Моше Фейглин

Для меня он уже не премьер-министр

В конце концов, что такое демократия, если не следование правительства и граждан определенным "правилам игры"? Действительно, случается, что правители приворовывают потихоньку за счет простых людей, и до определенной границы общество даже готово закрывать на это глаза. Но когда глава руководства демонстративно игнорирует основополагающие принципы демократического государственного строя, когда он не утруждает себя соблюдением самых элементарных "правил игры", следования которым он требует от своего народа – такой правитель уже вне рамок демократии. Да, он еще правит, но с точки зрения демократии как режима он уже не имеет на это права: он потерял легитимацию. Демократия, в отличие от диктатуры, держится на добровольном согласии граждан подчиняться решениям, принятым по определенной процедуре. И меньшинство соглашается подчиниться большинству потому, что перед процедурой, перед законом все равны и возможно завтра путем убеждения меньшинство станет большинством. Но, как только политик начинает демонстративно нарушать правила, когда вместо того, чтобы подчиниться закону и выполнить свои собственные обещания, он говорит: «Я тут решаю!», то это уже не демократия. Он силой заставляет меня, рядового гражданина, не желающего видеть его руководителем, признавать его власть при помощи послушных ему структур принуждения.
Ликуд должен поторопиться и немедленно сместить Шарона. Вместо него главой государства должен стать тот, кто будет верен решениям, принимаемым в Ликуде, верен его уставу и израильской демократии. Этот шаг должен быть сделан в самих структурах движения Ликуд и в Кнессете, в сотрудничестве со всеми национально настроенными народными избранниками.
Сейчас уже речь идет не только о спасении Ликуда, который Шарон намерен раздавить. Речь идет о спасении государства Израиль от сползания к полному хаосу. Уже сейчас Шарон установил тоталитарный режим, и только немедленная его отставка поможет хоть как-то исправить то, что уже нарушено. На повестке дня уже не безопасность и не территориальный спор. Даже идеология сейчас отошла на второй план. На повестке дня – наша принципиальная способность отстоять демократическое государство, основанное на принципе взаимного соглашения, и не дать ему превратиться в государство насилия. Когда диктор радиоканала "Коль Исраэль" вещает на всю страну без тени дрожи в голосе, что граждане страны, которые откажутся отдать свои дома арабам за денежную компенсацию, будут в течение нескольких месяцев изгнаны из них – и это после гангстерского политического трюка, проделанного Шароном – это значит, что мы являемся заложниками группировки, действующей насилием, а не гражданами цивилизованной демократической страны.
Это те же принципы власти, пользуясь которыми в свое время страну направили на гибельный путь Осло. Тогда Рабин провел нужное ему решение при помощи взятки в виде автомобиля "Мицубиси" Гольдфарбу и Сегеву*. Шарон поступает гораздо проще: просто увольняет министров, не желающих плясать под его дудку.
В чем же разница между тем, что вытворяет наше правительство, и действиями мафии? Мафиозная группа, например, заставляет предпринимателей продать боссу свои дела на диктуемых ими условиях. Зачем продавать, почему нельзя отнять, и все? Очень просто – мафия заинтересована оставить иллюзию законности. Так и у нас: зачем согласие членов Центра Ликуда? Зачем референдум среди рядовых ликудников? Зачем решение кабинета министров? Только, чтобы дать СМИ тему для разговора…
Сегодня я понял, что для меня он уже не премьер-министр. Сейчас все зависит от Ликуда. Если члены Ликуда, члены его Центра, а главное – парламентарии от Ликуда не проявят решимость и не отрекутся немедленно от этого опасного человека, то существование Ликуда потеряет всякий смысл. Ликуда больше не будет, и само существование государства Израиль подвергнется непосредственной и реальной опасности.

-----------------------------------------------------------------
*В 1994-1995 году члены Кнессета Алекс Гольдфарб и Гонен Сегев вышли из оппозиционной партии Цомет, а затем вошли в правящую коалицию: Сегев получил министерство энергетики, а Гольдфарб стал замминистра строительства с полагающейся ему по штату машиной марки «Мицубиси». Их 2 голоса оказались решающими и дали необходимое большинство в 61 голос для утверждения в Кнессете договора Осло-2. Сегодня Сегев находится в тюрьме по обвинению в перевозке и продаже наркотиков. Прим.перев.

25.06.2004


Перевод Ш. Бродской
  • Статьи на тему: демократия и право
  • Статьи о Газе и о плане Шарона выселения Гуш Катифа и Нецарим



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria