Орли Гольдкланг

Зачем нужен основной закон о еврейском государстве

Еврейский аспект государства Израиль имеет право на свой Основной закон, без упоминания равенства прав, так же как целые параграфы в Декларации Независимости говорят только о праве еврейского народа на свое государство.

Дождливый зимний день 22 с половиной года назад. "Конституционная революция" вот-вот родится, но вокруг "родильного отделения" не много интересующихся. "Основной закон о правах и свободах человека" принимается большинством в 32 голоса против 21 и одном воздержавшемся. Остальные 66 депутатов не нашли нужным почтить событие своим присутствием. 

И газетные заголовки не слишком будут обсуждать тему. Убийственный теракт в израильском посольстве в Буэнос-Айросе, унесший жизни 29 человек и ранивший 242, заполнит назавтра первые страницы вместе с двойным ножевым терактом в тот же день в Яффо. За 4 месяца до того, как правительство Шамира освободило свое место правительству Рабина, Верховный суд во главе с судьей Ароном Бараком перехватывает управление, и никто не замечает это. Вскоре этот "Основной закон о правах" объединится со своим "младшим братом" по имени "Основной закон о свободе предпринимательства", и вместе они подчинят себе все законы страны. Через некоторое время "судебный активизм" Аарона Барака раскроет большой секрет: Кнессет может принимать законы, а Верховный суд может отменять их. Кнессет сам дал ему такую силу. Сегодня Кнессет уже не хочет предоставлять суду такие полномочия, и по-видимому, именно это - скрываемый между строк пункт обвинения против законопроекта о государстве Израиль как национальном государстве еврейского народа. 

Вроде бы, этот законопроект кажется лишним и провокативным. Ведь тот же Аарон Барак прояснил уже в 2004 г., "что моральные ценности и идеалы Израиля как еврейского государства имеют высший конституционный статус. Они влияют на толкование всех Основных законов и таким образом влияют на законность всех законов... Надо видеть в них часть базовых моральных ценностей государства Израиль, и поэтому они являются частью общего предназначения, лежащего в основе любого юридического документа в Израиле" ("Судья в демократическом обществе", 2004) 

С другой стороны, если даже судья-"активист" (прим.перев. - сторонник "судебного активизма", согласно которому как сказал Арон Барак: "все подсудно" и суд не только толкует, но и отменяет законы) декларировал верховенство этих национальных идеалов, то почему вдруг взъелись на законопроект об Основном законе "государство Израиль - национальное государство еврейского народа", поданный депутатами Айелет Шакед, Яривом Левиным и Робертом Илатовым? Именно потому, что он был подан Яривом Левиным, Робертом Илатовым и Айелет Шакед. Подобный законопроект, поданный в предыдущей каденции Элькиным, который выглядел "круче", получил тогда поддержку 20 из 28 тогдашних депутатов от Кадимы, включая Ави Дихтера - затем партнера Ципи Ливни по партии Тнуа. Дихтер продвигал тогда законопроект вместе с Элькиным. Кстати, Ливни тогда отказалась подписаться под законопроектом - но после длительных колебаний. Так почему теперь они резко противятся более мягкому варианту? Почему так "самоотверженно" воюют против него? В конечном итоге, это война за и против "судебного активизма". 

Податели этого смягченного варианта решительно отказываются добавить в законопроект параграф, предоставляющий дополнительные права человека. Не потому что они против прав человека, а потому что уже есть такой закон. И Верховный суд уже доказал, что, по своему желанию, подминает под этот закон о правах все остальные законы государства. "Государство Израиль хочет сбалансировать между еврейским и демократическим аспектами", - говорит д-р Авиад Бакши из форума Коэлет, который участвовал в формулировке поданного законопроекта. - "Есть Основной закон из "демократической" области, защищающий права человека, и теперь предлагается законопроект, защищающий характер государства как национального государства еврейского народа. Но противники баланса хотят еще более усилить судебный активизм в области прав человека в качестве условия на упоминание прав евреев на свое национальное государство. Не так создают баланс". 

Если упростить слова Бакши, то левые хотят поровну заполнить пустой стакан: наполовину водой, наполовину вином. Они только игнорируют тот факт, что возле этого стакана стоит полный воды стакан, без вина. Такой несбалансированный "баланс" податели законопроекта о еврейском государстве хотят исправить с тем, чтобы новый закон имел тот же вес (то есть был "конституционным"), что и принятый ранее закон о правах человека. Почему это так важно? 

Промежуточное замечание 

Если Вы заблудились среди рассуждений о необходимости нового закона, то Вы не одиноки. Большинство израильтян не понимают о чем шум и зачем надо принимать закон о само собой разумеющемся. Но вот только само собой разумеющееся оказывается не для всех само собой разумеющееся. 66 лет назад Бен-Гурион провозгласил создание еврейского государства в Эрец Исраэль - государства Израиль. Он также добавил, что "из упования на Твердыню Израиля (прим.перев. - одно из имен Бога) мы подписываемся под этой декларацией". Насколько риторическая фигура Твердыня Израиля еще легитимна? Спросите у полковника Офера Винтера (прим.перев. - командир бригады Гивати, подвергшийся критике в СМИ за упоминание этого выражения в боевом приказе). Пост-сионизм, просочившийся в различные партии, - это явный признак необходимости закона о национальном характере государства. Попытка левых противопоставить этот законопроект идеалам демократии, как будто они противоречат друг другу, говорит, что государство Израиль должно быть определено в Основном законе как национальное государство еврейского народа. 

Но не нужно заглядывать далеко: насущность этого закона уже здесь. Посмотрите на историю с инфильтрантами-эритрейцами, например. Государство Израиль было создано, чтобы быть национальным домом еврейского народа, но привлекает тысячи иностранных рабочих. Принятый Кнессетом закон стремился ограничить их въезд в страну с целью сохранить демографический баланс и еврейский облик страны. БАГАЦ именем "Основных законов о правах человека и занятости" отменил этот закон. Присутствие на арене "Основного закона о государстве Израиль как национальном государстве еврейского народа" может изменить такое искажение. Исходная точка, устанавливающая, что еврейский характер государства Израиль должен учитываться при принятии законов и, разумеется, при их отмене, могла бы многое исправить. Параграф этого закона, который вновь подчеркнул бы права человека, отменил бы весь закон и позволил бы Верховному суду подчинить остальные параграфы этого закона этому одному параграфу о правах. Учитывая нынешний состав БАГАЦа и метод избрания судей, не удивительно, что парламентарии не рады предоставить судьям еще один инструмент, который нейтрализует работу парламента. 

"Законопроект о национальном государстве не пытается быть решающим аргументом в важных вопросах и не сформулирован так", - поясняет Бакши. - "Этот законопроект лишь хочет иметь какой-то вес среди различных соображений". 

Конституция независимости 

Рядом с законопроектом о государстве Израиль как национальном государстве еврейского народа стоит предложение Рут Кальдерон, которая хочет дать статус конституционного закона самой Декларации Независимости. Кстати, в Декларации Независимости слово "демократия" не появляется ни разу, и все же эта декларация играет роль Синайского откровения в высказываниях противников закона о национальном государстве. Декларация несомненно соответствует сионистским требованиям инициаторов закона о национальном государстве, но в ней есть мотивы, которым даже подписавшиеся под Декларацией не были бы готовы предоставить статус закона. 

"Надо различать между тем какие идеалы, как мы бы хотели, должны направлять наше общество, и тем по каким вопросам суд может диктовать Кнессету свои решения", - говорит Бакши. - "Это два абсолютно разных вопроса. Нет сомнения, что Декларация Независимости как следует выражает кредо сионистской общественности Израиля, но она была написана как декларация намерений, а не как юридический документ. Некоторые ее составляющие уже не актуальны. Например, обещание принять конституцию до 1 октября 1948г.

Это не все и не главное. Когда Бен-Гурион объявил о "полном равенстве социальных и политических прав", он, разумеется, не подразумевал возможность превращения государства в арабское, например. В сущности, такое толкование противоречит п сути Декларации, где речь идет о еврейском государстве. Это неполиткорректно, но это факт. 

Декларация говорит: "29 ноября 1947г. ген.ассамблея ООН приняла решение, обязывающее создать еврейское государство в Эрец Исраэль... Это признание Объединенных Наций права еврейского народа создать свое государство незыблемо. Это - естественное право еврейского народа, как и любого другого народа, быть хозяином своей судьбы в своём суверенном государстве". 

В конечном итоге это суть Декларации Независимости. Это сущность сионизма. Это не Тора с Синая и не Тора из Базеля, а очень ясная декларация намерений из музея Тель-Авива в Ияре 5708г. (май 1948 г.) 

Перевел Ханан Фридман,  МАОФ 

"Макор ришон", 15.02.2015

  • Другие статьи на тему: демократия и право
  • Другие статьи о целях сионизма и о наших правах на Землю Израиля



  • TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria