Моше Фейглин

Почему не бывать палестинскому государству, и почему все-таки нужно его бояться

Нет ничего ужаснее для Арафата, чем создание палестинского государства. Он боится этого настолько, что когда ему предложили все, абсолютно все - включая Иерусалим с Храмовой горой и территории в Негеве - он предпочел начать войну.
Это звучит дико и нелогично - ведь он боролся за независимость все эти годы! Но простейший анализ его поведения несомненно приводит нас к такому выводу.
Точно так же, как Ословское соглашение - не мирное соглашение, а нечто совсем другое, также и борьба "палестинцев" - не освободительная борьба, а явление совсем иного порядка.
Государство - это инструмент созидания.
Оно обеспечивает безопасность, оно обеспечивает базу для воспитания и образования, экономики, здравоохранения и так далее. Кроме всего прочего, государство - инструмент для созидания ценностей. Оно выражает то культурное "ударение", символизирует собой ту доминантную ценность, которая является вкладом данного народа в мировой порядок.
Государство - это что-то типа фабрики. Каждый работает на себя, но результат - производимый продукт - обеспечивает нужды гораздо более широких кругов, чем хозяева предприятия и его работники. У каждого государства - у каждой такой фабрики - есть специфичные для нее области специализации, как в материальной сфере, так и в духовной, и она гармонично вписывается в мировую мозаику таких "фабрик" при помощи экономических связей и культурного влияния.
Что произойдет, если в один прекрасный день в такую "промышленную зону" проникнет банда разбойников, которая никогда не имела дела с созиданием и не имеет никакого желания созидать? Банда, которая вот уже более тысячи лет (с момента создания ислама) живет за счет захватов, грабежей и террора? В этой ситуации перед производителями есть два пути - либо бороться с захватчиками, либо сдаться им и платить дань до следующего вторжения. 
Однако в нашем случае, впервые в истории, банда разбойников требует нечто другое - она настойчиво требует от одного из производительных предприятий освободить место, чтобы она, эта банда, могла его занять и начать созидать!
Что из этого выйдет?
"Предприятия"-соседи облегченно вздохнут - на этот раз их карман не пострадает, бандиты обещают превратиться в созидателей и прекратят третировать "промышленную зону". Поэтому все остальные "предприятия" обнаружат большое единодушие в этом вопросе и найдут множество аргументов, почему эта идея справедлива и этична (например, бандиты уже были там раньше...).
То "предприятие", которое бандиты облюбовали, сначала попробует  обороняться, но когда оно обнаружит, что против него, кроме бандитов, ополчились и "предприятия"-соседи, что все вокруг обвиняют  именно его в том, что бандиты третируют весь мир - оно начнет искать компромисс. Оно попробует предложить  бандитам половину "фабрики", пригласит их в компаньоны,  но  в конце-концов - после продолжительного террора -  вынуждено будет сдаться и отдать  бандитам свою "фабрику" полностью.
А что же произойдет на этом этапе с бандитами? Ведь они не умеют и не желают созидать. "Рука его на всем и рука всех - на нем" (так Тора говорит об Ишмаэле) - это вся их культура и способ заработка.  Ведь  им на самом деле не нужна эта "фабрика" !  Прилагать усилия, рисковать, конкурировать, повышать эффективность, жертвовать, выполнять обязательства, воспитывать, брать на себя ответственность за здравоохранение, за безопасность - все эти вещи для них как вода, вылитая в скорпионье логово: они разбегаются от этой воды, как от огня...
Им не нужна ни сама "фабрика", ни владение ею, ни пользование ею - они всего лишь хотят отрывать кусок за куском живое мясо, чтобы сосать из него кровь без какого бы то ни было участия в созидательном процессе.
В тот момент, когда им покажется, что их требования собираются выполнить, то есть передать "предприятие" в их владение - они обязательно найдут какое-нибудь дополнительное требование, чтобы продлить существующее положение вещей и получить возможность по-прежнему рвать живое мясо ,  кусок за куском. Заметим в скобках, что эти бандиты гораздо страшнее рэкетиров - они никогда не думают о далеких последствиях .   То есть, с их точки зрения нет опасности, что терроризируемое "предприятие" развалится и свежая кровь перестанет брызгать из вен.  Ахмаду Тиби чихать, что он приближает конец государства, которое его кормит; разбойничья культура  в  такие тонкости не вникает.
Казалось бы, тот, кто примет это объяснение, может спать спокойно - если все обстоит так,  то  можно не опасаться создания "палестинского" государства. Но  спокойствию нет места. Опасность создания такого государства существует, так как хозяева "предприятия" сошли с ума, и они еще могут заставить  несчастных  бандитов взять его в свои руки.
Этому есть прецеденты, бандитское государство "палестинцев" не будет первым бандитским государством, созданным против воли самих бандитов. Ужасы, творимые колониальными государствами, вызывали в начале двадцатого века справедливое возмущение общественности, и единственное справедливое решение, которое виделось после Первой Мировой войны - это отдать страны-колонии во власть самого угнетенного народа. Так и  поступили - как с представителями производительных культур, так и с обществом арабов-мусульман.
С момента своего создания арабские государства не произвели ничего, кроме нищеты, позора, страданий, войн - и кланового обогащения правящей верхушки. Арабские государства не были созданы по желанию своих граждан, как закономерное следствие их освободительной борьбы и как средство выражения своих положительных ценностей с помощью национальной независимости. Государственная независимость была навязана арабам-мусульманам странами Европейского Союза без согласования с самим народом. Арабский народ разделили на отдельные страны произвольным образом  - путем убеждения тонкой прослойки местных властителей в их личной выгоде от этого. Прежним господином этих территорий была Турция, которая проиграла войну, и на эти земли просто не было других претендентов.
Европейцы были явно заинтересованы в происходящем. Берешь саудовского шейха, отдаешь ему всю нефть, делаешь его богатым, как Крез, и зависимым от тебя для поддержания своей власти - и ты гарантировал себе источник энергии и политическое влияние в регионе. Если этому бандиту плевать, что миллионы его соотечественников дохнут с голоду, и он не считает нужным поделиться с ними природными богатствами, которыми Господь наделил арабский народ - почему мне в моей Европе должно быть до этого дело? Так циничная христианская мораль заменила  явное иго колониального гнета новым игом - гораздо более тяжким...
Арафат не хочет государства. Ведь, в отличие от других лидеров арабских государств, у него уже есть все привилегии главы правительства - включая личное богатство - без какой-бы то ни было ответственности, даже минимальной, каковая требуется от Мубарака или, скажем, от Асада.
Однако Израиль, вследствие старинной еврейской душевной  слабости  - желания быть принятыми в семью народов и ощущения необходимости ради этой цели добиться мира любой ценой - может, паче чаяния, еще заставить  банду Арафата  взять самое сердце  Земли  Израиля, а вместе с ним - навязать ему основание очередного бандитского государства.
Как видно, ЦАХАЛу придется еще более углубиться в "территории". На этом этапе, или на другом, противостояние Израиля и "палестинцев" будет похоже на отношения между странами-союзницами, победившими во Второй Мировой войне, и странами, потерпевшими поражение. На месте побежденных государств страны-союзницы вынудили создать новые государства, основанные на принципах западной демократии. Время покажет, было ли это решение правильным (по моему скромному мнению, оно обречено на провал). Однако сегодня Израиль обсуждает возможность отдать бандитам Иудею, Самарию и Газу, глава нашего правительства говорит о "справедливом желании палестинцев жить на своей земле", и Израиль пытается представить проблему арабского террора как "проблему палестинского правительства", а не как "проблему справедливости палестинского вопроса".Понятно, что при таком подходе, как только правительство  Арафата будет сменено, Израиль, примет решение собственноручно создать разбойничье Палестинское государство.
Нам есть чего бояться: государство Фалястын может, не дай Бог, возникнуть. Его создадут евреи!

11.09.2002

Перевод Шошаны Бродской

(Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство»)
http://www.manhigut.org/russian/



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria