Моше Фейглин

Неподчинение приказу и "отказничество" призывников – разрушение или восстановление?

(границы подчинения – это границы культуры)

Накануне перевыборов секретариата партии Ликуд, генеральный директор партии - Арик Брами решил прибегнуть к древней практике доноса на своих политических конкурентов. Брами обвинил ликудовскую группу «Еврейское руководство» в том, что они распространяют брошюру со статьями, призывающими «к невыполнению приказов и к бунту».Среди прочих, брошюру открывают цитаты о неповиновении из статей Амоса Оза и Иоси Сарида – цитаты довольно острые, но не повлекшие за собой обвинения их авторов в бунте. Вот из главных статей этой брошюры. Судите сами, содержится ли в статье призыв к бунту или нет.

Против свободных людей, которые не стали изменять своим принципам и заявили, что откажутся принимать участие в изгнании братьев, выдвигается следующее главное обвинение: "Даже если вы абсолютно правы, вред от неисполнения приказа будет гораздо больший, чем от его выполнения. Отказ подчиняться командованию развалит армию, а с ней страну, а без страны не будет и поселенческого движения".
Мы наблюдали завидное единство левых кругов в поддержку отказа призывников из левого лагеря служить на "оккупированных территориях" или выполнять приказы, защищающие евреев от арабов – единство, задействовавшее в поддержку этой идеологии не только фанфары СМИ, но и судебную систему, и академические круги*. Поэтому трудно воспринимать всерьез подобные аргументы, учитывая, что они исходят, как правило, из тех же левых источников. Однако двуличие левых не лишает правомерности заданный вопрос. Мы отвечаем не им, упавшим в яму, которую они копали другим, когда правые круги украли "их" оружие и используют его против них самих. Мы обязаны ответить сами себе. Действительно ли "отказничество" раскалывает и разрушает армию и страну?
Готовность граждан установить границы, за пределами которых они не согласны играть по правилам, предлагаемым системой, готовность граждан отказаться от правил системы в крайних, анти-моральных ситуациях – такая готовность не только не разрушает государство, она – главный залог его устойчивости!
Общественный дискурс – что включает в себя культура, а что за ее пределами, границы дозволенного и запрещенного – все это не порождается законами государства. Законы лишь отражают культуру, но не создают ее. Что же тогда создает культуру? Ответ прост: границы культуры – это границы гражданской лояльности. Иными словами, нам, гражданам, отведена решающая роль в формировании культуры страны, и на основе этого – в укреплении общества и армии. Границы гражданского подчинения – это границы моральной стойкости народа. В любом месте, где гражданское подчинение безгранично, рано или поздно преступные силы дойдут до крайности, надругаются над существующими нормами и в итоге разрушат и армию, и страну.
Приведу два далеких друг от друга примера, иллюстрирующих эту идею.
Когда писатель Амос Оз заявил, что в случае решения выселить арабов он готов взрывать мосты, когда Моше Негби объявил, что в такой ситуации его не испугает гражданская война, ЦАХАЛ не развалился и страна не распалась. В действительности произошло то, что идея трансфера арабов вышла за пределы легитимной дискуссии на израильской политической сцене. Иными словами, готовность левых в случае перехода некоей планки обратиться к разрушению стала парадоксальным образом основой созидания. Мы сейчас не вдаемся в обсуждение того, сыграла ли эта готовность  положительную или отрицательную роль. Нам лишь важно понять, что "отказничество" левых ничего не разрушило и не развалило. Оно лишь создало "левую границу" функционирования общества и армии.
Второй пример: Предыдущий понедельник был официальным праздничным днем в Соединенных Штатах. Вместо того чтобы находиться на своих рабочих местах, американцы праздновали день рождения негритянского пастора Мартина Лютера Кинга, который организовал неподчинение широких народных масс безнравственным законам. Америка с благодарностью признала, что "отказничество" Кинга возвысило и укрепило нравственные и культурные устои американского общества, и сочла нужным закрепить этот факт в общественном сознании крупнейшей в мире демократической страны установлением государственного праздника. Способна ли верящая общественность Израиля создать нравственный барьер по другую сторону баррикад, или только левые могут устанавливать границы общественной дискуссии в Израиле?
Представителям национально-религиозного лагеря настоятельно рекомендую обратить внимание на следующий пример.
Если солдат, получивший национально-религиозное воспитание, заинтересован сочетать настоящую боевую службу на уровне бригады "Голани" или десантников с серьезным соблюдением заповедей, есть ли для такого солдата место в современной израильской армии? Ответ: есть, исключительно в подразделении "НАХАЛЬ хареди". Ни для кого не секрет, что большая часть солдат, служащих в "НАХАЛЬ хареди", не харедим, а ребята в вязаных кипах. Создается парадоксальная ситуация. Кто спасает ЦАХАЛ от полной деморализации? Кто сохранил в израильской армии единственный островок, где исключен разврат, где еврей может защищать свой народ, не принося в жертву ни на йоту свои религиозные убеждения? Харедимная община. Каким образом харедимной общине удалось сделать то, в чем не преуспела вся система "ешивот эсдер" (военных ешив) и подготовительных военных курсов для воспитанников национально-религиозной системы? Почему именно харедим спасли ЦАХАЛ, а не «вязаные кипы» - та прослойка населения, от которой было бы естественно этого ожидать? Ответ прост. Харедим были готовы во что бы то ни стало настоять на своем. Ни один хареди не приедет на призывной пункт, пока не будет абсолютно уверен, что в его казарме не будут жить девушки-солдатки. Некоторые вожди религиозного сионизма довели свою идеологию до крайности утверждая, что государство – это высшая ценность (Эта позиция вовсе не является специфически сионистской и, тем более, она не специфически религиозная.   Она характерна для любых крайних форм национализма, и, в частности, фашизма). Такая позиция религиозного сионизма не позволяет установить красные флажки ни на каком этапе деградации. В результате ЦАХАЛ движется к полному нравственному развалу. А для того, чтобы собственные ученики этих же руководителей смогли соблюдать в армии то, чему они их учили, религиозные сионисты нуждаются в харедим, свободных от комплекса неполноценности перед государством.
Отказничество призывников и неподчинение преступным приказам о выселении евреев не развалит армию. Наоборот, это сформирует армию – нравственную армию, имеющую в заслугу этого право на существование. Настоящее идеологическое отказничество не откроет дорогу анархии. Отказники – как правило, отличники армейской службы, искренне желающие самоотверженно служить своему народу, и их отказ выполнять преступные приказы – не менее достойное самопожертвование, чем участие в опасной, но необходимой для страны военной операции.
Человек – "животное" общественное. По этой причине ему необходимы руководители, которым он готов добровольно подчиняться. Отказничество как таковое – это действие, противоречащее человеческой природе. Анархия и отказничество по идеологическим причинам, с готовностью понести за это наказание, исключают друг друга. Как только исчезнет угроза попрания элементарных моральных норм, все "отказники" с радостью снова станут подчиняться своим командирам. Угроза анархии исходит не от общества. Руководство – вот тот источник, который зачастую насаждает в своем народе анархию. Примеров в истории много. И всегда речь идет либо о диктатуре, либо о режиме, который выхолостил демократию, пренебрег мнением народа и привел его к анархии (царь Рехавам, который пренебрег советом мудрецов, может считаться в этом смысле прототипом нынешнего шароновского режима). Другими словами, анархию порождает грубое пренебрежения волей народа и его совокупной мудростью, а никак не сопротивление народа безрассудному правлению.
На сегодняшний день в Израиле наблюдаются элементы диктаторского режима. В нарушение всех демократических норм, пренебрегая принятым большинством решением и собственными обещаниями, Шарон манипулирует демократическими институтами и толкает страну к катастрофе. В подобном случае слепое нерассуждающее подчинение служит анархии, к которой власть толкает общество. Руководители страны даже не пытаются дать сколько-нибудь рационального обоснования своей программе одностороннего отделения. Речь идет о неописуемом злодействе относительно целых общин, о расколе в народе, о полном попрании основ существования государства. Солдаты с твердой совестью, которые откажутся принять какое бы то ни было, даже косвенное, участие в выселении, спасут ЦАХАЛ и страну от анархии и развала, навязываемых планом Шарона. Они спасут тысячи израильтян от гибельного пути, начавшегося в Осло и продолжаемого сейчас. Но самое важное, что они спасут самих себя от мук совести, которые будут терзать их душу всю оставшуюся жизнь, если они примут участие в преступлении.
____________
*Всего несколько месяцев назад юридический советник Мазуз выказал "свое понимание отказникам". Кампания заклеивания улиц пропагандистскими плакатами, открыто призывающими отказываться служить на территориях, получила полную судебную легитимацию. Академические круги «новых историков» и «критических социологов» подводят под этот отказ солидную теоретическую базу. - прим.перев.
Перевод Ш. Бродской

"Вести", 03.02.2005

  • Другие статьи на тему: демократия и право
  • Дезертирство как напрашивающаяся норма поведения



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria