Евгения Кравчик

Мятеж подавлен. Да здравствует мятеж?

Пока ивритская пресса трубит об убедительной победе Шарона на выборах председателя Центра, бюро и секретариата «Ликуда», мы попытаемся разобраться в том, каким способом был подавлен мятеж в правящей партии.
Внимание тех, кто утром 21 ноября оказался на территории тель-авивских «Ганей Тааруха», привлекали вооруженные мегафонами, листовками и бюллетенями агитаторы.
Самая крикливая (и наиболее многочисленная) группа убеждает членов Центра отдать голоса за Авраама Гиршзона.
Несколькими днями ранее, 16 ноября, этическая комиссия кнессета запретила председателю финансовой комиссии Гиршзону заниматься вопросами, связанными с деятельностью банка «Апоалим» в частности и банковской реформой в целом. Поводом к принятию столь драматического решения стала жалоба активистов добровольного объединения «За чистоту власти»: сын Гиршзона, Офер, возглавляет коммерческую фирму, задолжавшую банку «Апоалим» круглую сумму. И в настоящее время руководство банка рассматривает возможность разделить этот долг на платежи (на такие уступки отечественные финансовые структуры, как известно, идут далеко не каждому). Допустимо ли, чтобы отец должника вершил тем временем судьбы банков? Налицо - столкновение личных и общественных интересов, подвели черту члены этической комиссии.
Правда, в «Ганей Тааруха» никто о решении комиссии по вопросам депутатской этики не заикается. Как можно?! Ведь Авраам Гиршзон баллотируется на пост главы секретариата «Ликуда» не просто так, он - ставленник Ариэля Шарона. О чем и долдонят агитаторы каждому из членов Центра.
- Цахи Ханегби - нынешний и будущий председатель Центра партии! - выкрикивает троица рослых широкоплечих мужчин. Лицо одного из них мне знакомо: встречаю его практически на каждом съезде правящей партии.
- Меня зовут Яаков Баранес, - сообщает он, - живу в Нетании. Член Центра Ликуда.
- Сколько лет?
- Полжизни!
- Кто вы по профессии?
- В настоящее время - безработный...
- Баранес - страстный сторонник Шарона. Вот и сегодня он с раннего утра приехал в Тель-Авив, чтобы словом (по возможности - громким) поддержать кандидатуру своего кумира - министра без портфеля Цахи Ханегби.
- Впрочем, не только!
- Я - за Авраама Гиршзона! - сообщает Яаков. - Все члены Центра поддерживают его кандидатуру.
- Все без исключения?! - переспрашиваю я подозрительно.
- Все до одного!
- А мне показалось, что мэр вашего города Мирьям Фаерберг симпатизирует министру сельского хозяйства Исраэлю Кацу, также баллотирующемуся на пост главы секретариата партии.
- Может быть... Но она руководствуется собственными соображениями, а я - собственными.
Страсти постепенно накаляются. Члены Центра - народ темпераментный и в высшей степени влиятельный: вершители судеб! Это «большевистская» партия Труда - пусть и со скрипом, но перешла к системе всеобщих праймериз, в ходе которых все партийцы посредством тайного голосования составляют список кандидатов в депутаты кнессета. В «Ликуде» судьбу списка (а значит, и того, кто станет депутатом) по-прежнему вершит Центр в составе 2900 человек.
Сегодняшний день можно смело назвать решающим не только с точки зрения судьбы семерки кандидатов на три руководящих поста в партийных органах, но и с точки зрения общеизраильской политики. Ведь на каждый из постов баллотируется минимум один представитель лагеря «мятежников»! Доктор Узи Ландау, изгнанный 27 октября с поста министра, претендует на пост председателя Центра; Михаэль Рацон, лишившийся в тот же «исторический» день должности замминистра, состязается с Исраэлем Кацом и Авраамом Гиршзоном за главенство в секретариате, а Гилад Ардан соревнуется с министром здравоохранения Дани Наве за первенство в партбюро.
Абсолютно ясно, что сегодняшнее голосование предопределит идеологическое будущее «Ликуда»: останется ли он партией, по-прежнему придерживающейся  принципов Жаботинского, или окончательно трансформируется в «Аводу-2».

Единство превыше идеологии

Прошу мэра Нетании Мирьям Фаерберг высказать свое мнение относительно происходящих в «Ликуде» процессов.
- Сегодня проходят выборы председателей секретариата, партбюро и Центра, - сообщает она.
- Если не секрет, чьи кандидатуры вы поддерживаете?
- О, я оказалась перед непростой дилеммой: практически все кандидаты доказали свою дееспособность. Выборы тайные, так что каждый из нас держит свои симпатии при себе. Если вы обратили внимание, голосование проходит в крайне дружественной атмосфере, каждый из кандидатов уважительно относится к своим соперникам.
- Тем не менее, известно, что мнения членов вашей партии разошлись: часть поддерживает план одностороннего размежевания и демонтажа еврейских поселений, а другая часть отчаянно этому плану противится.
- Но сегодняшние выборы не имеют никакого отношения к плану Шарона, - возражает Мирьям Фаерберг. - И хотя три кандидата представляют так называемых «мятежников», предмет голосования - выборы руководства трех доминантных структур, а вовсе не отступление из сектора Газы.
- Госпожа Фаерберг, не кажется ли вам, что часть депутатов «Ликуда», включая некоторых министров, руководствуется двойным стандартом: на закрытых форумах, в беседах с рядовыми партийцами и в интервью СМИ они заверяют, что категорически против отступления из сектора Газы, однако в правительстве и в кнессете последовательно голосуют за...
- К сожалению, Ариэлю Шарону не удалось провести в «Ликуде» все предложенные им решения, потому что сами эти решения... - Моя собеседница смущенно замолкает. - Но такова уж природа демократии!
- Считаете ли вы демократичным тот факт, что большинство партийцев высказало в ходе референдума вполне определенное мнение, однако глава правительства его проигнорировал? То же самое повторилось и в ходе голосования за присоединение к правительству партии «Авода» - большинство участников съезда высказалось против, но Шарон собирается ввести Переса в правительство...
- Не знаю, кто там был за, а кто против... В любом случае участники внутрипартийного референдума не выражают мнения большинства граждан страны, - озвучивает Фаерберг формулу, которую усиленно популяризируют отечественные СМИ. - К тому же на референдум (по понятной причине) явились сплошные правые экстремисты, а те, кто согласен с главой правительства, отсиделись дома. Я крайне сожалею, что на все последние голосования являлись в основном только «мятежники». Убеждена: в условиях демократии каждый гражданин обязан высказать свое мнение. Этим демократия и отличается от диктатуры. К тому же история доказала: правительство «Ликуда», как правило, свергают сами ликудники и никто другой. Что ожидает «мятежников», если в «Ликуде» произойдет раскол?! Лично я придерживаюсь мнения, что при создавшейся ситуации главное - сохранить единство в «Ликуде», сформировать с «Аводой» правительство на широкой основе и вместе решать проблемы, стоящие перед государством.
Позже станет ясно, что мэр истерзанной терактами Нетании продекламировала мне на диктофон именно то заклинание, которое, как молитву, повторяли перед выборами все пропагандисты-агитаторы и организаторы от партаппарата: ведь если в «Ликуде» произойдет переворот на почве идеологических разногласий, хуже того - если грянет раскол, не быть этой партии ни самой крупной, ни тем более - правящей. А это, в свою очередь, означает, что многие депутаты,  министры и даже мэры рискуют лишиться высоких постов, а также и  возможности назначать членов Центра директорами крупных государственных компаний, а активистов - секретарями и помощниками всемогущих боссов. Власть - не только престиж, но и (простите за прозу) - деньги!

Сколько голов - столько умов

Замечаю в толпе Шломи Оза. Член Центра «Ликуда», прославившийся в 2003 году тем, что был допрошен по делу о фиктивной победе охранных фирм «Группа безопасности» и «Белый снег» на конкурсе Главного управления авиации. Суд признал результаты конкурса недействительными, но возбужденное относительно Шломи уголовное дело было закрыто из-за отсутствия улик: владельцем акций фирмы «Группа безопасности» оказалась его жена. 
- Я агитирую за избрание председателем Центра Цахи Ханегби, - сообщает Оз и доверительно добавляет: - Кандидатура Цахи очень устраивает главу правительства.
(Ханегби, напомню, был смещен с поста министра внутренней безопасности после публикации отчета государственного контролера, в котором приведены факты многочисленных политических назначений в прошую каденцию, когда Цахи занимал пост министра экологии. Председатель Центра «Ликуда» был признан «рекордсменом», после чего расследованием дела о политических назначениях занялась... подведомственная Ханегби полиция, из-за чего Цахи  пришлось уступить министерский пост своему соратнику по партии Гидону Эзре и превратиться в находящегося под следствием министра без портфеля).
- Выборы проходят в нормальной обстановке, - продолжал Шломи Оз. - Я горжусь тем, что в них участвует почти три тысячи человек, а не 160, как в партии «Шинуй», - у них депутата избирают всего двадцатью голосами. Зато в «Ликуде» подлинная демократия!
Позже Шломи повторит ту же мантру («Ликуд»-«Шинуй») в интервью всем израильским СМИ.
- Кто из кандидатов на пост председателя Центра одержит, по-вашему, победу? - спрашиваю я.
- Цахи Ханегби, - заявляет Оз безапелляционно. - И знаете, почему? Только из-за травли, которой его подвергают. Только из-за нее! Во-первых, Цахи - замечательный министр, а, во-вторых, глава правительства может на него полагаться.
Увольнение с поста министра Узи Ландау травлей (с точки зрения любвеобильных членов Центра) не считается. Как не является препятствием к избранию Хинегби тот очевидный факт, что говорит он одно, а делает другое. На заседании правительства 6 июня и в кнессете 26 октября Цахи проголосовал ЗА размежевание, зато во всех предвыборных интервью последних дней утверждал, что он не одобряет план Шарона и выступает... против бегства из сектора Газы точно так же, как и против присоединения к правительству «Аводы»!
Аналогичным «раздвоением личности» страдает в последнее время подавляющее большинство министров от «Ликуда»: Биньямин Нетаниягу, Лимор Ливнат, Дани Наве, Исраэль Кац... Кто ничтоже сумняшеся, а кто и с громкими ультиматумами - но все «мятежники», за исключением Узи Ландау и Михаэля Рацона, постоянно голосуют ЗА план Шарона, ссылаясь на то, что они перекрывают путь в правительство «ненавистной» партии «Авода». А она, «ненавистная», вместе с МЕРЕЦом и «Шинуем» поддерживает правительство парламентского меньшинства извне - лишь бы сбылась заветная мечта израильской левой и «оккупации» был положен конец.  

Двойной стандарт

Мое внимание привлекает человек с военной (сразу видно!) выправкой и пытливым взглядом холодных голубых глаз.
Я не ошиблась: Йохар Галь - штурман боевого самолета, подполковник ВВС в запасе.
- Насколько я понимаю, вы - сторонник Михаэля Рацона, - произношу я, указывая на приколотый к пиджаку моего собеседника бумажный бант.
- Вы не ошиблись.
После голосования в кнессете по плану размежевания ваш избранник был уволен с поста замминистра...
- Увольнение Михаэля - чисто большевистская мера, - заявляет Йохар Галь. - Точно так же, как изгнание с министерского поста Узи Ландау. Политика Шарона проста: «Если кто-то из министров со мной не согласен - пошел вон!» При этом никто из сторонников размежевания не задумывается над тем, что палестинцы воспримут этот шаг как демонстрацию нашей слабости. Вспомните, что дало толчок новой интифаде. Вывод израильских войск из Южного Ливана!
- А что, по-вашему, дало бы «Ликуду» избрание на руководящие посты Узи Ландау и его единомышленников?
- Во-первых, Центр партии обрел бы, наконец, самостоятельность: на сегодняшний день его полностью контролирует Омри Шарон с окопавшимся в «Бейт Жаботинский» партаппаратом. То же касается и секретариата: ведь именно он должен контролировать всю финансовую деятельность партийных органов, однако в последние годы никакого контроля не ощущается. Подумайте: порядка двухсот тысяч рядовых членов партии ежегодно уплачивают взносы в размере 70 шекелей. На какие нужды тратятся эти деньги? Где эти миллионы? Теперь вы понимаете, почему столь важно, чтобы во главе секретариата и бюро «Ликуда» встали новые люди?
- Не кажется ли вам, что большинство министров «Ликуда» в последнее время руководствуется двойным стандартом? – повторяю я вопрос, заданный мэру Нетании.
- Вы совершенно правы! - восклицает Йохар Галь, даже не дослушав. - Куда больше, чем бегства из сектора Газы, они боятся «хирургической операции» по удалению из-под себя министерских кресел! В последние дни вся израильская пресса в один голос поет, что Цахи Ханегби, Исраэль Кац и Дани Наве - противники размежевания. Читаю, слушаю, смотрю и диву даюсь: вы, журналисты, собственными глазами видели, как в ходе всех голосований эти люди подняли руку за! Неужели ослепли? Оглохли? Или страдаете амнезией?! Какая наглость, какое презрение к интеллектуальным способностям общества...
Тем не менее, массированный «спин», предшествовавший выборам, сделал свое дело: члены Центра поверили в искренность своих любимцев. А еще больше - в щедро розданные фаворитами предвыборные обещания: ведь прежде, чем пробиться к урне, каждый из 2900 избирателей вначале попадал в крепкие объятия Гиршзона, затем в нежные ручонки Наве, а напоследок тонул в лучистой улыбке Ханегби... В связи с этим кто-то из комментаторов отпустил такую шутку: победит тот, кто последним заключит в свои объятия очередного избирателя.
Зато журналистов в святая святых не впустили: бдительные охранники со строгими полицейскими бесцеремонно отгоняли нас от входа в павильон, где проходило голосование. Не помогло даже мое обращение к генеральному директору «Ликуда» Арику Брами.
- Попробую договориться с пресс-секретарем, - обещал он, однако никаких мер не принял.
- Каково ваше впечатление? - задала я Брами дежурный вопрос.
Праздник демократии! - ответил он, пытаясь освободиться от назойливого репортера и броситься навстречу Гиршзону - ставленнику своего непосредственного начальника. - Семь кандидатур - одна другой лучше. Замечательная атмосфера. Мечта любого партийца!..
Депутат кнессета Омри Шарон тем временем стоял в сторонке, метрах в 50-ти от входа в павильон, и наблюдал за происходящим издалека. По всему ощущалось, что на сей раз сын спокоен и за себя, и за отца: никаких инцидентов, никаких спонтанных демонстраций, почти никаких «фейглиных» (активисты фракции «Еврейское руководство» были оттеснены на задний план крикливыми сторонниками Гиршзона).
Тем не менее, единственный открыто декларированный ставленник главы правительства потерпел на выборах сокрушительное поражение: в поединке за пост председателя секретариата он уступил даже «мятежному» Михаэлю Рацону. Председателем был избран Исраэль Кац (1045 голосов), Рацон набрал 832 голоса, а Гиршзон - всего 786.
Председателем Центра вторично избран Цахи Ханегби (1457 голосов против 1207, полученных Узи Ландау). Председателем бюро «Ликуда» стал Дани Наве (1437 голосов против 1203, отданных Гиладу Ардану).
Когда в четверть первого ночи глава избирательной комиссии огласил итоги голосования, все израильские комментаторы, нисколько не вдаваясь в анализ ситуации, дружным хором завопили: «Шарон одержал на выборах убедительную победу - лагерь «мятежников» раздавлен, отныне Центр партии в руках главы правительства!».
Правда, разрыв между Ханегби и доктором Ландау составил всего 250 голосов. Следовательно, самые драматические события ожидают нас впереди - на внутрипартийных выборах, в ходе которых за пост председателя «Ликуда» Шарону, возможно, придется схлестнуться не только с Нетаниягу, но и с совестью партии - Узи Ландау. Если, конечно, до тех пор и Ландау не будет нейтрализован...
Фото автора. На снимках:
  • «Кричите громче – нас снимают!»
  • Йохар Галь, подполковник ВВС в запасе: «Неужели вы ослепли, оглохли и страдаете амнезией?!»
  • Депутат кнессета Омри Шарон даже в роли стороннего наблюдателя держит руку на пульсе
  • «Девочки, за кого вы агитируете?» - «За Гилада Ардана!»

    "Новости недели", 25.11.2004




  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria