Александр Казарновский

Глас вопиет



     Пятница. Иерусалим. Я тороплюсь на Центральную автобусную станцию. Путь предстоит неблизкий — ехать на автобусе до Тель­Авива, а там пересаживаться на поезд. И вдруг, прямо напротив «Таханы мерказит», рядом с торговцем, заставившим полтротуара ведрами с цветами...

       "Не освобождать террористов! Люди, остановитесь! Вы успеете на свои автобусы! Присоединяйтесь к нам! Постойте с нами хотя бы несколько минут! В конце марта Биби собирается освободить новую партию террористов! Не дадим ему это сделать! Еврейская кровь — не разменная монета в политической игре!"

      Несколько парней и девушек стоят с плакатами и выкрикивают лозунги. Парни все в кепах, а вот большинство девушек светского вида...      

Говорят, выражение «глас вопиющего в пустыне» — результат ошибки перевода. Правильно читать: «Глас вопиет: «В пустыне расчищайте пути для Г­спода...»



     Здесь никакой пустыни нет. Люди подходят и присоединяется к демонстрантам. Люди апплодируют. Люди говорят: «Молодцы!» Люди говорят: «Удачи вам!» Вязаные кипы, харедим, светские...   

 А вожак группы, парень с медальным профилем коммандора взывает через громкоговоритель:
"Через два месяца в качестве жеста доброй воли Натаньягу обещал освободить еще 82 террориста. На руках этих людей, этих нелюдей, кровь ста восьмидесяти трех израильтян!"

- Ста восьмидесяти трех! - подхватывает темноволосая девуша в джинсах. Ее голос без всякого микрофона разносится вокруг, заглушая рев машин и звон трамваев. ­ Сто восемьдесят три человека были бы сейчас живы, если бы не эти мерзавцы! А мерзавцев собираются освободить, чтобы они продолжали нас убивать! Не допустим этого!



       Собравшаяся толпа взрывается апплодисментами.

       ...Я обнаруживаю, что уже минут двадцать стою вместе с этими ребятами, чьих имен даже не знаю. Мой бедный автобус, роняя слезы по несостоявшемуся пассажиру сейчас чешет где­то в районе Абу­Гоша. Ну и черт с ним!

    ­ Керри и Абу­Мазен, ­ вступает еще одна девушка, ­  поставили условием для продолжения переговоров — освободить террористов. Они говорят, что это нравственно!

     «Нравственность» ­ вот оно, ключевое слово. То, что волнует собравшихся здесь — это в первую очередь не политика, а нравственность.

   «Мир на крови не делается!» ­ скандируют ребята. И я вместе с ними. И десятки неравнодушных, которые еще считанные секунды назад были лишь случайными прохожими.
«Мир на крови не делается! Мир на крови не делается!»
   И мне кажется, здесь же, при всей его нелюбви к евреям, стоит Достоевский, некогда воспевший слезинку ребенка.

«Мир на крови не делается! Мир на крови не делается!»
И мне слышится в этом хоре голос Жан­Жака Руссо, когда­то написавшего: «Ничто на свете не стоит крови человеческой!»

«Мир на крови не делается! Мир на крови не делается!»
И мне слышится в этом хоре: «Приготовляйте пути Г­споду!»

27.02.2014

  • Сайт Александра Казарновского
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria