Евгения Кравчик

Размежевание: тель-авивская версия

Демонстрация «Сто городов против размежевания» освещалась ивритскими СМИ достаточно минорно. К чему акцентировать внимание общественности на крайне болезненной для нации проблеме, если до «исторического» утверждения кнессетом плана одностороннего отделения остаются считанные дни? Не целесообразнее ли ограничиться «убийственной» статистикой: в преддверии грандиозной акции Совет поселений предполагал, что число ее участников перевалит за полмиллиона, однако де-факто оно не превысило ста пятидесяти тысяч. Значит, опросы не лгут: подавляющее большинство израильтян - за демонтаж еврейских поселений!
Примерно такой была логика сообщений прессы, отмеченных плохо скрытым злорадством.
Но всегда ли количество тождественно качеству?
Чтобы получить ответ на риторический в общем-то вопрос, вечером 14 октября я отправилась не на центральную манифестацию, проводившуюся в политически активном Иерусалиме, а в традиционно миротворческий Тель-Авив, где около Музея искусств должна была состояться одна сотая часть всеизраильской акции протеста.

Северный Тель-Авив: стереотипы и действительность

На часах половина седьмого. До начала факельного шествия времени предостаточно. Тем не менее, на просторной площади у Музея искусств начинает собираться народ.
Мое внимание привлекает религиозная женщина, по виду - типичная обитательница Гуш-Катифа. Знакомимся.
- Нет, милая, вы ошиблись! - восклицает Шломит (так зовут мою собеседницу). - Живу я не в Нецарим, а в Северном Тель-Авиве, в квартале Бавли.
- В ваших краях «водятся» сторонники национального лагеря?! - удивляюсь я.
Что значит «водятся»? – искренне недоумевает Шломит. - Подавляющее большинство членов местного отделения «Ликуда» проголосовало против размежевания.
Моя собеседница украдкой посматривает на часы: к началу митинга должны подъехать ее соседи и знакомые. Успеют ли?
- Я смотрела видеопленки, на которых задокументировано, как реагируют палестинцы на намерение Шарона демонтировать поселения Гуш-Катифа, - говорит Шломит. - Отступление из сектора Газы в автономии считают «убедительной победой борцов за освобождение Палестины», а сам демонтаж называют «паническим бегством трусливых сионистов». Неудивительно, что  большинство моих единомышленников из Северного Тель-Авива категорически против размежевания.
- Откуда же взялся стереотип, согласно которому все обитатели Рамат-Авива голосуют на выборах за Йоси Бейлина?
- Это заблуждение! Многие мои соседи из числа левых за последние четыре года кардинально пересмотрели свои взгляды. Факты переубеждают лучше тысяч слов! Что же касается бегства из Гуш-Катифа, то даже левым абсолютно ясно: кроме усиления ракетных обстрелов южных районов страны, ничего эта мера не даст.
Теперь уже на площади у музея полно народу. Знакомлюсь с Мордехаем Тарабулюсом.
- Наша семья репатриировалась из Болгарии в 1948 году, - говорит он. - Живу я в Герцлии. К сожалению, мне не удалось узнать, проводится ли в нашем городе демонстрация, вот и приехал в Тель-Авив. Кстати, в юности я был убежденным мапайником, служил в НАХАЛе. В Шестидневную войну сражался на Суэце под командованием Арика Шарона. Невозможно передать, какой восторг нас охватил, когда по рации передали донесение об освобождении Иерусалима. Вскоре после окончания войны нас, молодых бойцов, повезли на экскурсию в Самарию, а оттуда - в  Иерусалим. Непередаваемое чувство! Что же стряслось с нацией всего за 35 лет?! Откуда взялось это равнодушие, безволие?!.
- Есть ли у вас ответ на ваш же вопрос?
- Мне кажется, когда лидеры постоянно твердят об отступлении, эти заявления деморализуют народ. Любому солдату известно: на войне, в условиях осадного положения деморализация недопустима. Неудивительно, что здравомыслящие израильтяне выступают против бегства  из сектора Газы и из северной части Самарии.
- Однако пресса называет таких, как вы, «правыми экстремистами».
- Если любовь к своей стране сегодня считается «правым экстремизмом», я счастлив быть причисленным к когорте патриотов! - подводит черту Мордехай Тарабулюс.

Приживутся ли кактусы в Норвегии?

Авраам Бараби из мошава Гадид, что в Гуш-Катифе, приехал в Тель-Авив не с пустыми руками - на небольшом лотке выставлены образцы чудодейственных настоек и ароматических масел, приготовленных по рецептам великого Рамбама. За 27 лет тяжелейшего труда в сельскохозяйственной отрасли Бараби основал в своем поселении мини-плантацию по выращиванию редчайших лекарственных растений. Производимые семейством Бараби настойки известны не только в Израиле, но и во Франции, откуда Авраам репатриировался, и во многих других странах.
Согласно предложенному главой правительства плану, буквально через год вам придется ликвидировать свое хозяйство, - констатирую я. - Понесете ли вы в результате демонтажа финансовые потери?
Безденежье пережить можно, - парирует Авраам Бараби, - но ликвидацию поселений лично я не переживу. Когда мы с женой обосновались в Гадиде, вокруг простиралась безжизненная пустыня. За годы неустанного труда нам удалось превратить Гуш-Катиф в райский уголок. А сейчас нас вместе с выращенными нами растениями вознамерились выкорчевать с корнем. Попробовало бы правительство снести какую-нибудь арабскую деревеньку - вся прогрессивно мыслящая общественность собралась бы в подлежащем ликвидации месте, левые своими телами перекрыли бы  дорогу бульдозерам. Шумиха стояла бы на весь мир! Совсем иное дело - евреи. За нас никто не заступится... Сегодня на Шарона работает вся пропагандистская машина страны, пресса изо дня в день промывает гражданам мозги. Под напором пропаганды многие перестают мыслить самостоятельно - ведь правительство всё уже решило.  После Шестидневной войны Ариэлю Шарону потребовалось не менее тридцати лет, чтобы воспитать поколение подлинных сионистов. А сейчас ему понадобится столько же времени, чтобы превратить наш народ в хладнокровного разрушителя, выкорчевывающего еврейские поселения.
У Авраама шестеро детей и пять внуков.
Мои дети и внуки - коренные жители Гадида, представители трех поколений поселенцев Гуш-Катифа, - говорит он. - Пустили на нашей земле прочные корни и 24 вида выращиваемых нами лекарственных растений. Я - опытнейший земледелец и знаю: попробуйте перевезти кактус в Норвегию - он не приживется на тамошней почве, даже если она и считается плодородной. Каждому растению требуются специфические условия, чтобы оно зацвело. Вот и мы, подобно теплолюбивому кактусу, срослись с землей Гуш-Катифа, пустили в ней крепкие корни. Если выкорчевать нас из этой благодатной почвы, мы будем обречены на смерть.
Мое внимание привлекает молодая религиозная женщина, вокруг которой вертится четверо детей - мал мала меньше. Наверняка приехала из Кфар-Даром, предполагаю я.
Ошибаетесь! - улыбается 24-летняя Орит. - Живем мы в Тель-Авиве. А на площадь явились всей семьей, чтобы стимулировать духовное единение еврейского народа. Я верю в то, что Ариэль Шарон вовремя одумается и изменит политическую линию. Верю я в и то, что если в Израиле будет проведен всенародный референдум по вопросу размежевания, большинство его участников выскажется против демонтажа еврейских поселений.
Ровесница Орит - 24-летняя Иегудит Голан приехала в Тель-Авив из поселения Неве-Дкалим, что в Гуш-Катифе.
Родилась я в Рамат-Гане, - говорит она, - но через полтора года после замужества перебралась в Неве-Дкалим. Там появились на свет двое наших детей. В Тель-Авив мы приехали, чтобы убедить горожан: никакой реальной пользы одностороннее отделение не принесет, укрепить безопасность за счет трансфера евреев не удастся. Единственным результатом размежевания станут чудовищные человеческие трагедии...
Тамар с шестью дочерьми также приехала из Неве-Дкалим.
Мы живем в Гуш-Катифе 13 лет, - говорит она, - там родились все наши девочки. Никакого страха перед палестинскими террористами мы не испытываем - преспокойно ездим на работу, возим детей в школу. Ошибается тот, кто считает, что если поселения будут снесены, военнослужащим Армии обороны Израиля больше не придется «рисковать своей жизнью ради охраны кучки поселенцев». Армия в любом случае будет вынуждена остаться в секторе Газы, чтобы не допустить ракетных обстрелов Сдерота, Ашкелона, киббуца Нахаль Оз и других населенных пунктов на юге страны. Так что все разговоры о выводе наших войск из  сектора Газа - ложь!

Политика и... судьба

Площадь заполняет ватага школьников. Мальчики в вязаных кипах, застенчивые девочки в длинных юбках.
Откуда ты, детка? - спрашиваю пацана лет 10-ти.
- Из Самарии!
Вспыхивают десятки факелов. Митинг открывает житель мошава Ганей Таль,  депутат от блока «Национальное единство» Цви Хэндель. Сразу после того, как Шарон изгнал Либермана и Бени Элона из правительства, Хэндель, занимавший пост замминистра образования, подал в отставку. И теперь в качестве рядового депутата он от души  приветствует собравшихся.
«Не бояться и не сдаваться!» - распевают старшеклассники.
Жители ста городов страны - от Кирьят-Шмоны до Кирьят-Гата - вышли сегодня на демонстрацию, чтобы сказать «нет!» плану трансфера евреев из Эрец-Исраэль, - провозглашает Хэндель. 
Рядом с небольшой сценой вывешен экран, на который проецируются снятые на площади кадры: взволнованные лица подростков, встревоженные - родителей, возмущенные - ветеранов ЭЦЕЛа и ПАЛМАХа, а их среди собравшихся немало.
На предыдущих выборах партии национального лагеря получили 70 мандатов, - подчеркивает Цви Хэндель. - Вот почему глава правительства не имеет никакого права единолично решать судьбу страны.
На трибуну поднимается седовласый старец. Йосеф Нахмиас - ветеран ЭЦЕЛа, участник Войны за независимость.
29 ноября 1947 года ООН вынесла решение о разделе Палестины и образовании на ее территории двух государств - еврейского и арабского, - говорит он. - Не прошло и 24-х часов, как арабские снайперы открыли  из Яффо стрельбу по Тель-Авиву. За последующие пять месяцев мы понесли чудовищные потери: 1100 жителей Тель-Авива было ранено, десятки убиты. Бойцы ЭЦЕЛа встали на защиту города. Однако руководство еврейского ишува отчаянно противилось предпринятой нами акции. «Нечего вам соваться в Яффо, - предупреждали социалисты. - В любом случае, согласно плану раздела Палестины, Яффо отойдет арабам, вот пусть они и наводят там порядок». Командиры ЭЦЕЛа возражали: «Через три недели (дело было в апреле 1948 года) британцы покинут Палестину - нет у них сейчас никакой мотивации вмешиваться в конфликт: расхлебывать его последствия придется нам и никому другому».
На фоне столь принципиальных разногласий 600 бойцов ЭЦЕЛа приступили к операции по освобождению Яффо, - продолжает Нахмиас. - Наступление началось 25 апреля, в день праздника Песах. Я командовал ротой. Сражаться приходилось отнюдь не только с арабами: нам противостояли до зубов вооруженные югославы, иракцы, сирийцы, поляки и бойцы британской армии. У нас на счету был каждый патрон: боеприпасов катастрофически не хватало. Как только стало известно, что операция проводится солдатами ЭЦЕЛа, в рядах арабов началась настоящая паника. Английское командование решило вмешаться и передвинуло танковый и артиллерийский батальоны навстречу атаковавшим частям. Большинство потерь в рядах подразделений ЭЦЕЛа было вызвано боями с солдатами британских подразделений.Удостоверившись, что силы неравны, наш командир Менахем Бегин собрал нас в квартале Неве-Цедек, на том месте, где сейчас находится центр искусств имени Сюзан Деллал, и сказал: «Мы попытались, но не смогли. Дождемся другого удобного случая: силы противника преобладают». Мы повскакивали с мест: «Нет, командир, либо сейчас, либо - никогда». Впоследствии Бегин писал, что то был бунт. Но мы не собирались бунтовать. Единственное, чего мы просили, - дополнительные 24 часа. И получили «добро», после чего ринулись в бой. Из двухсот наших бойцов 41 погиб в сражении за Яффо. Город был освобожден, арабы обращены в бегство. Не буду вдаваться в дальнейшие подробности. Единственное, что я обязан вам сказать: бесстрашие поселенцев, их светлая, непоколебимая вера в торжество справедливости напоминает мне события 1948 года...
Из динамиков (в записи) вырывается знакомый каждому жителю страны голос:
«Я обращаюсь ко всем вам: не проявляйте слабость! Они проводят сегодня опросы. Они спрашивают: «Готов ли ты оставить свой дом в обмен на высокую денежную компенсацию? Мы предоставим тебе квартиру в другом месте». Если вам будет задан такой вопрос, отвечайте: «Мы собираемся купить (на территориях - Е.К.) еще одну квартиру!» Отправьте (нынешнее правительство - Е.К.) в отставку!»
Параллельно с трансляцией магнитофонной записи на экране возникает портрет главы правительства и надпись: «Фрагмент выступления Ариэля Шарона, 1993 год»...

Фото автора. На снимках:
  • Подрастающее поколение Гуш-Катифа
  • Орит выросла в Рамат-Гане, живет в поселении Неве-Дкалим: «Мы верим в здравомыслие»
  • Авраам Бараби: «Демонтаж смерти подобен»

    "Новости недели", 21.10.2004

  • О Газе и плане Шарона выселения Гуш-Катифа


  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria