Александр Казарновский

Болит ли у вас Иерусалим?

(опыт тестирования)


Скажите, у Вас руки-ноги не болят? С внешними органами все в порядке? А с внутренними? Сердце, например, совсем не болит? Ну и слава Б-гу! А Иерусалим? Иерусалим у Вас не болит?
Я Вам сейчас расскажу о своих впечатлениях о последних двух днях Хануки, которые я провел в Иерусалиме, и заодно немножко вас протестирую, ладно?
...Группа в девять утра выехала из Кармиэля. Несколько человек ( я в том числе) присоединились в Хайфе. Автобус выскочил на шестое шоссе и рванул в Иерусалим. Это было совместное мероприятие (терпеть не могу это слово, но что поделать) двух русскоязычных организаций - Маханаима и "Места встречи". От Маханаима был раввин Эли Тальберг, один из самых глубоких и мудрых знатоков Торы и Каббалы на "русской улице", от "Места встречи" очаровательная Маша Зболинская, которая уже вот сколько лет отдает все силы, чтобы помочь евреям не забывать, что они евреи. Дорогой Машенька рассказывала о традиции подъемов на Храмовую гору, о "сталкере Храмовой горы" Ицхаке Имасе, убитом террористами несколько лет назад, о своих ( и моих) друзьях Ане и Меире Антопольских, руководителях амуты "Место Встречи", открывших для тысяч русскоязычных израильтян потрясающий мир Иудеи и Самарии. Антопольские, взявшие на себя решение всех административных вопросов, ждали нас в Иерусалиме.
Рав Тальберг тоже рассказывал о Храмовой горе и о Хануке, при этом все время поглядывал на часы и сильно нервничал. Было отчего. Ведь Храмовая гора - главная святыня иудаизма - находится под управлением...иорданского мусульманского совета (ВАКФ). А Вы не знали? После того, как в1967 наши солдаты освободили Иерусалим, израильский флаг, поднятый над Храмовой горой равом Гореном, провисел там три дня. Потом сердце нашей страны, нашего народа, было ампутировано и подарено побежденным врагам. Сделал это великий полководец Моше Даян, по совместительству убежденный социалист. Все-таки удивительно, насколько эти господа чувствительны к самым святым местам в их странах. В сердце Москвы они поместили труп, который и по сей день смердит. Сердце Иерусалима и вовсе вырвали. Как там у Высоцкого? -"Бьют уверенно, наверняка!"
Итак, главную святыню нашего народа, место, где стояли Первый и Второй Храмы, евреи имеют право посещать только в составе организованных групп, и только три часа в день - два утром и один - с 12.30 до 13.30. А все остальное - мусульманам. И не дай Б-г евреям там начать читать молитвы. ЗА ЭТО АРЕСТОВЫВАЮТ! Читатель, Вам это не больно? Нет? Что ж, продолжим.
К счастью, пробок не было, приехали мы во время. Нас встретил мой друг, замечательный экскурсовод Ицхак Фишелевич, и я даже успел сбегать в микву, которую все остальные, вероятно, посетили утром - приближаясь к величайшей святыне, тело, как и душа должно быть очищено. Впрочем, и этого недостаточно для посещения непосредственно бывшей территории Храма, сейчас на нее все равно нельзя ступать - мы находимся в состоянии ритуальной нечистоты. Но если пройти по периметру вокруг территории Храма, то можно быть уверенным, что ты нигде на святое место не ступишь и запрет не нарушишь, если, конечно, Храм стоял так, как нам известно, а не как-нибудь, пинком наизнанку. Тем не менее, большинство харедимных авторитетов подъем на Гору на всякий случай запрещают, о чем гласит указ прямо над входом на лестницу, ведущую на Храмовую гору. Указ написан на иврите - неевреев он не касается. Это результат решения Главного раввината, сделанного в 1967 году сразу после Освобождения. А недавно главный сефардский раввин и главный ашкеназский это подтвердили.
Правда, против присутствия неевреев, столпы благочестия почему-то ничего не имеют, хотя на территорию Храма тем некогда вход вообще был запрещен. Главное - наша ритуальная нечистота. И так - вплоть до прихода Машиаха. Это примерно все равно, что жену, к которой на период после менструации по закону тоже в силу ритуальной нечистоты нельзя приближаться, сдать на это время в ближайший массажный кабинет…
Но вернемся к очереди ждущей своего часа для подъема на Храмовую гору. Я вливаюсь в нашу группу, под негодующим взглядом сухопарой морщинистой гидши в мини-юбке, сопровождающей каких-то интуристов. Рыжий парнишка в кожаной кипе ходит вдоль очереди и угощает желающих "спрайтом". После двадцатиминутной пробежки до миквы и обратно мне это очень кстати. Спасибо! Рядом несколько харедимных ребят. У них, очевидно, есть разрешение, но пройти вряд ли успеют. Они с завистью смотрят на нас, счастливчиков, уже находящихся в двух шагах от полицейского поста. Наконец, один не выдерживает и пытается проскочить без очереди. Шеренга стоящих молча сплачивает ряды и выдавливает нарушителя обратно на мостовую. Гидша взрывается: - Харедим! Сволочи! Ненавижу! Я здесь давно работаю! Я вас знаю! Вы всегда пытаетесь пролезть! Рыженький предлагает ей стакан "спрайта": - Да вы не волнуйтесь... Вот, попейте!
Дама с ненавистью смотрит на его кипу.

- У тебя? Из твоих рук? В жизни не возьму! Это прОклятое питье! Да я лучше яда выпью!

Какой-то юный хареди подливает масла в огонь.

- А по-моему, - говорит он, - туда, где стоял наш Храм, евреи должны проходить первыми, вне очереди...

Помните, как Василий Иваныч рассказывал о корриде? "И тогда матадор достал наш советский флаг. Ой, Петька, ну что тут с быком сделалось!" Вот-вот.

- Расисты! - кричала гидша. - Фашисты! Чтоб вы сдохли! Чтоб вы сгорели!
Уважаемый читатель! В любом христианском храме, православном ли или католическом, у желающих получить причастие спрашивают, крещены ли они. Если нет - извините. И это нормально. В Мекку немусульман просто не впускают. Никогда. И с этим никто не спорит. А вот если еврей вякнет о своем приоритете на главную еврейскую святыню, это расизм. Вам все еще не больно? Надо же, какой Вы стойкий! Пойдем дальше!
Очевидно, не все харедим соблюдают вышеупомянутый запрет. Как впоследствии стало известно, в этот день около ста ультраортодоксов приехали к Горе, но лишь половине удалось пройти. Рядом с нами уже на самом верху, на входе в полицейскую будку, тусовалось человек пять молодых харедим. В это время дождь, доселе моросивший, пошел как следует, и я возблагодарил Всевышнего(перед входом это еще разрешено), что сейчас вхожу в помещение. Итак, первые двадцать пять человек из нашей группы прошли, получив инстукции не молиться, не - Б-же упаси! - брать с собой какие-либо предметы, связанные с религией, не отрываться от группы, не идти слишком медленно и т. д.
Настал наш черед. Меня - первого в подгруппе, если не считать Ицика - уже просветили и в смысле металлоискателем и в смысле как себя вести. И вот сейчас я ступлю на...
- Стой! - послышался рев откуда-то из глубин микрооколотка, и тут он появился. Больше всего он был похож на борова, одетого в полицейскую форму, но не реального (реальных в форме я в общем-то не видел), а какого-то карикатурного, мультипликационного.

- Вы!.. - заорал он на Ицхака. - Вы!... Кто-то из вашей группы пронес... - он задыхался от ярости - пронес...

Что пронес? Я терялся в догадках - бомбу? Автомат? Свиток Торы? Портативный Третий Храм?

- Свечу! - наконец, выдохнул коп.

- А вы?! - на наших глазах накинулся он на остальных полицейских. - Почему вы не досмотрели?

- Что ж нам карманы им выворачивать? - пожал плечами один из полицейских.

- Да, - завизжал он, - да! Выворачивайте карманы! Обыскивайте! Ощупывайте! Эй вы! - он повернулся к нам, - все назад! Вон!

- А мы? - робко спросил один из харедим. Спросил вполне резонно - они-то здесь вовсе были не при чем.

- Вон! - заорал начальник и тут вдруг заметил в руках одного из ребят видеокамеру. Тут уж ярости его не было предела. Он сгреб парня в охапку, затащил его в какой-то закуток, долго там орал, что секретные объекты ( вроде взбесившегося мента?) запрещено фотографировать и в конце концов, выволок его обратно и вышвырнул под дождь. Потом сам лично начал пропускать нас, причем и проверял и инструктировал нарочито медленно, зная, что до "закрытия" Горы остались считанные минуты. В итоге из ста шестидесяти приехавших евреев в этот день под дождем осталось свыше восьмидесяти, в том числе и часть нашей группы. Я оказался в числе "счастливчиков", правда, никакого обхода по периметру не получилось - время вышло! - так что повели нас не направо, чтобы пройти по периметру, а налево, к выходу. И все посещение Храмовой горы заняло у меня минуты полторы. Я потом спросил у Ицхака, возможно ли выяснить, что это за зверь там свирепствовал в полиции.

- Моти Габай, - ответил он. - Известная личность. Он здесь главный. Страшно трясется за свое место, потому и выслуживается. Боится без пенсии остаться. Отрывается на всех, на ком может, особенно любит издеваться над харедим - они государственные законы знают плохо.
Аня Антопольская в свою очередь рассказала мне, что в преддверии нашей поездки она моталась в иерусалимское управление святыми местами, получила разрешение на две подгруппы по двадцать пять человек, а когда явилась пред темны очи Габая, тот сказал: "В первый раз о вас слышу. Не думаю, что вам удастся пройти..." Он сделал все, чтобы сдержать слово. Правда, первую подгруппу пришлось пропустить. А потом случилось вот что - уже выйдя на Храмовую гору, одна из женщин спросила полицейского: "А свечку здесь зажечь можно? Он заорал: "Не-е-ет!" и тотчас настучал Моти. Что было дальше, Вы уже знаете.
Уважаемый читатель! Вам не больно оттого, что какой-то хряк в униформе (да простят меня его еврейские родители!) встает между евреем и его святыней? Опять нет? А, Вы, верно, атеист, и все эти святыни по-вашему лишь суеверия да опиум для народа. Но культура, история, это ведь для Вас имеет ценность! Вы же интеллигентный человек! Тогда я вкратце расскажу о том, что мы делали, после неудавшегося восхождения. У нас было потрясающее путешествие с Ицхаком по туннелям, что под Храмовой горой. Мы видели остатки дворца царя Давида и зданий времен Первого и Второго храмов, места, где находят артефакты, свидетельствующие о еврейском происхождении этих мест, например глиняные оттиски печатей с еврейскими именами, в частности персонажей ТАНАХа Иеохаля бен Шалемии и Гедальягу бен Пашхура. В общем, торопитесь посмотреть, а то наши вожди уже ведут переговоры о том, чтобы разделить Иерусалим и все эти уникальные места отдать арабам, а те, как известно, старательно уничтожают все следы еврейского присутствия в Иерусалиме. Помню, как мы просеивали "мусор", выбрасываемый арабами после их земляных работ на Храмовой горе. Помню куски мозаики и другие бесценные вещи, которые когда-то были в Храме, а теперь - в грязи. Ни ЮНЕСКО, ни наша интеллигенция не вякнули. Вам тоже, понятно, не больно. Без всяких там культурных штучек обойтись можно - мир с соседями важнее.
Ну, а без одежды, обуви, без мирских радостей тоже обойдемся? Ведь Иерусалим - столица Израиля, а Израиль - ну тот, первый, праотец наш Яаков - не только духовное первородство откупил у брата, но и материальное благословение получил от отца. А значит, в нем мы должны найти не только Храм - место, где Небеса встречались с землей, не только стены, древнейшие на Земле, но и средоточие простых земных радостей. И такое место там есть - посещал его за день до поездки на Храмовую гору. Это проспект Мамила. В замечательным образом отреставрированных старинных домах разместились магазины, где можно купить все на свете, и рестораны, откуда открываются потрясающие виды, а вдоль витрин стоят скульптуры современных израильских мастеров. В общем, настоящий праздник жизни. И настроение у людей здесь тоже праздничное. Гуляет молодежь, гуляют мамы и папы с детьми. Религиозные и светские, сабры и репатринты, израильтяне и туристы. И всем хорошо. Так что приезжайте поскорей. Вот именно, поскорей! Потому, что Мамила расположилась прямо под стенами Старого города, и когда Старый город вместе с ненужной Вам Стеной плача отдадут арабам, то, чтобы достать эту самую Мамилу, даже "кассам" не нужен будет. Хватит и Калашникова. Был праздник жизни - и нет. Разноцветные огни погаснут, витрины разлетятся вдребезги, а девочки, что сейчас фоткаются на фоне забавных статуй, будут лежать в лужах крови, как те сдеротские дети, которых вы обрекли на гибель, когда, потягивая коктейли, равнодушно смотрели сквозь окна кафе на проезжающие мимо автобусы с выселенцами из Гуш-Катифа. Вот и сейчас - какое Вам дело? Вы ведь не в Иерусалиме живете.
Ну что ж, мое тестирование закончено. Ставим диагноз - если за чтением этого очерка Вам ни разу не кольнуло в сердце, ни разу ну вот ни на столечко не стало больно, тогда я Вас поздравляю - Вы разумны, Вы прагматичны, Вы наверняка хорошо устроены. Но одно у Вас не получилось - быть человеком.

"Вести", 12.2013

  • Сайт Александра Казарновского
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria