Евгения Кравчик

Джин и его бутылка

Ранним утром 21 февраля, на другой день после того, как правительство большинством голосов утвердило решение о начале отступления с оккупированных (теперь уже без кавычек) территорий, в тюрьме «Кциот» на южной оконечности Негева распахнулись двери камер: пять сотен палестинских террористов было выпущено во двор и - строго по спискам - усажено в автобусы. Колонна, сопровождаемая армейскими «джипами» и полицейскими «воронками», выехала за ворота...
В отличие от эрудированных водителей-профессионалов, я сбилась с пути где-то под Ашкелоном. По радио звучали бравурные речи: «Израиль последовательно выполняет условия договоренностей, достигнутых в Шарм Аш-Шейхе. Высший суд справедливости отклонил, как безосновательную, апелляци протеста, поданную членами семей жертв террора. Таким образом, все 500 заключенных-палестинцев, подлежащих освобождению, сегодня выходят на волю».
Я тем временем лихорадочно набирала телефон пресс-службы ЦАХАЛа. После нескольких неудачных попыток удалось дозвониться.
Где вы находитесь? - спросил пресс-атташе.
На шоссе номер 35.
В таком случае езжайте прямо. Минуете Кирьят-Гат и мошав Бейт-Говрин, после чего доберетесь до КПП Таркумие. Главное - никуда не сворачивайте.
Проскочив мимо въезда в белокаменный Кирьят-Гат, оказываюсь в сказочно красивом месте. Вокруг простирается зеленая долина с бескрайними полями. Февраль в Израиле сродни европейскому маю: пик безудержно буйного цветения. Напоенная дождем трава утыкана алыми маками. 
Ближе к КПП идиллическая картинка резко меняется: вдоль шоссе на много километров выстроилась мрачная очередь - могучие семитрейлеры вперемешку с редкими легковушками. Напряженные лица, подозрительные взгляды...
Добрососеди...
Времени на порядочность и законопослушание не остается: по словам армейского пресс-секретаря, автобусы с заключенными прибудут на КПП Таркумие ровно в одиннадцать.
Презрев приличия, огибаю очередь по встречной полосе.
Вам куда? - преграждают путь пограничники.
На церемонию освобождения заключенных.
Журналист? Предъявите удостоверение.
Быстро покончив с формальностями, выскакиваю из машины и вклиниваюсь в гудящую, как улей, разношерстную толпу. Сияющие от счастья родители (головы мужчин покрыты красно-черно-белыми куфиями), нервозно  шарахающиеся от израильтян  младшие братья несостоявшихся «шахидов»...
Простите, пожалуйста, кого вы встречаете? - обращаюсь по-английски к пожилому мужчине.
Арабик?..
Увы... По-арабски я не объясняюсь. По крайней мере - пока. Приходится искать переводчика. Престарелые родители спешно ретируются: видимо, им не хочется рассказывать, какие теракты планировал осуществить горячо любимый наследник.
Я встречаю своего двоюродного брата! - сообщает тем временем на корявом английском палестинец среднего возраста.
- И сколько ему лет?
- Двадцать три года. Семь лет промаялся в тюрьме.
- За что?
- Понятия не имею.
- Радуетесь скорой встрече?
- Еще бы!
А вы кого ждете? - обращаюсь к мужчине средних лет (ладно сшитый костюм и солнцезащитные очки в дорогой оправе - либо бизнесмен, либо  главврач городской больницы).
- Я встречаю племянника. Ему 28 лет, женат, трое детей - два сына и дочь, - сообщает он.
Знакомимся. Сулейман М. Нерм - управляющий Хевронского отделения Исламского регионального банка.
- Зовут моего родственника Омар Слимие.
- За что его осудили?
- Что-то по линии госбезопасности...
Господин Нерм элегантно уклоняется от ответа.
Вообще-то сидел он дважды: в первый раз - еще в годы предыдущей интифады, а сейчас - вторично, - уточняет банкир.
(Позже, оказавшись у компьютера, я найду имя Омара Слимие в списке, опубликованном Главным управлением тюрем в канун освобождения заключенных-палестинцев. Родственник управляющего Хевронским отделением Исламского банка значится под номером 35. В апреле 2002 года он был арестован за торговлю оружием и боеприпасами. Членствует в «Танзиме». Обвиняется в преступном сговоре в целях осуществления теракта с помощью огнестрельного оружия).
Впрочем, список оказался более чем поучительным. Из него явствует, что на свободу выпущены отнюдь не только «невинные овечки», заподозренные в том, что членствуют в террористических группировках «ХАМАСа» или «Исламского джихада», но и вполне конкретные снайперы, целившиеся в  наших военнослужащих и мирных израильских граждан. Так, Фуад Манцур был арестован в марте 2004 года в Самарии по обвинению в оказании содействия в обстреле солдат; Шади Зайд задержан в марте 2001 года по обвинению в попытке совершения теракта с помощью огнестрельного оружия; Саид Манцур арестован в ноябре 2002 года за участие в обстреле еврейского поселения; Рахман Фархат задержан в сентябре 2002 года за подготовку и использование взрывного устройства; Башар Кани задержан в апреле 2002 года за попытку преднамеренного убийства и стрельбу в израильских граждан; Фади Матар томился в застенках «всего лишь» за стрельбу по укрепленному пункту ЦАХАЛа и торговлю краденым имуществом... И т.д. и т.п.

V - символ победы

А вот и «виновники торжества». Степенно выгружаются из типового «эгедовского» автобуса, картинно обнимаются и целуются с официальными представителями дружественной ПА, падают ниц, лобзают асфальт и возносят аллаху благодарственную молитву. А может, и не только благодарственную,  поди знай...
Моя камера беспристрастно документирует более чем выразительные кадры: головы многих экс-узников обвиты зеленой (цвет ислама!) материей с начертанными белым шрифтом призывами. В таких повязках «шахиды»  записывают на видео страстные обращения к своим последователям, прежде чем отправиться в рай. Другие борцы за свободу воинственно потрясают перед зарубежными телекамерами хамасовскими флажками; остальные  растопыривают пальцы в победоносном «V».
Дух интифады («Огнем и кровью освободим тебя, Эль-Кудс!») витает над КПП.
«Вчера правительство Израиля приняло историческое решение, - произносит, глядя в телекамеру сияющими глазами, рослая блондинка, корреспондент одной из зарубежных телекомпаний. - Премьер-министр Ариэль Шарон подписал указ, на основании которого до 20 июля сего года граждане обязаны покинуть подлежащие демонтажу поселения. Те, кто не подчинится указу, будут выселены насильно. А сегодня Израиль сделал еще один жест доброй воли: из тюрем освобождены 500 палестинских заключенных. В ближайшие минуты они встретятся со своими родными»...
Миловидной ведущей, конечно же, неизвестно, что 180 выпущенных на волю хамасников и активистов «Исламского джихада» не отсидели двух третьих срока, к которому были приговорены. Неведомо ей и о том, что супердосрочное освобождение боевиков противоречит не только израильским законам, но и критериям, закрепленным в постановлении правительства номер 606 от 27  июля 2003 года (в этом документе сказано ясно: освобождению подлежат лишь те террористы, которые отсидели не менее двух третьих срока).
Главный и единственный критерий, на основании которого был сделан жест доброй (воспользуемся лексиконом белокурой дивы) воли: руки борцов за освобождение Палестины не обагрены еврейской кровью. Иными словами, на данном этапе в Газу, Калькилию, Хеврон, Шхем и Туль-Карм возвращаются те, кто в евреев стрелял, но - промахнулся.

Покой нам только снится

На огороженной металлическими барьерами площадке продолжаются ритуальные рукопожатия и объятия. Часть встречающих двигает на  палестинскую территорию: туда через пару минут в сопровождении армейских «джипов» и полицейских машин поедут и автобусы, каждый из которых доставит экс-зэков по месту жительства.
Пересекаю невидимую черту. Сегодня я ничем не рискую: даже если под каждым кустом, за каждым из валунов притаился снайпер, стрельбу по израильтянам никто не откроет. Облаченный в элегантную цивильную тройку  Абу-Мазен - не Арафат: он хорошо воспитан, мудр, хитер и дальновиден. Бойцам за освобождение Палестины приказано не мозолить глаза «сионистскому врагу», снизить профиль и терпеливо дождаться, чтобы все национальные герои триумфально вернулись домой.
Сегодня - их день.
Скажите, пожалуйста, - обращаюсь к группе мужчин среднего возраста, - считаете ли вы, что палестинский народ одержал в ходе интифады победу?
По истечение пяти лет интифады, с вступлением господина Махмуда Аббаса на пост президента палестинский народ, как никогда прежде, нуждается в мире, - с готовностью откликается уже знакомый мне управляющий Хевронским отделением Исламского банка. - Ощущения победы пока нет, потому что нам отнюдь не гарантировано все то, чем мы должны обладать по праву. Во-первых, всех палестинских заключенных  из тюрем еще не освободили. Во-вторых, еврейские поселения еще не демонтированы. Я, например, живу в городе Идне, а мой друг - в городе Тапуах. Это - исконно палестинская земля. Однако буквально вчера правительство Израиля утвердило план строительства забора, который должен пройти по принадлежащей нам земле и уничтожить наши оливковые деревья. Такое недопустимо!
Вот, посмотрите, - протягивает мне другой палестинец - Мохаммед Морайра, напечатанное на иврите судебное постановление.- Здесь все об этом написано.
Вы подавали в суд?
Да. Однако судебные инстанции ни на что не влияют: решение о том, по какой линии пройдет стена, - чисто военное, милитаристское, - говорит Мохаммед Сорайра. - Если забор пройдет по запланированной линии, мы рискуем потерять земельный участок общей площадью в 100 дунамов. Причем на этой земле растут оливковые деревья. О какой же победе вы говорите?!.
Как только экс-заключенные расселись по местам, автобус Иорданской транспортной компании (Амман) отправился в путь, в сторону Хеврона. Фотоаппарат успел запечатлеть финальный кадр: борцы за свободу, высунувшись из окон, подают прощальные знаки. С Израилем они расстаются не навсегда. По словам Менахема Ландау, бывшего высокопоставленного сотрудника ШАБАКа, каждый седьмой палестинец, отсидевший срок в израильских тюрьмах, возобновляет террористическую деятельность, причем в большинстве случаев ведет ее гораздо более эффективно, чем до отсидки. Для террористов тюрьма приравнивается к университету - именно там они проходят всеобъемлющий курс обучения своему смертоносному ремеслу, делятся опытом, планируют новые бандитские вылазки...
Над шоссе нависает напряженная тишина: до КПП Таркумие члены добровольного объединения жертв террора так и не добрались - слишком далеко. Зато на КПП Эрез и в некоторых других местах прошли спонтанные демонстрации протеста. Среди их участников был Давид Давидович, чья дочь Ахува была убита около трех лет назад на шоссе Кисуфим в секторе Газа; Шмуэль Ландау - отец 17-летнего Ронена, убитого арабскими террористами в июле 2001 года; Моше Бекер, чей сын Арик был убит в апреле 2002 года в деревне Адура, и другие члены добровольного объединения «Альмагор».
Адвокат Нафтали Верцбергер, представлявший в Верховном суде интересы членов объединения «Альмагор», в интервью «НН» сказал:
-  Меня не покидает ощущение, что все в нашем государстве поставлено с ног на голову: отъявленных террористов, пособников убийц еврейских детей выпускают на свободу вопреки критериям, установленным правительством всего полтора года назад, зато еврейские заключенные, проходившие по делу о виртуальном «подполье», по-прежнему остаются в застенках. 

Еврей? Будешь сидеть!

Читатели нашей газеты наверняка помнят трагедию, разразившуюся на старте интифады в семье поселенца из Хеврона Ицхака Паса: палестинский снайпер застрелил 8-месячную малютку Шалхевет прямо на руках ее отца. Впоследствии Ицхак Пас был арестован по делу очередного «еврейского подполья». После того, как громкое дело лопнуло и большинство подозреваемых было освобождено, Пасу и его родственнику Мататиягу Шво предъявили обвинение в... незаконном хранении оружия и боеприпасов. Суд приговорил обоих к двум годам лишения свободы. И хотя до полного окончания срока отсидки остается всего 4 месяца, выпустить заключенных  досрочно никто не собирается.
Давид Амояль, житель Ришон ле-Циона, приговорен к 18 (восемнадцати!) годам лишения свободы за то, что после зверского убийства 8-месячной Шалхевет Пас попытался отомстить и нанес двух арабам огнестрельные ранения. Он тоже будет сидеть от звонка до звонка.
В ходе резни на Тропе молящихся в поселении Кирьят-Арба было убито пять пограничников. Впоследствии четверо сослуживцев погибших были арестованы по обвинению в том, что попытались провести акт отмщения. Судебный процесс над военнослужащими тянется более двух лет, все четверо остаются под домашним арестом.
После линча в Рамалле двое солдат из Хайфы - Дани Тикман и Феликс Мильнер – в состоянии аффекта бросились в арабский квартал города и открыли там стрельбу. Один араб и трое евреев были ранены, солдаты - осуждены...
Нисим Коркус, житель Иерусалима, подвергся нападению со стороны арабской «хамулы» из Бейт-Лехема. Нисима были смертным боем - ножами и кулаками. В состоянии аффекта он нанес одному из бандитов, Ахмеду Абаяту, ножевую рану, от которой тот скончался. Коркус признан виновным в непреднамеренном убийстве и приговорен к 9 годам лишения свободы.
27-летний житель поселения Шило Ариэль Давиди приговорен к 16 годам лишения свободы за то, что стрелял в араба в отместку за убийство двух своих товарищей, учащихся ешиват-хэсдер.
В ответ на освобождение заключенных-палестинцев 45 депутатов кнессета, среди них Цви Хэндель, Элиэзер (Чита) Коэн, Юрий Штерн, Михаил Нудельман (все от блока «Национальное единство»), Нисим Даган, Нисим Зеэв и Ицхак Коэн (ШАС), Михаэль Рацон, доктор Узи Ландау, Наоми Блюменталь, Юлий Эдельштейн, Аюб Кара, Марина Солодкина, Гила Гамлиэль, Гилад Эрдан, Эхуд Ятом (все из «Ликуда») плюс избранники от МАФДАЛа направили главе правительства Ариэлю Шарону и президенту Моше Кацаву петицию. Подписанты требуют освободить еврейских заключенных, подпадающих под те же критерии, на основании которых на волю выпущено 500 палестинских террористов.
«В то время, как правительство освобождает террористов, причинивших многим израильским семьям невосполнимый ущерб, еврейские заключенные, осужденные за действия на националистической почве, остаются за решеткой, что является дискриминацией», - подчеркивают авторы петиции. 
Смею предположить, что обращение депутатов удовлетворено не будет: правоохранительные и судебные органы страны заняты сейчас разработкой совершенно иных планов. Полиция мобилизует все резервы на борьбу с поселенцами-«сопротивленцами», суды готовятся к слушанию дел об административных арестах инакомыслящих, а Главное управление тюрем - к массовому приему заключенных новой формации, среди которых (как уже сообщалось) будут дети и подростки. Еврейские!

Фото автора. На снимках:
  • Борцы за освобождение Палестины на КПП Таркумие
  • Родители террористов в ожидании волнующей встречи
  • Выпускник «университета терроризма»: «Огнем и кровью освободим тебя, Эль-Кудс!»
  • Борцы за освобождение Палестины на КПП Таркумие

    "Новости недели", 24.02.2005

  • Другие статьи о арабах


  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria