане? Ультраправые поселенцы? Раввины-милитаристы из армейских йешив? Как бы не так! Израильские социал-демократы – МЕРЕЦ и партия «Единый Израиль», во главе с вице-председателем Социнтерна Эхудом Бараком!
Напомним, что под «единой мобилизацией» подразумевался ни больше, ни меньше – насильственный призыв в армию учащихся религиозных учебных заведений. Задачу, которая оказалась не по зубам царю Николаю 1 Романову, взвалили на себя доморощенные «правозащитники». И отнюдь не в целях повышения обороноспособности государства. Подтверждение чему, слова тогдашнего начгенштаба Липкина-Шахака, сказанные на семинаре в киббуце Эйн-Цурим: «ЦАХАЛу не нужны ешиботники, поэтому их не призывают, и не призовут. Гораздо больше пользы принесет закупка новейших вооружений». В ответ потрясенный Ран Коэн заявил, что это «идеологический вопрос, и борьба за мобилизацию учащихся ешив будет продолжена». Не добившись успеха, те же политические силы вскоре набросились на реформу Таля, предусматривавшую прекращение зависимости права на труд от службы в армии.  
По сей день, самозваные «социал-демократы» защищают законодательство, запрещающее ешиботникам, не отслужившим в армии, зарабатывать себе на кусок хлеба, обрекающее целый общественный сектор на хронический паразитизм и прозябание в бедности. Нынешнее плачевное состояние ультраортодоксов – на совести всех израильских правительств, начиная от Бен-Гуриона. В западных странах еврейские религиозные общины – образец экономического процветания, достигнутого без вмешательства со стороны властей. Миквы, синагоги, школы, контроль над кошерностью продуктов питания – все это финансируется самими верующими. Плату за обучение ешиботники вносят из собственного кармана! Остается еще и на пожертвования Израилю. В этом разница в подходах между настоящими правозащитниками и их болтливыми израильскими эпигонами.

2. Отношение к «альтернативным формам брака»

В нашей стране, как известно, заключаются только религиозные браки, для евреев – заверенные раввинатом или независимым ортодоксальным раввином. При этом, не существует проблемы незаконнорожденных детей, так как в равной мере признаются незарегистрированная форма сожительства и брачный договор, заключенный в адвокатской конторе. Признание внебрачного отцовства всячески приветствуется, в особенности Службой национального страхования.
Брак – условность, ритуал, приемлемый для большинства населения. Где-то пляшут под пальмой, где-то – под государственным гербом, иные – палят в воздух. У нас принято  читать древнюю молитву и разбивать бокал в память о разрушенном Храме. Но мужчине и женщине не запрещается жить вместе и растить детей без санкции муниципального чиновника. Для смены фамилии не требуется справка из раввината или МВД. При разводе незарегистрированных супругов происходит обычный раздел имущества, а в случае смерти одного из них, вступают в силу законы о наследстве, такие же, что и для формально обрученных мужа и жены.
«Законный», религиозный брак дает одно реальное преимущество – право на льготную ипотечную ссуду (машканту). Ради этого, а не из любви к творчеству композитора Мендельсона, тем, кто не подпадает под критерии раввината, приходится выезжать на Кипр или искать другие альтернативные варианты. В результате, имеем дискриминацию неевреев и маргинальных элементов, болезненно реагирующих на бородатых раввинов и звук битого стекла. Решать этот вопрос можно по-разному. Легкий путь   – подача лаконичного законопроекта, по которому пары, прожившие вместе вне брака определенный отрезок времени, получили бы льготную машканту на тех же условиях, что полагаются молодоженам. Подобная инициатива оказалась бы весьма кстати на фоне хронического застоя в сфере недвижимости. Именно так ее и следовало бы мотивировать на заседаниях финансовой комиссии.  Не пострадали бы и ипотечные банки, и строительные подрядчики, и маклеры с адвокатами. Осталась бы работа и для раввинатов – большинство израильских евреев религиозны или соблюдают традиции, атеисты и идеологические пейсофобы в явном меньшинстве.
Однако «правозащитники» выбрали путь наибольшего сопротивления – они воюют «за принципы», а не за реальное улучшение. Вспомним законопроекты МЕРЕЦа и «Аводы» о признании государством реформистских и консервативных браков. Совершаемых все-таки по религиозному обряду, пусть и иному, нежели у ортодоксов. Соответственно, предложение обсуждалось не в финансовой комиссии, а на пленарных заседаниях и в «Пополитиках». Специально для прессы устраивались показательные церемонии. Раввином на одной из «реформистских» свадеб была, например, Шуламит Алони собственной персоной. Она же подписывала «ктубу» и благословляла брачующихся советом да любовью. Каждый может судить о том, насколько далеко продвинулись «социал-демократы» в решении действительно острой общественной проблемы. Но разозлить раввина Овадью Йосефа им, безусловно, удалось.

3. Арабский вопрос

Через 10 лет после Осло, сторонники отступления откровенно играют на ксенофобии израильского бюргера. Жупел, которым нас пугают «социал-демократы» – двунациональное государство. Лозунг «Территории в обмен на мир» потерял актуальность. На смену пришел «Территории в обмен на еврейское большинство». По Бейлину, план Совета поселений, предоставляющий лояльным арабам израильское гражданство – антисионистский, хотя пик сионизма – провозглашение государства в 1948-м году – совпал с гораздо худшим демографическим раскладом. Примечательно, что «правозащитники» на сей раз переиначивают арабскую пропаганду, объявляющую сионистов (эвфемизм, замещающий «евреев»), априорными врагами арабов. Собственной фантазии у них явно не хватает. 
Женевский вариант урегулирования базируется на демографических аргументах. Что же касается характера «будущего палестинского государства», то пожелания ему демократизации – не более чем дань дипломатическому этикету и устроителям банкета. Если бы презентация договора состоялась в Египте или Иордании, вежливым было бы вовсе обойти этот момент молчанием. Но особенно трогательно прозвучал призыв учиться демократии у Израиля. Не у Бейлина ли с Шароном?
Когда «правозащитники» говорят о стремлении предоставить арабам свободу и независимость, подразумевается надежда на то, что они «пережалят друг друга, как скорпионы в банке». Вскоре после создания автономии, в Иудее, Самарии и секторе Газы были убиты без суда и следствия сотни (по некоторым данным – тысячи) арабов, обвиненных в коллаборационизме. Чудом уцелевших излавливают, пытают и публично казнят на площадях. Израильские правительства, в соответствии с известным евангельским сюжетом, перекладывают вину на юридические и военные органы автономии. Но автономия, пока, по крайней мере – не государство, а «неконтролируемые» территории. И ответственность за происходящее в Арафатии беззаконие лежит только на Израиле, единственном суверене на пространстве от Средиземного моря до Иордана.
Права человека важнее права нации на самоопределение, иначе нью-йоркский Чайна-таун мог бы претендовать на независимость с такими же основаниями, как автономия. Международные правозащитные организации пытаются донести до сознания всех, что права человека – понятие универсальное, не признающее государственных рубежей. Многие объединения так и называются «Врачи без границ», «Журналисты без границ» и т. д. С точки зрения прав человека, для арабов «территорий» объективно предпочтительнее возвращение военной администрации Израиля, нежели продолжение нынешнего самостийного беспредела.
Сколь бы ни были несовершенны израильские законы и коррумпированы их исполнители, у нас имеется, какой никакой, а суд, свободная пресса, в качестве наблюдателей – иностранные дипломаты и корреспонденты. Там – жаловаться просто некому. Но израильским «правозащитникам» настолько дорога идея еврейского большинства, что они готовы закрыть глаза на любое преступление во имя идеи спасительного раздела. А ведь речь-то идет только о выборах в кнессет! Арабы останутся там, где они живут сейчас, более того – предусматривается их трудоустройство в Израиле. А где же еще?
***
Между Первой мировой войной и февральской революцией легальные российские большевики называли себя «последовательными демократами», в отличие от кадетов, октябристов и других «просто демократов». Дальнейший ход истории растолковал смысл тавтологии. Также и с израильскими эсдеками. Для объяснения их парадоксальной позиции по основным вопросам явно не хватает сопроводительного эпитета – для ясности.
Странности израильской левой не ограничиваются отношением к палестинским арабам и еврейским религиозным собратьям. Израильский «прогрессивный лагерь» последовательно выступает против выборов судей, в том числе – верховных, против легализации игорного бизнеса, легких наркотиков и проституции, за контроль государством религии, за сохранение института прописки, за военную цензуру, и даже за преследование инакомыслящих! Недавно партия МЕРЕЦ обратилась в госпрокуратуру с требованием возбудить следствие против пятисот раввинов, открыто выступивших с критикой «Карты дорог». Раввины ни не призывали к вооруженному сопротивлению, они всего лишь констатировали очевидное противоречие между видениями президента Буша и догматами иудейской религии.
При всем многообразии партий и объединений, социал-демократическая ниша в Израиле не занята. Объяснение, наверное, в том, что эта идеология может существовать только в по-настоящему свободном обществе, где интернационализм не маскирует предательство, а национализм – агрессию. В израильской политической опере самая невыгодная роль отведена тем, кто озвучивает социал-демократическую партию. Их голоса звучат особенно фальшиво.

«Вести», 11.12.2003



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria