Евгения Кравчик

Беженцы ЦАДАЛа

Скандал
Коррупция и сенсация – две стороны одной медали. Особенно – на пике предвыборных страстей.
Вот и минувший понедельник начался с сенсационного сообщения.
«Порядка 800 бывших солдат и офицеров ЦАДАЛа вступили незадолго до внутрипартийных выборов в «Ликуд», - выдал со ссылкой на корреспондентов газеты «Едиот ахронот» сайт ynet.co.il. - По словам многих из них, на выборах председателя партии они проголосовали за Ариэля Шарона, соперничавшего с Биньямином Нетаниягу. Омри, сын главы правительства, занимался решением проблем многих людей ЦАДАЛа, находящихся в Израиле: он содействовал ускорению бюрократической процедуры в различных инстанциях».
Солдаты и офицеры ЦАДАЛа (Армии Южного Ливана) находятся в Израиле с мая 2000 года, однако гражданами нашей страны не являются. Большинство получило статус «временного жителя» и удостоверения личности, выданные сроком на три года. Следовательно, и правом голоса на выборах в кнессет эти люди, согласно закону, не обладают.
Устав «Ликуда» гласит: совершеннолетний, не имеющий израильского гражданства, не может быть членом партии. Тем не менее проверка, проведенная газетой «Едиот ахронот», показала, что фамилии новоявленных партийцев – граждан суверенного Ливана - внесены в компьютер «Ликуда», а бойцам ЦАДАЛа выданы партбилеты.
Анонимные представители «Ликуда» не преминули сообщить, что «заинтересованные лица - вразрез с Уставом - содействовали приему в партию сотен новых людей, чтобы с их помощью усилить позиции Шарона».
Донесения анонимов подтвердил Йоси Мизрахи, активист «Ликуда» из Тверии: «В свое время именно Ариэль Шарон создал Армию Южного Ливана, так что для солдат и офицеров ЦАДАЛа он – отец родной. И все «цадальники», как один, проголосовали на выборах председателя за Шарона».
Иностранные подданные - члены правящей партии?! Сюрреализм...
Разразился скандал.
Все радиостанции и телеканалы страны перестроились на «ливанскую» волну. Пришлось и вашему корреспонденту «взять след» и отправиться в Иерусалим, где бойцы-беженцы проводят в Саду роз бессрочную забастовку.

На чужбине

На фоне темно-красного заката синеет одинокая палатка. Здесь собрались бойцы. Те, кто четверть века верой и правдой служил своему союзнику Израилю; кто сражался вначале с бандами арафатовских боевиков, а потом – и с убийцами «Хизбаллы». Многие из этих немногословных, не раз смотревших в глаза смерти мужчин хорошо знают выдающихся израильских военачальников, связаны с ними многолетней дружбой.
В тот роковой майский день 2000 года четыре тысячи солдат и офицеров ЦАДАЛа разом превратились в беженцев. Бросили белокаменные дома, построенные на щедрую – израильскую! - зарплату, комфортабельные «вольво» и маневренные «мицубиши» и - наскоро упаковав первую попавшуюся одежду - кинулись к воротам Фатме, что на северной оконечности страны, рядом с Метулой.
В считанные минуты «ворот в рай» выстроилась нервозная очередь: боевики «Хизбаллы» наступали «цадальникам» на пятки, гнали из родных мест - прочь от родителей, братьев, сестер. Новый режим был установлен на юге Ливана с той же космической скоростью, с которой «солдат номер один» эвакуировал из зоны безопасности подразделения израильской армии.
Захавула Хасуни, прослуживший в ЦАДАЛе два десятка лет, с горечью и стыдом вспоминает события того майского дня:>
- Казалось бы, всего час назад мы чувствовали себя всесильными, хозяевами региона, но внезапно были обращены в бегство, - говорит он. – Многие оставили детей дома, полагая, что через пару дней вернутся. Но тут было сообщено: боевики «Хизбаллы» уже приближаются к нашей деревне. Мужчины бросились обратно, чтобы забрать жен и детей с собой, в Израиль: только так можно спастись от погрома. Неподалеку от ворот Фатме террористы «Хизбаллы» нас настигли и открыли огонь по ожидающим своей очереди бойцам ЦАДАЛа. Несколько человек было ранено, другие побросали все свои пожитки – лишь бы успеть спастись на территории Израиля...
Помыкавшись по многолюдным общежитиям, Захавула с женой и детьми поселился в Цфате. Его 17-летний сын и 11-летняя дочь учатся в обычной израильской школе, ударными темпами осваивают иврит. Подобно репатриантам, семья Хасуни арендует квартиру.
- Ну какие же мы репатрианты, если гражданства у нас нет? – недоумевает Захавула. – Мы – солдаты, выброшенные со своей земли на чужбину! Наша родина – Ливан.
- У вас в Ливане остался дом?
- Дом?! Там вся моя жизнь! С 14-летнего возраста я был при ЦАДАЛе, потом стал солдатом. Единственное, что я умею, - это воевать. А сейчас, в возрасте сорока лет, пришлось начать жизнь с нуля.
Хасуни (по большой протекции!) получил в мэрии Цфата работу слесаря.
- Но какую зарплату мне платят? Минимальную. Три тысячи двести шекелей, - говорит он. – И как прожить на эти деньги?! За аренду квартиры приходится платить 1700 шекелей, плюс «арнона», плюс счета за электричество и телефон - уже две тысячи с лишним. Мы с женой донашиваем одежду, которую успели захватить из дому. Но у нас подрастают дети. И они хотят выглядеть, как все, быть такими, как все. Но как им объяснить, что отец, сильный мужчина, не в состоянии прокормить семью? В беседу вступает Джозеф. Двое его детей родились в Израиле: дочери два года, сыну – два месяца.
- Медицинская страховка – как подарок судьбы, - говорит Джозеф. – У меня в глазу осколок и еще несколько «железяк» - в мышцах ноги: в ЦАДАЛе я был сапером, обезвреживал взрывные устройства, получил несколько ранений. А сейчас не могу устроиться на работу: кому нужен инвалид?!
Тони 34 года. Двое детей. Он прослужил в ЦАДАЛе 9 лет – занимался ремонтом транспорта.
- Все мое тело в шрамах, - говорит Тони. – В 1993 году на КПП Рихан в меня стреляли снайперы «Хизбаллы». Подло – целились в спину! Я был ранен, потерял сознание, меня доставили в хайфскую больницу «Рамбам». Долго лечили.
На родине, в Ливане, Тони считался состоятельным человеком: у него был замечательный дом, собственный гараж и солидная (порядка 95.000 шекелей) сумма на банковском счете.
- Мать, отец, брат, оставшиеся в Ливане, получить эти деньги не могут, а бедствуют они ужасно, - говорит Тони.
Богач, бедняк... В Цфате Тони подвизается в гараже. В среднем 4 часа работы в день. Оплата - почасовая. Вот уже полгода Тони не в состоянии вносить арендную плату за квартиру. Счастье – хозяйка попалась совестливая, понимающая. Пока прощает долги и даже, случается, приносит детям кое-какую еду.
- По-моему, этой женщине стыдно за Израиль и правительство, бросившее нас на произвол судьбы, - говорит Тони.
- Поймите нас правильно: люди у вас стране замечательные - добрые, открытые, отзывчивые, - говорят бойцы ЦАДАЛа. – С простыми людьми нет у нас никаких проблем, но власти бросили нас на произвол судьбы.
- Мои друзья, работающие в мэрии Цфата, рассказывали, как они плакали от унижения и стыда, когда по телевизору транслировали прямой репортаж, который велся у ворот Фатме, - говорит Хасуни.
Бойцы ЦАДАЛа тоскуют о родине. Ностальгия заставила значительную часть этих людей вернуться. На КПП в Рош ха-Никра их встретили не только ливанские чиновники, но и боевики «Хизбаллы», установившие безраздельный контроль над южными районами страны.
- Для большинства из возвращенцев этот шаг оказался самоубийственным, - рассказывают Тони и Захавула. – Государство Израиль выплатило людям подъемные – несколько десятков тысяч долларов. Однако прямо на границе каждого из них вынудили подписать декларацию, в которой было точно указано, сколько при нем денег. Пересекли границу - начался шантаж, вымогательство. Те, кого бросили в тюрьму, были вынуждены нанять адвокатов, а это – бешеные деньги. К другим каждую неделю наведываются незваные гости и предупреждают: не заплатишь – пеняй на себя. Ни у кого из наших товарищей по оружию уже не осталось ни гроша!
- Мужчина способен перенести любые трудности, - говорит Хасуни. – Но у нас подрастают дети. Мне трудно смотреть в глаза своему старшему сыну, ученику двенадцатого класса, если я не в состоянии купить ему учебники. Мы требуем от правительства не денег – мы просим работу, нас не пугает даже самый тяжелый труд – лишь бы он гарантировал достойный заработок.
Мое внимание привлекает мужчина, снимок которого (с членским билетом «Ликуда») опубликован в газете.
Знакомимся. Джордж Ризек - полковник ЦАДАЛа, опытный боевой командир.
- Почему вы решили вступить в «Ликуд»? – спрашиваю я.
- Чтобы поскорее влиться в израильское общество.
- Оказал ли вам Ариэль Шарон или его близкие какую-либо помощь?
- Нет. Но они ничего нам не обещали! Мы вступили в партию с одной-единственной целью: почувствовать себя равными среди равных, получить достойный социальный статус.
- Кто-нибудь из активистов «Ликуда» уговаривал вас вступить в партию?
- В том-то и дело, что никто – это была исключительно наша инициатива! – объясняет полковник Ризек. – Мы, как бойцы, всю свою сознательную жизнь сражавшиеся с палестинскими террористами и боевиками «Хизбаллы», разделяем взгляды «Ликуда» и от души поддерживаем Ариэля Шарона. Нас с ним связывает боевое прошлое... Хочу подчеркнуть: сам факт нашего вступления в «Ликуд» вовсе не свидетельствует о том, что мы – против других израильских партий. Просто все мы – солдаты. Четверть века отдали службе в ЦАДАЛе – и все это время сражались бок о бок с солдатами и офицерами Армии обороны Израиля. Превратившись в Израиле в жалких, презренных беженцев, мы поняли, что никому здесь не нужны. Никого не тревожат наши проблемы и трудности, никто не задумывается о нашем будущем.
Джордж Ризек с негодованием и брезгливостью говорит о поведении израильской прессы.
- Два с половиной года мы страдаем, пытаемся достучаться до власть предержащих – и не можем, - говорит он. – Газеты поместили несколько статей, в которых рассказывалось, как мы бедствуем. Но, оказывается, для того чтобы все взоры обратились к нам, вовсе не нужно было кричать «SOS!!» и просить помощи у прессы и правительственных чиновников, - достаточно было вступить в «Ликуд». Что тут поднялось!.. Какой скандал! Люди, отдавшие полжизни служению Израилю, «посягнули» на местную политику и пытаются на нее влиять!.. Лично у меня создалось впечатление, что журналисты просто искали повода, чтобы атаковать Шарона и ударить его побольнее. И наше вступление в «Ликуд» дало им этот повод. Сегодня утром у нашей палатки выстроилась очередь репортеров, хотя мы сидим в Саду роз уже восемь дней. Но никто - никто! - из корреспондентов, погнавшихся за сенсацией, не поинтересовался тем, как нам живется на чужбине, выживаем ли, сыты ли наши дети. Лично я считаю, что власть предержащие, впрочем, как и пресса, давно должны были устыдиться. Ведь мы не получили и минимума того, что было нам обещано – но не в мае 2000 года, а двадцать пять лет назад, когда в Южном Ливане был создан ЦАДАЛ. Мы создавали армию, чтобы раз и навсегда – в союзе с израильтянами – покончить с террором и обеспечить Южному Ливану спокойную мирную жизнь. А в итоге, понеся чудовищные потери, мы лишились самого дорогого – родины...
Бегство из Ливана навсегда останется одной из самых позорных страниц в истории Израиля. А предательство по отношению к целой союзнической армии будет еще долго мучить и угнетать тысячи и тысячи добропорядочных израильтян. Тех, кто пытается помочь семьям бойцов ЦАДАЛа, страстно мечтающих вернуться на родину, но так и не решившихся перейти рубикон в Рош ха-Никра, чтобы быть поставленными на колени боевиками «победительницы» - «Хизбаллы».
Абсолютно ясно: те активисты «Ликуда», которые использовали отчаянное положение «цадальников» в партийных интересах, должны за это ответить.
Если это не цинизм – то что?!

(Фото автора)

"Новости недели", 02.01.2003





  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria