Евгения Кравчик

Альтернатива офицерской элиты

«Иной дух» - так называется новое добровольное объединение высокопоставленных офицеров-резервистов, пытающихся предостеречь политическое руководство страны от катастрофических последствий размежевания. Несколько дней назад многоопытные полковники  совместно с интеллектуалами объединения «Профессора за сильный Израиль» побывали в еврейских поселениях сектора Газа Yogev

Тучи над Гуш-Катифом

В Тель-Авиве, откуда мы выехали 6 января в половине девятого утра, светило солнце. Погода резко изменилась по мере продвижения на юг: в районе Кирьят-Малахи небо затянуло лиловыми дождевыми тучами.
Впрочем, капризы средиземноморской зимы нисколько не занимали пассажиров автобуса, направлявшегося в Гуш-Катиф. Место гида занял 49-летний полковник-резервист десантных войск Моти Йогев. Неподалеку уселся 55-летний Йохар Галь - пилот боевого самолета Ф-16, полковник-резервист ВВС, буквально на днях освободившийся с очередных (и отнюдь не последних) армейских сборов. На «галерке», в другом конце салона, мирно дремал Менахем Ландау, экс-глава одного из отделов ШАБАКа, а полковник Моше Хагер, раввин ешиват-эсдер, ждал нашего приезда в Гуш-Катифе.Gal
Профессиональные военные чем-то сродни профессорам, поступившимся лекциями и семинарами ради неблизкого и довольно рискованного путешествия: они оценивают происходящие в стране события строго по-научному. Правда, наука, которой владеют эти немногословные люди, существенно отличается от физики, химии и биологии: каждый из офицеров - авторитетный специалист по стратегии и тактике ведения боя. Битвы за выживание.
«Только что по поселениям Гуш-Катифа был выпущен минометный снаряд», - доносится из динамика голос диктора, ведущего утренний выпуск новостей.
То ли еще будет... - вздыхает мой старый знакомый - полковник Давид Хагоэль.
В среднем за сутки по поселениям и Сдероту террористы выпускают по 5-6 «касамов» и артиллерийских снарядов, - добавляет Эли Полак, профессор-химик Института имени Вейцмана, глава добровольного объединения «Право общества на получение информации». Braiman
Насколько мне известно, терпение жителей Сдерота на исходе, - включается в беседу доктор Рон Брайман, председатель объединения «Профессора за сильный Израиль».
Внимание, дамы и господа: подъезжаем к КПП «Кисуфим»! - сообщает полковник Йогев. - Только что мне передали: сегодня утром в мошав Ганей Таль пробрался террорист-смертник. К счастью, офицерам безопасности удалось пристрелить «шахида», так что жертв и пострадавших среди поселенцев нет.

Не снаряд, так пуля

Кфар-Даром встречает нас пустыми (ни души!) улицами: большинство поселенцев перебралось в Иерусалим, где проводится бессрочная акция протеста против одностороннего отступления.
Первая остановка - известное на всю страну предприятие по выращиванию и упаковке экологически чистых овощей. Несмотря на осадное положение (за последние 3 года Кфар-Даром был обстрелян более 800 раз), в просторном цехе кипит работа: улыбчивые таиландцы укладывают на ленту конвейера только что помытые листья хасы (вид салата).
- Поселение Кфар-Даром было основано вскоре после окончания Шестидневной войны, - рассказывает старожил Ашер Мивцари. - Поначалу казалось, что заниматься сельским хозяйством здесь не удастся: почва безнадежна, вокруг на много километров простираются песчаные дюны. Но голь на выдумки хитра. Прошло немного времени - и в пустыне была построена первая теплица. За ней появилась другая, третья...
В настоящее время, кроме хасы, здесь выращивают капусту и ароматную зелень. 
Палестинских рабочих на заводе нет, - говорит Ашер Мивцари. -  Предприятие «содержит» две сотни еврейских семей. Если же кадров не хватает, мы нанимаем таиландцев. 
Пока профессора и офицеры беседуют с рабочими, мне удается сделать несколько снимков высящейся у входа наблюдательной вышки. В будке на вершине экзотического сооружения круглосуточно дежурят солдаты.
Слышали? - спрашивает выскочивший во двор Моти Йогев.
Да... Вроде бы что-то просвистело...
Свист - значит, снайперская пуля. А на хлопок внимания не обратили?
Обратила. Кажется, автопогрузчик...
Сразу видно, что в армии вы не служили, - замечает Моти. - Ну какой же это автопогрузчик?! Такой звук раздается только при падении минометного снаряда.
Перемещаемся в мидрашу Гуш-Катифа. В последний раз я побывала здесь прошлым летом. С тех пор, правда, многое изменилось: после того, как снаряд угодил прямо в здание учебного центра и исторического музея, часть бетонного забора, за которым высятся похожие на дворцы дома палестинцев, обвалилась, а восстановлена так и не была. Что ж, самое время бросить вызов вражеским снайперам: приблизившись вплотную к поверженному заграждению, беспрепятственно делаю несколько кадров (в прошлый раз для этого пришлось взгромоздиться на скамейку - забор скрывал белокаменный дом).
Пока мои попутчики смотрят в кинозале документальный фильм, посвященный истории и современности Кфар-Дарома, поднимаюсь на замаскированный драной материей бетонный мост, откуда открывается по-зимнему унылая панорама: слева - типовые дома еврейского ишува, справа - эклектическая архитектура палестинского сектора, а впереди - упершиеся в бетонное заградительное сооружение танки.
Просвистевшая (мерзкий звук!) пуля заставляет резко подняться в воздух ворона, до сих пор мирно восседавшего на металлическом столбе, на который натянуты обрывки рваной маскировочной ткани. Птицы здесь явно пуганые.
Вернувшись в кинозал, успеваю застать на экране завершающие кадры документального ролика. Председатель местного совета Авнер Шимони произносит прочувствованную речь о сионизме. Самого Шимони в Кфар-Дароме сегодня нет: он в Иерусалиме, у здания кнессета.
Только за первую неделю нового календарного года по поселениям Гуш-Катифа было выпущено более ста снарядов и ракет, - произносит Ашер Мивцари. - А в целом за период «войны Осло» число снарядов, выпущенных по нашим поселениям, достигло 5200. В настоящее время палестинцы располагают «касамами» с радиусом действия 18 километров. Такими ракетами запросто можно обстреливать Ашкелон и Нетивот. Правда, пока их не применяют - держат на оружейных складах до 9 января, дня выборов в ПА. За годы «войны Осло» в Сдероте было убито четыре человека, столько же - в Гуш-Катифе: симметрия смерти...
27-летний Нааман Биби и 28-летний Моше Бенвеништи, офицеры безопасности Кфар-Дарома, показывают топографическую карту, сопровождая свой рассказ существенным пояснением: основная угроза исходит из соседнего Дир Эль-Балаха. Но стратегическую опасность представляют не столько «касамы» и минометные снаряды, сколько подземные ходы, по которым из Египта постоянно - нон-стоп! - переправляется оружие и боеприпасы.
Пару месяцев назад в пятистах метрах от ишува был обнаружен подземный ход. Если бы его вовремя не ликвидировали, туннель наверняка удалось бы подвести под жилые дома, - предполагает Бенвеништи.
Танкисты из дислоцированного в Кфар-Дароме батальона ночуют в домах местных жителей: с тех пор, как террористам удалось подкопаться под укрепленные позиции ЦАХАЛа, командование не решается оставлять там на ночь военнослужащих, - дополняет Нааман. 
Еще одна опасность - инфильтрация в ишув террористов-смертников.
В последние недели обстрелы ведутся постоянно, практически каждые полчаса, - подчеркивают офицеры безопасности. - Одно дело снайперы: их можно вовремя заметить и нейтрализовать. Совсем другое - минометные снаряды. Пусковые установки постоянно перемещаются из одного арабского дома в другой. Попробуй открыть ответный огонь - тут же появятся жертвы среди мирного палестинского населения. Однажды обстрел был осуществлен из здания школы. Не удивительно, что при таком раскладе ЦАХАЛ ограничивается предупредительными выстрелами в воздух - чтобы хотя бы таким образом не допустить бесконтрольного движения террористов по окружающей поселение территории.
По мнению офицеров безопасности, «косметическими» мерами при нынешней ситуации не обойтись: требуется уничтожить инфраструктуру террора в Дир Эль-Балахе, Хан-Юнесе и других арабских населенных пунктах.
Слово берет Моти Йогев, командовавший в свое время штабом участка Газы.
После подписания Норвежских соглашений Израиль вооружил в секторе Газы, Иудее и Самарии 42.000 террористов, получивших статус палестинских «полицейских», - констатирует он. - В Газе в настоящее время насчитывается 24.000 «полицейских», причем порядка 12.500 из них - террористы. В то время, как Израиль уповал на своих партнеров по переговорам, переданное им оружие повернулось против нас, однако никаких уроков мы не извлекли. Новое соглашение с палестинцами повлечет за собой новый виток гонки вооружений. Когда я служил в ваших краях, палестинцы уже проводили боевые учения на уровне батальонов.
Полковник Йогев продолжает:
Был период, когда подразделения ЦАХАЛа входили в Дир Эль-Балах и успешно уничтожали там предприятия по производству «касамов». В ходе операций не был ранен ни единый солдат. Но с того момента, как в туннеле около Рафиаха была подложена взрывчатка и погибли наши военнослужащие, такие операции более не проводятся. В результате террор многократно усилился. В минувший вторник, когда в районе поселения Нисанит палестинцы обстреляли автобус со школьниками, наши солдаты своевременно заметили подозрительное движение, но пока они получили разрешение на то, чтобы произвести выстрел, вместо террористов в теплице уже работали мирные жители, в том числе подростки...
Я задаю полковнику Йоеву вопрос, поддерживает ли террористов цивильное население.
- В свое время, - отвечает он, - в арабских СМИ цитировалось письмо жителей Дир Эль-Балаха, обращенное к властям ПА: они просили прекратить обстреливать еврейские поселения из их города, так как это ставит под угрозу женщин, стариков и детей. Правда, ответа от властей ПА обитатели Дир-Эль Балаха не дождались...
Видели вышку около предприятия по упаковке овощей? - вступает в беседу Моше Бенвеништи. - Буквально на прошлой неделе солдаты, дежурившие на наблюдательном пункте, заметили группу террористов,  тащивших пусковую установку. Убийцы, однако, были надежно защищены цепочкой детей: школьники  вышагивали рядом, прикрывая собой бандитов. Наши солдаты, естественно, огонь открывать не стали. В тот же день по Кфар-Дарому был выпущен минометный снаряд, упавший около дома семейства Коэн. Домработница была ранена осколками...

Ацмона: воспитать патриотов

Выезжаем на шоссе. У ворот мошава Ганей Таль водитель притормаживает.
Фантастически красивое место, - констатирует Моти Йогев. - Здесь  проживает 72 семьи - три поколения. В последнее время Ганей Таль постоянно обстреливается из Хан-Юнеса. Детям приходится оставлять внуков у бабушек с дедушками, чьи дома находятся в отдаленных от лагеря беженцев рядах...
Справа от нас тянется побережье Средиземного моря. Миновав несколько поселений, замечаем бедуинские кибитки. Старик в куфие деловито погоняет ослика: современный пейзаж сменился средневековым. Нет, ни армия, ни полиция демонтировать поселок бедуинов не станут - такой «чести» со стороны властей суверенного Израиля удостаиваются только еврейские граждане - нарушители закона об архитектурном планировании.
Въезжаем в Ацмону. Здесь действует ешиват-хэсдер, готовящая к призыву в армию потенциальных бойцов элитных частей ЦАХАЛа. Встречает нас  полковник Рафи Перец, пилот вертолета «Ясур». Всего год назад Рафи еще поднимал свою боевую машину в воздух, на тренерско-педагогическую работу перешел недавно. Инструктор летной школы ЦАХАЛа.
Огромное счастье - встречать в разных армейских подразделениях своих воспитанников, - констатирует он. - В настоящее время в нашей ешиват-хэсдер учится 125 молодых людей, готовящихся к призыву в ЦАХАЛ. Приехали они в Ацмону из 51 населенного пункта - от Кирьят-Шмоны до Эйлата. Есть среди них кибуцники и мошавники, старожилы и репатрианты из СНГ, Эфиопии, США и других стран. Подлинная интеграция! Наши воспитанники - идеалисты и патриоты, они готовы защищать Израиль до последней капли крови. К сожалению, поднятая СМИ шумиха вокруг военнослужащих-«отказников» очень мешает учебному процессу, деморализует.
Пауза...
- Мы с вами находимся в том самом помещении, где палестинские террористы застрелили пятерых учащихся ешивы, читавших Тору, - произносит Рафи. - 23 человека было ранено. С тех пор вокруг комплекса зданий ешивы выставлена усиленная охрана.
По мнению полковника Переца, страну ждут еще более смутные времена.
Часть учащихся находится в эти дни в Иерусалиме, на бессрочной демонстрации в поддержку поселенцев, - говорит он. - На мой взгляд, это чудо, что никто из ребят пока не деморализован, хотя пресса ведет   откровенную антипоселенческую кампанию. Даже старожилам нашего ишува достаточно сложно в условиях нагнетания истерии сохранять спокойствие и невозмутимость, не бросаясь на прием к чиновникам  Управления по размежеванию. Некоторым сельскохозяйственным предприятиям Гуш-Катифа государство прекратило перечислять бюджетные средства, перед другими возникли проблемы со сбытом готовой продукции. Приходится оказывать нуждающимся всестороннюю помощь - вплоть до того, что на праздники жители более благополучных (с экономической точки зрения) поселений приглашают к себе разорившихся соседей.
По словам Рафи Переца, до сих пор ни одна семья Гуш-Катифа не обратилась в Управление по размежеванию с просьбой о выдаче денежной компенсации.
Ежедневно в нашу ешиву подают заявления о приеме 20-30 молодых людей, - сообщает наш собеседник. - Жаль, что жители Гуш-Дана крайне редко посещают Гуш-Катиф: по-моему, каждому из них стоит хотя бы однажды побывать в наших краях, чтобы кардинально изменить свое мнение о поселениях и поселенцах. Не думаю, чтобы в будущем в шкале моральных ценностей еврейского народа появилось такое понятие, как «размежевание». С другой стороны, мы категорически не приемлем «отказничества» со стороны военнослужащих. Напротив, воспитываем учеников в духе беспредельной преданности Армии обороны Израиля.
- Тем не менее, рано или поздно может настать черный день, когда и к воротам вашей ешивы подъедут армейские грузовики с солдатами, чтобы «эвакуировать» вас и ваших учеников.
- Никто из ребят пальцем не тронет солдата, - произносит Рафи Перец твердо. - С места мы, конечно, не двинемся: так и останемся сидеть, обливаясь горючими слезами. Но разве в этом проблема?! Настоящая проблема заключается в другом: с какой мотивацией будут сражаться молодые люди, призванные в армию после демонтажа? Ведь если после сноса поселений сердце еврейского народа будет разбито, мы обречены на верное поражение в своей более чем столетней борьбе за выживание. 
- Полковник Перец, предупреждали ли вы об этом Ариэля Шарона?
- Естественно.
Распрощавшись с руководителем ешиват-хэсдер, делаем остановку в крупнейшей в стране теплице по разведению и выращиванию декоративных растений.
После того, как нас выселили из Синая, мы со своим хозяйством переместились сюда, - говорит агроном Хаим Альберт. - Далеко не всем известно, что среди ликвидированных на Синае поселений была и Ацмона, которую мы впоследствии воссоздали в секторе Газа. Часть людей, депортированных из Синая, сегодня проживает в Неве-Дкалим,  Алей Синай и других поселениях Гуш-Катифа.
Хаим сообщает, что теплицы занимают площадь 80 дунамов.
Когда Ариэль Шарон был министром промышленности и торговли, он вместе с супругой Лили (благословенна ее память) посещал нас каждую пятницу...

Есть ли жизнь после смерти?

Отправляемся в Неве-Дкалим. По дороге журналист и историк Хагай Губерман объясняет: при закладке поселений в секторе Газа был применен принцип «пяти пальцев», изборетенный в начале 70-х годов Ариэлем Шароном, командовавшим Южным военным округом.
Чтобы не допустить сращивания  арабских населенных пунктов, Шарон предложил протянуть из Северного Негева на юг пять групп еврейских поселков. Предназначение первого «пальца» (поселений северной части сектора Газа) - отрезать Бейт-Ханун от Ашкелона. Там сейчас находятся непрерывно обстреливаемые Алей Синай, Нисанит и Дугит. Второй «палец» должен был прошить территорию мужду городом Газа,  Дир Эль-Балахом и лагерем беженцев Эль-Бурейдж. Там, правда, было заложено одно-единственное поселение - Нецарим. Третий должен был вторгнуться на участок между Дир Эль-Балахом и Хан-Юнесом. Так появились мошав Ганей Таль, поселение Нецер-Хазани и мошав Эль-Катифа. Следующий «палец» должен был стать стратегически важной преградой между Хан-Юнесом и Рафиахом. К основанной там Ацмоне, Гадиду и другим поселениям впоследствии присоединился поселок Неве-Дкалим, благодаря которому Гуш-Катиф обрел территориальную целостность. И, наконец, пятым «пальцем» Шарон считал городок Ямит на Синае. Он, однако, был «ампутирован» после подписания с Египтом договора о мире.
Первыми были заложены поселения Кфар-Даром, Нецарим и Мораг, - говорит Хагай Губерман. - Если вы обратили внимание, они-то сейчас и стали первыми «кандидатами» на снос: без них Гуш-Катиф сам по себе, естественным образом распадается на оторванные друг от друга участки...
Поселение Неве-Дкалим (600 семей - светские и верующие, выходцы из разных стран, уроженцы многих городов Израиля) встречает нас перекрытыми улицами. Офицеры отдела безопасности собирают осколки минометного снаряда, упавшего посреди дороги за несколько минут до нашего приезда. Умоляю хоть на секунду остановиться, чтобы сфотографировать воронку.
- Запрещено! - возражает рав ишува Игаль Каменецкий. Дисциплина соблюдается здесь строжайше, как и принято в условиях чрезвычайного положения.
Зато в промзоне я запечатлеваю циклопическую заградительную стену - прообраз будущего «забора», которым предполагается окружить территорию «малого» Израиля. Высоченная бетонная стена выглядит крайне неэстетично. Я бы сказала - зловеще.
В промзоне тем временем жизнь идет своим чередом: кипит работа на предприятии по производству стальных входных дверей, дежурят в участке полицейские...
- Два дня назад две семьи новоявленных жителей Неве-Дкалим справили новоселье, - сообщает рав Каменецкий. - И хотя до сих пор никто из поселенцев не бросился в Управление по размежеванию, чтобы застолбить себе денежную компенсацию, ко мне, как к раввину, обращаются за советом и спрашивают: «Я вложил в развитие своих теплиц 50 тысяч долларов. Если их снесут, а я не получу ни агоры в качестве компенсации, - наша семья пропадет». Что ответить такому человеку?!.
Рав Каменецкий - бывалый солдат. Сегодня он искренне недоумевает, по каким причинам ЦАХАЛ в последние месяцы не проводит операций по нейтрализации террористов и уничтожению инфраструктуры поставленного на поток убийства.
- Если кто-то считает, что поселенцы ведут борьбу за свои дома, он ошибается, - подчеркивает Каменецкий. - Мы боремся за будущее нашего национального дома - за сохранение моральных ценностей, на которых, собственно, и зиждется суверенное еврейское государство. Единственный представитель правительства, от которого нам удалось получить ответ на вопрос, что дает Израилю размежевание, - это министр туризма Гидеон Эзра. Он (в шутку, конечно) сказал: «Поселенцы - глубоко порядочные люди.  Вот мы и решили разбросать вас по всей стране, чтобы вы подавали другим пример законопослушания».
В здании ульпаны (религиозного «тихона») нас встречает Ами Шакед, начальник отдела безопасности Гуш-Катифа. С ним я познакомилась еще прошлым летом. Однако с тех пор ситуация изменилась: обстрелы многократно усилились. В связи с этим пришлось местным жителям из числа офицеров-резервистов провести боевые учения по максимально жесткому сценарию, в соответствии с которым озверевшая (и до зубов вооруженная) толпа обитателей Хан-Юнеса врывается в одно из поселений Гуш-Катифа.
К величайшему моему сожалению, большинство наших прогнозов оправдалось, - говорит Ами Шакед. - Правда, до мегатеракта мы пока не дожили.
В отделе безопасности всего 15 штатных сотрудников. Остальные - либо девушки, проходящие в секторе Газа альтернативную армейскую службу («шерут леуми»), либо - добровольцы, а их - сотни. Людей обучают кропотливо, с тем, чтобы в экстремальной ситуации каждый из них был универсалом - и пожарным, и санитаром, и сапером, и бойцом.
Мы действуем в условиях стопроцентной координации с армией, - подчеркивает Шакед. - Нам неоднократно приходилось спасать под огнем солдат, так же, как военнослужащим - вытаскивать из-под пуль поселенцев. Если в 2003 году 90 процентов минометных снарядов и «касамов», выпущенных по Гуш-Катифу, упало в непосредственной близости к населенным пунктам, то в 2004 году картина кардинально изменилась: теперь уже за пределами поселков упало всего 10 процентов снарядов, остальные 90 попали в цель и разорвались на улицах и в жилых домах. Отсюда - резкое увеличение числа убитых и пострадавших среди военнослужащих и гражданских лиц. Впрочем, о чем мы? Два из пяти снарядов, выпущенных сегодня с утра по Неве-Дкалим, упали буквально в двух шагах от того здания, в котором мы с вами сейчас находимся: первый разорвался у забора, а второй - у входа. Слава Всевышнему, что подростки в этот момент сидели в классах!
Шакед подчеркивает: солдаты, несущие службу в секторе Газы, - люди стопроцентно надежные и самоотверженные, как и их командиры. Проблема не в рядовых и не в офицерах среднего звена, а в тех, кто «наверху». Нет, не в Генштабе - а на вершине политического Олимпа.
Главная и единственная задача армии любого государства заключается в том, чтобы сломить и победить врага, но отнюдь не в том, чтобы занимать выжидательную позицию и тянуть время, - говорит Шакед. - И если солдаты, которые служат в секторе Газы, полны решимости победить, то в верхнем эшелоне политического руководства страны такой          решимости явно не хватает. Жители соседнего Сдерота обратили внимание на такую закономерность: после того, как на город сброшен первый «касам», туда обычно приезжает глава правительства. После второго обстрела на место инцидента является министр обороны. А после сотого снаряда ты вынужден противостоять смерти в одиночку. Кроме того, политики придерживаются парадоксального мнения, что минометные и ракетные обстрелы - это не теракты. Сегодня по поселению Неве-Дкалим было выпущено пять снарядов. С моей точки зрения, это - пять «поясов смерти». Последствия - не менее трагичны и разрушительны. И до тех пор, пока обстрелы не будут приравнены к терактам, совершаемым «шахидами», ситуацию не переломить.
Шакед подчеркивает:
Ошибается тот, кто считает обстрелы проблемой местного, локального значения. Мы убеждены, что в ближайшие годы эта напасть обрушится на разные районы страны. Хочу напомнить: один из «касамов» уже достиг промзоны города Ашкелона, а Сдерот и поселки в южной части Негева обстреливаются постоянно. Необходимо срочно выработать четкую стратегию и тактику борьбы с этим злом - ведь палестинцы день ото дня наращивают свой военный потенциал и совершенствуют технику.
По словам Шакеда, ситуация усугубляется тем, что впереди - полная неизвестность.
- Многие жители чувствуют себя брошенными на произвол судьбы, - констатирует он с нескрываемой горечью.
На встречу с профессорами и офицерами-резервистами Шакед явился с обрывком «пояса смерти», привезенным из мошава Ганей Таль: утренний «трофей».
- Полным ходом ведется производство взрывчатки TNT - прежде ПА не располагала необходимой для этого технологией, - продолжает Ами. - Увеличен радиус действия «касамов», а их производство поставлено на поток. В ходе операции «Защитная стена» предприятия по производству ракет и пусковых установок обнаружены и на территории Самарии. Нетрудно предположить, какие населенные пункты Израиля можно обстреливать из Туль-Карма...
Мир с Египтом Шакед называет не «холодным», как это принято среди дипломатов, а - вооруженным:
Разведывательное ведомство Египта скрупулезно контролирует процесс вооружения палестинских террористов. Если бы не этот контроль, Газа давным-давно располагала бы «катюшами». Это - с одной стороны. С другой, стоило нашей армии нанести по палестинцам решительный удар, как по подземным ходам из Египта тут же было переправлено немалое количество противотанковых ракетных установок. Стоило нам задействовать боевые  вертолеты - как в сектор Газа тут же было доставлено пять платформ, с которых можно поднять в воздух боевой вертолет. Таким образом, Египет оказывает влияние на политику Израиля посредством осуществления контроля над поступающим в ПА оружием. А проще говоря, египтяне манипулируют тем, сколько еврейской крови должно быть пролито при тех или иных обстоятельствах...
Напоследок задаю полковнику Йогеву волнующий меня вопрос:
- Как, по-вашему, можно ли военным путем положить конец обстрелам южной части Израиля?
Конечно! - говорит Моти Йогев. - Достаточно провести здесь операцию типа «Защитной стены». В северной части сектора Газа проживает порядка 820.000 палестинцев, здесь насчитывается более сорока тысяч стволов.
- Что требуется для проведения такой операции?
- Прежде всего - санкция политического руководства. А уж затем - сбор разведданных и скрупулезная разработка тактического плана, в котором были бы учтены такие моменты, как использование террористами  мирного населения. По нашим оценкам, на проведение такой операции в секторе Газы потребовалось бы от двух недель до месяца.
День, проведенный с профессиональными военными в секторе Газа, подтвердил: стратегия и тактика - такая же наука, как физика или химия. А в наших условиях - даже более важная...
Atzmona Фото автора. На снимках:
  • Полковник Моти Йогель: "ЦАХАЛ может победить!"
  • 55-летний полковник ВВС Йохар Галь до сих пор пилотирует боевой самолет Ф-16
  • Рон Брайман - председатель объединеня "Профессора за сильный тИзраиль"
  • Танки (вместе с танкистами) "перебрались" внутрь Кфар-Дарома
  • Возможно, в обозримом будущем таким забором будет окружен весь Израиль
  • Трудно поверить, что здесь, в ешиват-хэсдер в Ацмоне, относительно недавно было зверски убито пять учеников, а 23 подростка были ранены

    "Новости недели", 13.01.2005

  • Другие статьи о плане Шарона выселения Гуш Катифа




  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria