Моше Фейглин

Где же наши правые?

На прошлой неделе депутат Моше Лицман подал законопроект, по которому переговоры о статусе Иерусалима могли проводиться только с одобрения не менее 80 членов Кнессета. Министр Ципи Ливни заявила с трибуны Кнессета по поводу предложенного законопроекта: "Если этот законопроект будет одобрен, Израилю придется заявить, что нет места переговорам об Иерусалиме. И истинным значением этого будет полное прекращение ведущихся сегодня переговоров с ПА".
Ясно, что депутат от оппозиционной партии "Яхадут а-Тора" Яаков Лицман своим предложением только хотел поставить коалицию в затруднительное положение. Ясно, что при противоположном раскладе он и все его друзья - ультраортодоксы голосовали бы против точно такого же закона. Ясно, что у законопроекта не было никаких шансов пройти. Все это понятно, но все же Лицману невольно удалось достичь двух вещей. Во-первых, он заставил министра Ливни, ответственную за политические переговоры, подтвердить, что с ПА обсуждают также и статус Иерусалима. И, во-вторых, Лицман самым основательным образом продемонстрировал, что в израильской политической реальности отсутствует национальный лагерь - то, что у нас называется "правыми".
Отсутствие правых депутатов действительно вызвало затруднения. Мерец и арабы пришли в восторг при виде пустых кресел депутатов от партий "Еврейский Дом", "Ликуд" и "Исраэль Бейтену": "В Ликуде эпидемия гриппа". Одно за другим называла секретарь Кнессета их имена и объявляла: "Отсутствует". Я сидел между пустых кресел и думал, что в реальной израильской политике действительно присутствуют только левые и арабы. Ультраортодоксы присутствовать не хотят, а национальный лагерь просто неспособен.
Я вижу как в рамках "национальной" коалиции проводятся законы, которые якобы утверждают равенство для обладателей различных сексуальных отклонений и защищают женщин от насилия и дискриминации, а на самом деле эти законы направлены на разрушение статуса семьи, деконструкцию традиционных ценностей и раскол общества. "Вы пробовали задать себе вопрос, как получается, что чем больше мы принимаем законов для защиты женщин, тем больше женщин погибают от рук убийц?" - спросил я у дам - членов Кнессета от партии "Мерец". Конечно, ответа я не получил, да и сам вопрос их не очень заинтересовал. Не безопасность женщин была им важна, а разрушение традиционной семьи.
Набирает силу не только разрушение общества, но и разбазаривание территории. Вам сказали, что закон Пауэра "по упорядочению бедуинского заселения" отклонен, но на самом деле это не так. В парламентской комиссии по внутренним делам подготовка закона продвигается полным ходом.

"Как вы можете поддерживать такой закон? Ведь он отдает весь центр Негева бедуинам? - спросил я у депутатов от партии "Еврейский Дом". - Что, Негев - это уже не Эрец Исраэль?"

- "А что вы предлагаете? - отвечают они мне. - Ведь проблему надо как-то решать".

- "Я предлагаю полное равноправие. Следует отнестись к захвату земли бедуинами так же, как относятся к ее захвату евреями. Если бедуины в течение 40 лет не смогли доказать, что они законно владеют землей в Негеве, то государство должно вернуть себе над ней полный суверенитет и распорядиться ею так, как сочтет нужным".

- "После принятия закона у нас будет законное право так поступить", - объясняют мне депутаты в вязаных кипах.

Точно также Ицхак Рабин обещал нам, что если палестинцы будут стрелять в нас из выданных нами ружей, то мы им "покажем". И Ариэль Шарон очень похоже обещал, что после ухода из Гуш-Катифа нас признает весь мир. Закон Пауэра ничего не упорядочит, это просто попытка получить признание. Как и в приведенных выше примерах, его следствием станет как раз обратное.
А как насчет борьбы за власть народа, которую узурпирует Верховный суд? Разве мы в этом продвинулись? И здесь правая коалиция также борется за разрушение - в данном случае, за разрушение свобод - в пользу левых. Мы все видели, как происходило назначение Шая Ницана на пост государственного прокурора. Мы наблюдали, как по желанию Верховного суда коалиция игнорирует волю избирателей в трех главных городах Израиля, увольняя только что переизбранных мэров. И, кстати, у Ирана будет атомная бомба именно при правой коалиции в Израиле. И вот теперь на переговорах о статусе Иерусалима все депутаты от правого лагеря, без исключения, просто отсутствуют в Кнессете.
По сути, я говорю об очень хороших людях. Моя любовь к родине не больше, чем у многих депутатов от Ликуда, и я не более праведен, чем депутаты от "Еврейского Дома". Так почему лишь я голосовал за законопроект в защиту Иерусалима? Почему только я выступил против закона Прауэра? Почему только я против усиления Верховного суда? Кто из нас сошел с ума?
Национальный лагерь в своих разных проявлениях всегда умудряется затеряться в политическом тумане. Левые всегда на месте, а правых никогда нет. Левые, даже будучи в меньшинстве, реально продолжают править, утверждать повестку дня и устанавливать как направление, так и взгляды израильского общества.
У правых нет ярких личностей и четкого мировоззрения, и поэтому нет точки, где заканчивается политическая игра и начинается разговор по сути. У правых политические расчеты всегда перевешивают принципы, даже когда речь идет о Иерусалиме. Причина в том, что правым нечем заменить разрушительные принципы левых. Ведь альтернатива левизне - это не правизна, не религиозность и не странное сочетание того и другого. Альтернатива - это верность собственным ценностям, стране и народу.

Перевод Наталии Буряковской

"Макор ришон" 12.2013

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria