Мордехай Кейдар

Почему арабский мир мечтает о победе «Аводы»?

Честное признание №1: Я знаком с семьей Герцог уже десятки лет, с раннего детства, и на разных этапах жизни пути мои пересекались со всеми тремя братьями Герцог - Йоэлем, бригадным генералом в отставке Михаэлем и депутатом Кнессета Ицхаком. Я всегда относился к этой аристократической семье с большим почтением - за их щедрость, манеры, интеллигентность и эрудицию и как к сыновьям покойного шестого президента Израиля Хаима Герцога и внукам покойного Главного раввина Ицхака Исаака Халеви Герцога. Посол Абба Эвен, сам по себе значительная фигура в политической и культурной жизни Израиля, приходился им дядей. Аристократическая семья в самом глубоком смысле этого слова.

Честное признание №2: На протяжении второй половины 1990-х, по окончании моей армейской службы, я был активен в организации "Путь к миру", более молодом и религиозном собрате организации "Шалом ахшав" ("Мир сейчас"). Я дал миру шанс по-европейски, но наши арабские соседи нас разочаровали.

Честное признание №3: В разные периоды я предлагал Ближневосточный план мирного урегулирования для нас и наших соседей, "План восьми палестинских эмиратов". Я открытый противник создания палестинского государства в Иудее и Самарии, которое без сомнения превратится в еще один Хамастан и неизбежно приведет к следующей войне.

Честное признание №4: Я открыто поддерживаю список партии "Еврейский дом".

Начнем с главы Рабочей партии – с Ицхака Герцога.

Годы исследовательской работы в области арабской общественной дискуссии, СМИ и культуры привели меня к неопровержимому выводу: большинство арабского населения надеется, что настанет день, когда Герцог станет премьер-министром Израиля. Ибо этот день - по крайней мере, с точки зрения большинства арабов - станет началом конца государства Израиль. Причина тому проста: они видят Герцога как человека слабохарактерного, маловпечатляющего и бесхребетного. Он не был в армии боевым офицером, а вместо этого служил офицером в моем подразделении, 8200, которое состоит из блестящих умников с обязательными очками в круглой оправе.

Его мягкая манера речи и избегающая агрессивности терминология - именно то, что делает его столь привлекательным для израильтян, желающих думать как европейцы и американцы,- убедила арабский мир, что Герцог - это единственный путь размягчить Израиль настолько, что можно будет наступить на него и превратить в половую тряпку, которую можно выкрутить и выбросить.

Повестка дня на Ближнем Востоке устанавливается посредством стереотипов и образов, и проецируемый Герцогом образ настолько слаб, что любая угроза, которую может высказать Израиль, будет превращена в посмешище. Расстояние от этой насмешки до всеобщей войны очень невелико.

На Ближнем Востоке всякий, кто непрестанно заявляет, что хочет мира, проецирует образ человека, боящегося войны по причине своей слабости, а это пробуждает милитаристские адреналиновые железы в его соседях, которые больше всего напоминают орлов и грифов, кружащихся над умирающей коровой.

И в той же мере верно обратное: всякий излучающий мощь, силу, угрозу и опасность наслаждается сравнительным спокойствием, потому что бандиты держатся от него подальше. По этой причине арабы ненавидели Ариэля Шарона и Моше Даяна - они их боялись. Садат заключил мир с Израилем, потому что не смог победить еврейское государство, даже несмотря на эффект неожиданности, который он имел на своей стороне в начале Войны Судного дня, и на свой первоначальный успех в преодолении Суэцкого канала. Хусейн тоже заключил мир с Израилем в надежде на то, что сможет воспользоваться его мощью в своем противостоянии в Баасистской партей в Сирии и Ираке. Арафат после провала первой интифады согласился на мирное соглашение "худабия" - то есть временный "мир", пока враг слишком силен, чтобы победить его.

Ицхак Герцог у руля еврейского государства - это самая розовая мечта, которую арабский мир может вообразить, потому что это будет означать, что израильское общество устало, истощено, лишено мотивации защищать свою страну и готова платит высокую цену за листок бумаги, на котором будет написано слово "мир". Герцог в должности главы правительства будет подвергнут со стороны арабского мира - и со стороны обамовского Белого дома - потому что он производит впечатление, что "на этот раз это сработает", или, как теперь говорят, "Да, мы можем" (аллюзия на предвыборный лозунг Обамы "Yes, we can" - Э.Ш.).

Давление, которое будет на него оказано, будет значительно превосходить то, которое выносит Нетаниягу, потому что Белый дом и арабский мир будут чувствовать, что его дни в должности премьер-министра сочтены и поэтому они должны предпринять все усилия, чтобы выдавить из него максимум возможного за тот короткий период, пока израильтяне еще дадут ему функционировать и пока они не очнутся и не поймут неизбежность катастрофы и не уберут его из его кресла, как убрали Эхуда Барака, когда тот сдался Арафту.

Ицхак Герцог может привести к гармоничным отношениям с Белым домом и возможно даже c полными злобы европейскими лидерами, но при этом он приведет к кровавой войне, огню и слезам на Ближнем Востоке, где могут выжить лишь по-настоящему сильные, угрожающие и полные решимости отразить своих врагов. Теперь продолжим и бросим взгляд на Ципи Ливни, ротационного партнера Герцога в том, что сами они назвали "Сионистским лагерем".

Ципи Ливни - это второй аспект розовой мечты арабского мира. Женщина, родившаяся и воспитанная в мужественной семье ревизионистов, в доме, полном здоровых и крепких сионистских принципов. Она начинала свою политическую карьеру в "Ликуде", но становилась все более бесхребетной, опускаясь от партии к партии, пока не сомкнулась с другим лидером из числа беспозвоночных, Ицхаком Герцогом.

Для арабского мира Ливни символизирует и представляет уставшего и павшего духом израильтянина - тех, которые устали от борьбы за выживание и готовы подставить свою шею под нож убийцы в надежде, что он будет отрезать им головы нежно, если они будут с ним вежливы.

Интернет рассказывает нам, что в 1980-е Ливни была агентом Мосада в Европе, некоторые арабские сайты повествуют, что она выполняла там "особые услуги" для государства Израиль. На Западе эти "особые услуги" понимаются как секретные и тайные поручения, но на Ближнем Востоке это выражение интерпретируется совершенно иначе. Можно лишь представить себе, как они будут реагировать на сайтах d арабском мире и как мы будем выглядеть, если она станет премьер-министром.

Но проблема с Ципи Ливни не только в ее имидже, потому что в ее случае наши соседи уже имеют доказательство, что Ливни не имеет ни малейшего представления о том, куда двигаться на этом сложном и полном колючек пути на Ближнем Востоке: она была министром иностранных дел во время Второй Ливаноской войны и была израильским архитектором резолюции 1701 Совета Безопасности ООН, которая позволила Хизбалле - как ясно следовало из текста, с которым она согласилась - обновить и увеличить свой ракетный арсенал. Я бы ожидал, что человек с университетской степенью в области юриспруденции, по крайней мере, будет способен признать провал, содержавшийся в формулировках резолюции, но Ципи Ливни не осилила даже этот минимальный юридический тест. Неужели после этого кто-то в здравом уме будет готов нанять ее для подготовки контракта о сдаче внаем своей квартиры?

Еще более странно, что вместо того, чтобы устыдиться и молчать в тряпочку, Ливни еще публично защищала Резолюцию 1701 называя ее "резолюцией, которая создала изменения на юге Ливана".

В одном она права. Это несомненно принесло изменения в южном Ливане, но такие изменения, которые очень плохи для Израиля. Вместо того, чтобы демилитаризовать Хизбаллу - в отношении которой многие страны после Второй Ливанской войны согласились, что это необходимо - эта резолюция позволила Хизбалле перевооружиться. Провал Ливни в составлении текста резолюции и ее осуществлении должен был отодвинуть ее далеко-далеко от любых должностей, связанных с принятием государственных решений, и уж конечно от таких, которые имеют какое-то отношение к нашей геополитической реальности.

В заключение: Только в Израиле беспозвоночные имеют наглость просить народ дать им второй шанс после уже проваленного один раз экзамена по Ближнему Востоку, который они без сомнения провалят снова. Только в Израиле коллективная память общества настолько коротка, что простирается не далее вчерашних телевизионных дебатов, услышанного накануне лозунга и последнего спина кандидата, распространенного по совету его консультанта-политтехнолога, потому что это звучит привлекательно и легко запоминается.

Ни один из упавших духом людей - тех, кто непрестанно говорит о "мире" - не может удовлетворительно действовать в жестоком и трудном культурном окружении нашего района, где его в лучшем случае пнут в зад - в качестве предупреждения - прежде чем воткнуть кинжал ему в шею.

Дуэт Герцог-Ливни - это последнее, что я бы порекомендовал для руководства государством Израиль, если мы хотим выжить на "Новом Ближнем Востоке" - не в фантастическим мире Шимона Перса, которому он дал это название, но в том, где новым является "Исламское государство". Возможно, в далеком будущем, когда и если окружающая нас культурная атмосфера превратится в нечто вроде Америки или вроде того, что было когда-то в Европе, мы и сможем представить этих двоих усталых людей в роли лидеров Израиля. Пока Ближний Восток выглядит так, как он выглядит, и функционирует так, как он функционирует в настоящее время, у нас нет иного выбора, кроме как прибить их гвоздями к их стульям в оппозиции, состоящей из других бесхребетных в круглых очках, чтобы они могли поднимать там свои визгливые голоса и критиковать национальных лидеров, когда эти лидеры излучают силу, власть и достойные доверия угрозы.

Это та горькая реальность, в которой мы пытаемся выжить. Не я ее создал, и я не несу ответственности за ситуацию, в которой мы находимся. Я всего лишь посланец, задача которого - объяснить читателям то, что не все понимают относительно культуры нашего региона. Это культура, которая дает тишину и спокойствие только тому лидеру, который сумел убедить соседей в своей непобедимости и в том, что для них же лучше оставить его в покое.

Это моя непрекращающаяся миссия, особенно ввиду того, что время от времени появляются "блестящие" личности, заявляющие, что только что запатентовали изобретенное ими колесо и нашли способ быть принятыми в сообщество наших соседей в качестве легитимного образования.

Что я советую? Учите арабский.

Перевод Элеоноры Шифрин

Аруц Шева, 07.2015

Д-р Мордехай Кедар - директор Центра по изучению Ближнего Востока и исследований ислама в университете Бар-Илан. Он прослужил 25 лет в военной разведке, специализировался в области арбского политического дискурса, арабских СМИ, исламских организаций и на внутренних делах Сирии. Хорошо знакомый с арабскими СМИ в реальном времени, он часто выступает комментатором в различных новостных программах Израиля.
  • Другие статьи М.Кейдара
  • Другие статьи об арабах



  • TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria