Александр Лихтикман

Кого судят в Гааге?

Перенос дискуссии о строительстве заградительных сооружений в стены Гаагского международного суда ставит значительную часть израильского общества перед серьезной дилеммой: как патриот страны, противящийся идее заборостроительства, должен относится к подобному судилищу? Позволяется ли желать Шарону и его адвокатам поражения, если в результате удастся предотвратить, раздел и осквернение Эрец-Исраэль в масштабах, о которых не мог помыслить даже император Тит? Обязаны ли все граждане, как один, занять единую позицию? В свою очередь, правительство делает все, чтобы таких вопросов ни у кого не возникало. Шароновские подпевалы в прессе изображают ситуацию так, будто на скамье подсудимых оказались не отдельные политики, а само государство Израиль. Поэтому, настоящие патриоты должны сплотиться вокруг правительства, отбросив сомнения и межпартийные распри – наших судят! «Наших» ли?
Гуси-гуси! Га-га-га!
Есть хотите? Да-да-да!
Фронт идейных противников и сторонников Стены качественно менялся в последние годы, в зависимости от того, кто выступал за ее возведение, и кто, наоборот, доказывал абсурдность и заведомую неэффективность заборостроительства. Когда «отгородиться» бетоном от террора предлагал Амрам Мицна, левые были за, а правые – против. Но стоило вдруг Шарону изменить свои взгляды, как лагеря с готовностью поменялись местами и аргументами. С той поправкой, что в свое время правые опасались создания гетто для евреев, а теперь левые – для арабов.
Колебаться вместе с линией партии у нас не считается зазорным, некоторые даже находят в словесной эквилибристике особый вкус. Неизменной осталась лишь позиция «маргинальных» группировок – от анархистов до «молодежи холмов», не вписывающихся в традиционный право-левый политический расклад. Здесь в ходу другие доводы, известные обывателю лишь в пристрастных пересказах прессы. Основная же масса, уверенная в своей способности повлиять на принятие решений, собственного мнения не имеет. Израильский избиратель подобен футбольному болельщику, для которого престиж любимой команды важнее всего. Болеешь за «Ликуд» – поддерживай Шарона, что бы он ни предлагал. Или – записывайся в «левые». Если завтра кабинет министров снова пересмотрит контуры забора, на популярности самой идеи это не отразится. С Ариэлем, или без – лишь бы не останавливаться.
Добровольно прекратить строительство Шарон уже не может. Слишком много народных денег успели перемешать с цементом и щебнем. И не хочет, пока неэффективность фортификаций не доказана со всей очевидностью. Впрочем, и пагубность Ословских договоренностей до сих пор не признана всеми, как факт. В том числе – нынешним премьер-министром. Правительству выгодно изображать балагановский азарт. Те, кто раньше после каждого теракта возлагали ответственность за случившееся на Арафата и шейха Ясина, воспользовались случаем и сменили мантру. Теперь они рвутся к микрофонам, чтобы обвинить строителей в медлительности и потребовать новых капиталовложений. Очень удобно. И продолжаться так будет, по крайней мере, до 2005-го года, на который запланирована торжественная «стыковка». А потом – видно будет. Так далеко не заглядывают даже газетные астрологи.
То, что видно уже сейчас – это предательство сотен тысяч израильтян, остающихся за забором, разрушение окружающей среды в беспрецедентных масштабах, физическое разделение страны и изъятие миллиардов шекелей из социальной сферы на нужды сомнительной безопасности. Стопроцентной гарантии не дает и пропагандистский интернет-сайт недавно созданного Управления буферной зоны. Авторы сопроводительных текстов предлагают полагаться на опыт обнесенного колючей проволокой сектора Газы. Опыт крайне отрицательный – отказ от последовательного искоренения террора в пользу его консервирования неизвестно еще во что выльется. На деле же это означает, что Израиль более не настаивает на демилитаризации автономии и того, чем она может стать в скором будущем. Единственное, что всерьез волнует правительство – проникновение террористов-самоубийц в центр страны. Не существование враждебной армии у нас под боком, вооруженной пулеметами, минометами и высокой мотивацией к победе, но только предотвращение массовых «стратегических» терактов, чреватых снижением рейтинга власти. С этой целью и возводится Стена Шарона. Ясно, что от ракет она не защитит, но такая задача и не ставится. И государственной границей, скорее всего, не станет – вон, как ее двигают вправо-влево, средства-то позволяют.
Ошибаются и наивные граждане, связывающие окончание строительства с вожделенным «размежеванием» двух народов. Не тут-то было! На протяжении забора предполагается установить многочисленные КПП, начиненные электронным оборудованием, металлоискателями и пр. Это позволит во много раз увеличить число рабочих из автономии, трудоустроенных в Израиле. Уже не в рамках «временных послаблений», а на постоянной основе, как было предусмотрено Ословскими договоренностями. Они и займут места депортируемых мирных гастербайтеров. Пока арабы найдут способ переправлять взрывчатку, минуя КПП, на рынках и улицах центральных городов установится более-менее длительное затишье. Будет спасена власть одного еврея, но ценой сохранения смертельной угрозы для тысяч других. Кто запомнил, как в одном из телеобращений двухлетней давности Шарон высокопарно пообещал нации, что арабы автономии «даже в мирное время» не вернутся в пределы «зеленой черты»? Мало ли, что было когда-то устно обещано, если премьер-министру не указ даже программа собственной партии?  
Приговор Гаагского суда – тоже не указ, тем более, что он всем известен заранее. Но и отказаться от участия в процессе не представляется возможным. Особенно, если повсеместно декларируешь веру в свою правоту. Поэтому решено было, скрепя сердце, сотрудничать с судебными инстанциями. Защита попытается свести обсуждение к одной конкретной проблеме – проникновению в наши центральные города террористов-самоубийц. С этой целью будут задействованы несчастные люди, потерявшие в терактах родных и близких. Организация жертв террора «Альмагор» направит в Гаагу свидетелей защиты, а служба спасения ЗАКА готовит экспозицию с покореженным остовом взорванного в Иерусалиме автобуса. (Не везти же в Гаагу осколки ракеты «Касам» из Сдерота? А в чью пользу свидетельствовал бы автомобиль, изрешеченный между Офрой и Бейт-Элем?) Но ставить проблему в такой плоскости международный суд действительно не правомочен. Такова и официальная позиция Израиля, изложенная генеральным директором МИДа Йоавом Бираном в ходе его недавнего визита в Вашингтон. Другими словами, либо вообще ничего не обсуждать, либо вынудить суд к нарушению собственных полномочий, и тут же его в этом публично заклеймить. Лишь бы не задавались политические вопросы, ответов на которые у адвокатов Шарона нет.
За 36 лет неторопливого «контролирования» Израиль не предоставил арабскому населению Иудеи, Самарии и сектора Газы гражданства и не предложил выплату денежных компенсаций тем, кто согласен эмигрировать. Наградой за неучастие в терроре было право жить, работать за гроши, не платить налоги и заниматься «экспроприациями». Если бы арабы все, как один, были анархистами, такая ситуация их вполне бы устраивала. Но они, как известно, являются последователями совсем иной идеологии. Десять лет назад Израиль сформировал и вооружил со складов ЦАХАЛа палестинскую автономию, доставил из-за границы Армию Освобождения Палестины и главарей ООП. Фактически, были созданы все условия для вооруженного столкновения, частью которого стали взрывы террористов-смертников. Это не «отдельная проблема», решаемая посредством заградительных сооружений, как утверждает правительство, но маленький узелок на петле, стягивающейся вокруг нашей шеи.
Поражение в Гааге, несомненно, станет поражением правительства Шарона, утвердившего первый план строительство забора в феврале прошлого года. Но должны ли все граждане Израиля чувствовать себя на скамье подсудимых? Разве кто-то из нас виновен в сложившейся ситуации? Разве находящиеся у власти партии обещали перед выборами нечто подобное? Разве мы когда-то голосовали за строительство забора? Кто голосовал, пусть те и отвечают.
***
Любители игры в шахматы с компьютером знают, как трудно поставить машине мат на высоких уровнях. В памяти программы заложены тысячи правильных вариантов, и она неизменно выбирает наиболее короткий и красивый путь к победе. Но компьютер можно заставить «переходить». Тогда вам будет предложен вариант похуже, не самый рациональный, но тоже верный. Если проделать эту операцию очень много раз, компьютер, кряхтя, совершит-таки ошибку и позволит себя обыграть. Программа нашего правительства сделана по противоположному принципу: вначале она выдает совершенно неправильные решения, потом – чуть менее неправильные, глупые, ошибочные, нелепые. Например, реакцией на тяжелое экономическое положение в автономии стал перевод «замороженных» еще Бараком миллиардов на счета Арафата. Ответом на эскалацию с «Хизбаллой» стало освобождение из тюрем сотен боевиков. Заборостроительство – из той же оперы. Кто знает, может быть, Шарона удалось бы заставить «переходить», если бы группа настоящих патриотов обратилась в международный суд, обвинив собственное правительство в самоуправстве и поддержке террора?

«Вести», 29.01.2001

Фотографии:
1-4 - документальные фотографии гетто, изданные в Польше.
5 - разделительный забор в районе Калькилии


  • Другие статьи о разделительном заборе

  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria