Моше Фейглин

Цепочка от моря до моря

Помните человеческую цепочку? Около 200 тысяч человек выстроилось тогда от Иерусалима до Гуш Катифа.
Интересное цифровое соотношение: 200 тысяч человек в Израиле – это примерно 4% еврейского населения. Представим себе, что кто-нибудь в Соединенных Штатах организовал демонстрацию подобного масштаба. Неважно, по какому поводу. Эту американскую цепочку составили бы девять миллионов американцев, и они могли бы без всяких проблем держаться за руки от западного до восточного берега материка.
Тот, кто знает, к чему привели в Соединенных Штатах демонстрации негров, насчитывавшие "всего" около миллиона демонстрантов, понимает, что участник такой цепочки мог добиться абсолютно всего, что только могла бы ему дать демократическая система.
А у нас?
Кто у нас вообще помнит об этой демонстрации, которая состоялась всего месяц назад? Кто помнил о ней через неделю? И как это характеризует нашу "демократию"? С другой стороны, как это характеризует пути борьбы, выбранные гражданами, верными еврейской идее?
В нашей "демокрутии" (извиняюсь за оговорку, но она, кажется, очень удачна) все работает наоборот. Чем более ясно, однозначно, массово, демократично высказывается народ, тем более явно, бесстыдно правительство пренебрегает его мнением.
Возьмем, например, последний съезд Центра Ликуда. Это была блестящая победа настоящей демократии! Правящая партия, представляющая интересы всего народа, изо всех сил защищалась от собственной правящей верхушки, в интересах которой – лишить партию живого дыхания, идеологического стержня. По одну сторону баррикад находился партаппарат с его закулисными играми, шантажом, взятками, подтасовками, "кражей голосов", усилением и отключением микрофонов, организованными подвозками зависимых людей, давлением, жирными синекурами в государственной лотерее для организаторов "верных" групп, и все это приводится в движение мановением пальца бритоголового сынка главы правительства, и все мелкие рыбешки партийного омута трепещут перед ним…
А с другой стороны – идейное ядро партии, в которое сплотились основатели Ликуда, члены "Еврейского руководства", просто верные ликудники, которые еще не забыли, зачем создавалось движение, и, наконец, символ Ликуда - семеро ветеранов подполья, которые прибыли на инвалидных колясках, на костылях, с капельницами в венах – можно сказать, с опасностью для жизни.
И кто же победил? Вы думаете, демократия? Народ? Идеология?
С чего вы взяли! По словам Бен-Каспита из "Маарива", одного из известных у нас "сторожевых псов демократии", оказывается, что победила крайняя группировка, мракобесы, сумасшедшие.
На самом деле происходит следующее: тот, кто провозглашает себя "сторожевым псом демократии", в действительности служит цепной собакой диктатуры. Снова и снова отказываются газетчики дать фактам сбить себя с толку. Референдум, организованный в среде простых членов Ликуда – самой массовой партии в стране, голосование Центра этой партии ничего не значат. Оба решения, оказывается, провела кучка сумасшедших, которой удалось заморочить людям голову. Нужна настоящая демократия, объясняют они нам, такая, какую может дать только абсолютизм. Правительство должно иметь все полномочия разрушать, изгонять, демонтировать, без всякого БАГАЦа и "Бэцелем", без Узи Коэна, без съездов Центра правящей партии и без всех этих "торговцев с рынка Кармель", которых вовсе не нужно считать!
Короче, нам нужна супер-демократия, демократия без народа!
Этот съезд ЦК Ликуда, разумеется, только маленький пример израильской "демокрутии". Примеров, к сожалению, так много, что и не перечислишь.
 
Из всего этого можно сделать три вывода.
Первый –  что Ликуд сегодня – это главная точка влияния. Я не имею в виду только политический аспект, речь идет о понимании процессов, протекающих в народе. Мы поняли, что работники СМИ в последнюю очередь думают о том, как выразить народные интересы. Мы поняли, что если к израильтянам прийти с искрой веры, то они с радостью присоединяются. И если есть в израильском обществе люди, которые еще не заперлись в резервации того или иного сектора, не разбились на "группы интересов", то это ликудники. Если есть партия, представляющая действительно "микрокосмос" израильского общества, то это Ликуд. Тот, кто говорит о развале Ликуда, не понимает простой истины, которая, по моему скромному мнению, удержит партию от развала, несмотря на безобразное поведение ее руководителей. Когда Ликуд сопротивляется политике Шарона, это значит, что народ Израиля сопротивляется политике Шарона и его разрушительным и дезертирским планам. Народ видел Осло, понял происходящее и сделал правильные выводы.
Тот, кто думает иначе, может устроить референдум. Но предупреждаю – результаты этого референдума будет комментировать Бен-Каспит со товарищи, и со страниц "Маарива" будет звучать их мнение, а не мнение народа.
 
Второй вывод – это то, что ни одна, самая замечательная, демонстрация ничего не изменит. Не важно, сколько демонстрантов мы соберем, не важно, насколько логичными и красивыми будут наши доводы. Рычаги давления слева (а пресса – только один из них) толкают нас все время к режиму диктатуры. То, чего добились три демонстранта из движения "За культуру власти" у Цахи Анегби, при том что на их стороне были те самые рычаги давления, не смогут достичь и миллион демонстрантов, если эти рычаги будут против них. Что поделать – такая уж у нас тут селективная демократия. Греческая демократия, для элиты.
Что же делать? Невнимание к предупреждениям правых уже привело страну к трагедии Осло, горькие плоды которой мы продолжаем пожинать и по сей день, как, например, недавний теракт в Беер-Шеве. Но мы не должны сдаваться. Именно для такого кровоточащего состояния между демократией и диктатурой предназначен инструмент, называемый "акции ненасильственного гражданского неповиновения". В девяностых годах такие акции организовывало движение "Зо арцейну". Сейчас кто-то должен поднять перчатку и продолжить наш почин в двадцать первом веке.
 
Третий вывод – это то, что мы побеждаем.
Шарон пренебрегает свысока однозначными демократическими требованиями. Его картина действительности основана на мыльном пузыре, который создают Хаим Явин, Аяла Хасон и Ияль Арад – все это приводит к тому, что Шарон совершенно не соотносит свое поведение с реальностью. А тот, кто игнорирует реальность, обязательно ошибется снова и снова, пока не падет окончательно.
Это будет больно.
Но это неизбежно.
Вопрос, разумеется, в том, какую цену мы заплатим за это. А еще важнее – что придет ему на смену. Не "кто придет", а "что придет".
И мы над этим работаем.

9.09.2004

Перевод Ш. Бродской
  • Другие статьи о Ликуде
  • Другие статьи о демократии



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria