Юджин Конторович: Израиль представляет собой удобную мишень

Эксперт международного права Евгений Конторович оставил престижную должность в США и переехал в Израиль, чтобы сражаться с европейским бойкотом израильских предприятий. Хорошая новость: он считает, что эта война может быть выиграна.

Около двух месяцев назад профессор Евгений Конторович изложил специальной комиссии Конгресса США свое мнение об иррациональности бойкотирования Израиля.

40-летний Конторович считается экспертом мирового класса в области конституционного и международного права и занимается, в основном, вопросами международных бойкотов. Конторович сказал, что члены Комитета стремятся к более глубокому пониманию бойкотов против Израиля и поэтому пригласили его выступить.

Профессор выступил с всеобъемлющим обзором. Среди прочего, Конторович детализировал ряд законов, принятых в США в 1970-х годах, в которых заявляется, что давление Лиги арабских государств с требованием бойкотировать Израиль должно быть отклонено. В конце встречи, говорит профессор Конторович, Комитет выразил однозначную оппозицию бойкотам Израиля.

"Проблема заключается в том, что в настоящее время бойкот осуществляют не только арабские страны, но и Европейский Союз",- объясняет он.- "Тем не менее, американцы внимательно выслушали меня, и я убежден, что мои слова убедили их в том, что бойкот товаров израильских компаний - это шаг, опасный для свободного мира не меньше, чем для Израиля".

Конторович возглавляет отдел международного права политического Форума Kohelet, некоммерческой организации, расположенной в Иерусалиме. Эта организация доказывает права еврейского народа на независимое государство Израиль. Он говорит со страстью и глубоким убеждением о несправедливости по отношению к Израилю и к тому, что некоторые страны, в основном, европейские, бойкотируют Израиль, но при этом совершенно не протестуют против ужасных преступлений, происходящих в других странах.

Он приводит в пример Олимпиаду в Сочи в России полтора года назад, которая не подверглась бойкоту ни одной страной, несмотря на вторжение России в Крым и внутренние нарушения прав человека.

Он родился в Киеве, в Украине, и переехал в США вместе с родителями в возрасте трех лет. Его отец был профессором экономики, поэтому академическая карьера была для него естественной. Он изучал право в университете Чикаго и начал преподавать там в 26 лет. Затем он был секретарем судьи Ричарда Познера в седьмом округе Апелляционного суда Соединенных Штатов. "Он учил меня жизни",- говорит Конторович.

Четыре года назад Конторович решил переехать в Израиль вместе со своей женой и четырьмя детьми. Его семью сразу же приняли как репатриантов, но позже профессора попросили представить украинские документы, подтверждающие его права по Закону о возвращении. "Это требуется от евреев, родившихся в СНГ (Содружестве Независимых Государств)",- объясняет он.

"Проблема в том, что оставляя Украину, моя семья и я не смогли получить документы. Я уверен, что все, в конце концов, уладится".

Когда я спросила, почему он решил отказаться от престижного положения в США и переехать в Израиль, он посмотрел на меня, как будто не понял вопроса, и указал на потрясающий вид на Иерусалим за окном. Затем он сказал:

- Есть много причин для этого, но в основном, я люблю быть здесь. Это прекрасное место для детей, замечательное место, отличная погода и кофе, это все прекрасно, но больше всего я хотел быть частью уникального исторического события, социального эксперимента - установления Израиля.

- Ты опоздал. Война за независимость закончилась давно, и страна уже создана.

- Война за независимость еще не закончилась, и я счастлив быть частью этого чуда. Я также рад, что могу определить своих детей в хорошее место, в первом ряду, чтобы они могли видеть, как это чудо происходит. Что-то подобное происходит раз в 1000 лет.

По крайней мере один семестр в год он преподает в США. Кроме того, он пишет статьи для Wall Street Journal и New York Times и выступает на различных форумах в Израиле и за рубежом на тему бойкота Израиля. Много своих статей он пишет вместе с профессором Ави Беллом, старшим научным сотрудником политического форума Kohelet и преподавателем в американских университетах.

- Я консультирую всех в Израиле и за рубежом о международном праве,- говорит Конторович.

- Есть спрос на ваши консультации в израильском правительстве?

- Мы получаем запросы на консультации из канцелярии премьер-министра и министерства иностранных дел",- говорит он.- "Есть также министры, которые приходят к нам. Я уверен, что мы сможем успешно преодолеть бойкот только с помощью международного права. Если только мы дадим коммерческим компаниям международные механизмы, позволяющие им делать бизнес с Израилем, мы сможем преодолеть бойкот.

По словам Конторовича, Израиль стал страной, выступать против которой легко и удобно, и поэтому к ней относятся более сурово, чем к другим странам.

- Марокко, например, завоевывает Западную Сахару, там происходят ужасные вещи",- отмечает он. "Почему против нее также не применят BDS? Организации, отказывающиеся вкладывать деньги в поселения, продолжают вкладывать деньги в Марокко. Одна из причин - в самом Израиле легко устраивать демонстрации протеста.

- Что вы имеете в виду?

- Допустим, вы правозащитник, и вы хотите выразить свою позицию, но не хотите умереть за нее. В этом случае, вы можете приехать в Израиль, покричать немного, у вас возьмут интервью, вы выступите с академическими лекциями, и вот - вы успешны, вы стали знаменитостью в определенных кругах в области прав человека. Если вы попытаетесь сделать то же самое в Рабате, Марокко, это будет вашим последним выступлением. Израиль слишком мягко относится к протестующим, поэтому они приезжают сюда.

- Так что вы предлагаете делать с этими протестующими?

- У меня нет волшебной формулы, и я даже не знаю, можно ли что-нибудь тут сделать. Проблема в том, что Израиль - это демократическая страна с тенденцией к усиленной самокритике. Это не тривиально, и это, безусловно, совсем не так во многих других странах.

Бизнес на оккупированной территории

По словам Конторовича, Европа алогична, и это злит его.

- Отношение Европы к Израилю не похоже на ее отношение к конфликтам в Азербайджане, Марокко или Кипре.
Когда европейцы, поддерживающие бойкот, говорят, что они не имеют ничего против нас, это меня забавляет, потому что очевидно, что они приводят свое поведение в соответствие с ситуацией и изобретают новые правила, соответствующие созданной ими для себя реальности.
Например, Международный билль, призывающий к бойкоту компаний, расположенных в поселениях. Во всех моих статьях на эту тему я отмечаю, что, в соответствии с нормами международного права, значение 'оккупации' определяется деятельностью правительства в регионе и войск на местах. Согласно этому определению, Израиль не оккупирует Газу или Зону А (Иудеи и Самарии).

В прошлом году он взял на себя задачу изменить общее направление и убедить компании США и Европы воздерживаться от ведения бизнеса с компаниями, бойкотирующими Израиль. "Эта тенденция растет",- говорит он.

Он также пытается продвигать закон США, устанавливающий, что санкции против Израиля можно рассматривать как ущерб правам на международную торговлю. - Наша цель - использовать каждый правовой инструмент, способный дискредитировать бойкот Израиля",- объясняет он - Разве это не задача правительства?

- Я не большой поклонник тех, кто критикует правительство. Члены правительства - политики, и у них есть свои члены партии. Я эксперт в области международного права, и моя работа - давать консультации по этому вопросу, подчеркивая, что важно, а что нет.

- Что важно?

- Протесты в университетских городках наименее важны. Они неприятные, шумные, но не опасные. Тема финансовых компаний более интересна. Компания хочет получать прибыль, и ее трудно убедить не делать бизнес в таком месте, где она может получить прибыль. Эти компании будут искать любой способ работы здесь, если они решат, что это финансово целесообразно.
Поэтому, хуже всего - государственные бойкоты. Шаги, предпринятые европейскими странами, вызывают наибольшую обеспокоенность. Мы не можем убедить европейцев, что если бьют по нам, это вредит решению о двух государствах, а не помогает палестинцам, хотя они сами это понимают. Им нравится думать, что бойкот ускорит переговоры, но им хорошо известно, что нет никакой связи между бойкотом и дипломатическими переговорами.

- Но вся политика бойкота основана на оккупации и отсутствии переговоров между двумя сторонами. Почему вы говорите, что они не связаны?

- Бойкот не имеет никакого отношения к палестинскому вопросу. Бойкот пытается скрыть то, что причина бойкота просто в их нежелании4, чтобы Израиль существовал. Израиль может победить в этой войне, потому что нет никакого международного закона, запрещающего делать бизнес на оккупированной территории или с оккупирующей страной. Поэтому, даже если вы европеец, считающий, что эти территории оккупированы, нет никаких причин не делать там бизнес. На этом мы основываем всю нашу позицию.

Он не может преодолеть свой гнев по поводу двуличного отношения мира к Израилю.

- Возьмите, например, компанию Orange, генеральный директор которой высказался за отказ от участия в Израиле, но отступил и извинился после общественного протеста. Та же компания активно работает в Западной Сахаре, оккупированной Марокко. Я не слышал, чтобы она возражала против ведения бизнеса там".

Профессор Конторович с одобрением отмечает твердую позицию еврейско-американского рэппера Матисьяху, недавно отказавшегося прогнуться под угрозы быть исключенным из числа участников Барселонского шоу, если он не выразит поддержку палестинскому государству. В конце концов, шоу состоялось, и рэппер подверг критике бойкот.

"Он сделал правильную вещь,"- говорит Конторович, "но кому хочется приходить на вечеринку, где тебя не ждут? Проблема в том, что такие шоу ничего не изменят. Даже если не состоится концерт еврейского рэппера, даже если израильские артисты не будут участвовать в театральном фестивале, Израиль будет продолжать существовать. Если есть угроза для бизнеса и туризма, это опасно. Вот против чего важно бороться".

- Что вы думаете о расколе между премьер-министром Нетаньяху и президентом Обамой в вопросе Иранского ядерного соглашения?

- Обама говорит, что соглашение навсегда будет связано с его именем, но я хотел бы напомнить ему, что он будет в роли президента еще только полтора года, и никто не знает, что будут делать президенты после него. Если Израиль не будет бороться сейчас, ему будет очень трудно бороться позже.
Каждая страна имеет право высказывать свое мнение, и таким образом помочь членам Конгресса сформировать свои позиции. Общественный дискурс на эту тему существует и внутри США, и хорошо, что премьер-министр говорит то, что считает. Даже если он потерпит поражение в этой борьбе, важно, чтобы его голос был услышан и аргументы были четко документированы.

Конторович следит за событиями в Интернете. У него нет телевизора, и все свое нечастое свободное время он посвящает изучению иврита и чтению произведений американского поэта Т. С. Элиота и еврейско-русского поэта Иосифа Бродского. Когда его попросили идентифицировать себя, он ответил сложно:

"Я израильтянин, человек мира, еврей, американец",- сказал он.

- Концептуально, еврейская идентичность находится в верхней части списка, потому что евреи существовали и до создания Израиля, но насколько я понимаю, Израиль - это следующая остановка в моей жизни и поэтому он представляет собой номер один в моем списке идентичностей.
Израиль - это продукт иудаизма и сионизма, поставивших перед собой цель привлечь восемь миллионов евреев Европы в Израиль. Две трети были убиты, а остальные прошли через пытки. Подумайте, какой была бы эта страна, если бы все восемь миллионов могли прибыть в нее.

Интервью взяла Нехама Дуэк

Перевод: Elena Lyubchenko, Translarium

Ynet - Israel News, 09.2015

Конторович о пересмотре Резолюции 242

Моя новая статья "Пересмотр Резолюции 242. Новые данные о необходимом объеме вывода войск Израиля" недавно была опубликована в томе 16 “Чикагского журнала по международному праву” (Chicago Journal of International Law) и доступна здесь. Резолюция Совета Безопасности 242, возможно, самое известное его постановление, но удивительно, что целые пласты подтверждения его формулировок остались незамеченными.

Похоже, что статья случайно оказалась весьма актуальной для драмы, которая, скорее всего, развернется в Совете Безопасности этой осенью. Итак, позвольте мне сказать несколько слов о том, что вытекает из рассмотренных в Резолюции фактов, в свете влияния на эти события. (Когда в прошлом году я начал работать над статьей, я ничего не знал о потенциальной новой резолюции Совета)

Как сообщалось, Франция в ближайшее время предложит на рассмотрение Совета новую резолюцию об арабо-израильском конфликте. Президент Обама неоднократно намекал, что он может не наложить вето на такую ​​резолюцию.

Из Резолюции 242 ясно, что документ представляет собой территориальный компромисс, примиряющий арабскую и израильскую позиции. Французская резолюция, предусматривающая отход к линии перемирия 1949 года, определенно отменяет части этого компромисса, которые были в пользу Израиля, и по сути, "изменяет на противоположную” Резолюцию 242, заменяя ее резолюцией, которую требовали СССР и арабские страны в 1967 году. Если США позволит этому произойти, это будет фундаментальным поворотом на 180 градусов всей дипломатии на Ближнем Востоке за 50 лет.

Вот этот отрывок:

"Резолюция 242 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, принятая в результате Шестидневной войны 1967 года, представляет собой одно из самых известных решений органа. В резолюции содержится призыв к "выводу израильских вооруженных сил с территорий, оккупированных во время недавнего конфликта". Смысл этого положения, в частности, о степени требуемого вывода, продолжает вызывать дискуссии до сих пор. Эта статья представляет собой новые доказательства смысла Резолюции 242, добавляя две важные, но ранее неисследованные линии доказательств, влияющие на его интерпретацию.<

В ней сравнивается положение о выводе в Резолюции со всеми другими подобными территориальными требованиями, выданными Советом Безопасности. Заметное различие между формулировками Резолюции 242 и всеми другими подобными резолюциями предполагает, что редакционный выбор был продиктован значимыми и реальными обстоятельствами. Затем, путем изучения первоначальных условий Устава ООН, статья проливает дополнительный свет на ссылки в преамбуле на «недопустимость" завоевания. После Второй мировой войны международные юристы считали, что Устав запрещает территориальные изменения как результат войны, но только с существенными ограничениями и исключениями. Новые данные, представленные здесь, доказывают мнение, что Резолюция 242 допускает лишь частичное отступление Израиля. Это понимание особенно важно для текущих предложений "обновления" Резолюции 242 новой резолюцией Совета Безопасности".

"Поворот на 180 градусов" резолюций Совета Безопасности, особенно ставших основополагающими в международных отношениях и дипломатии, может иметь высокие издержки для Совета. Это похоже на поворт на противоположные прецедентов Верховного суда: это грозит снижением доверия к решеням органа в будущем. Урок, который будет дан международному сообществу французской резолюцией, состоит в том, что если кому-то не нравятся компромиссы, воплощенные в резолюциях Совета Безопасности, нужно просто игнорировать их и ждать изменения политических ветров, которые принесут другие резолюции.



TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria