Моше Фейглин

Нужно бороться за суверенитет Израиля на Храмовой горе

На прошлой неделе СМИ сообщили, что, так же как и в предыдущей каденции, правительство Нетаньяху не ведет строительство в Восточном Иерусалиме. На заседании, посвященном росту цен на жилье, я спросил у министра жилищного строительства Ури Ариэля, почему он не одобряет многие готовые проекты, которые ожидают официального разрешения. В соответствии с буквой закона требуется только его подпись. "Ведь если мы не строим в Иерусалиме, - добавил я, - то, возможно, нам бы лучше было находиться в оппозиции. Тогда, по крайней мере, национальный лагерь протестовал бы против политики левого правительства". Поднявшись на трибуну Кнессета министр подтвердил информацию, опубликованную в прессе, и добавил, что мораторий на еврейское строительство распространяется не только на Иерусалим, но и на Иудею и Самарию. Что касается моего вопроса о рациональности нахождения в такой коалиции, министр Ариэль ответил, что он ожидает, что я первым выйду из нее. Министр не стал вдаваться в подробности, а только намекнул, что он и его коллеги последуют моему примеру. Я пояснил, что именно это я уже сделал, сняв с себя коалиционную дисциплину после того, как премьер-министр запретил мне подъем на Храмовую гору. Намек министра остался для меня загадкой. Немыслимо, что премьер-министр от Ликуда и министр жилищного строительства от партии "Еврейский дом" не строят в Иерусалиме.
Из этой ситуации можно сделать два вывода.
Во-первых, становится очевидным, что если мы не будем бороться за суверенитет Израиля на Храмовой горе, то мы потеряем его и в Иерусалиме и на всей Земле Израиля. "Тот, кто правит Храмовой горой, правит Страной", - писал известный израильский поэт Ури Цви Гринберг. Но религиозным сионистам трудно бороться за чисто принципиальные вопросы. "Поднимая вопрос о Храмовой горе, Вы усложняете мне жизнь, - сказал мне молодой и энергичный представитель религиозных сионистов. - Я привык говорить о стратегических преимуществах, о демографии и о водных источниках. Все это не касается Храмовой горы, которая представляет собой чисто религиозный вопрос".
Действительно, на Храмовой горе нет еврейских домов с красными крышами и детских садов, за которые привыкли бороться религиозные сионисты. Власть арабского Вакфа на Храмовой горе не вызывает такого же естественного возмущения, как вид матерей с детьми изгоняемых из собственных домов. Здесь не видно бульдозеров, угрожающих снести дома и отрезать нас от корней, которые мы пустили в землю наших предков. На Храмовой горе мы отрешаемся от практических соображений сионистов и остаемся ни с чем иным, как наша изначальная вера. Лидеры религиозного сионизма черпали силу духа из своей веры. Но легитимацию, обоснование практической поселенческой деятельности они ожидали от светского сионистского руководства, после 1967 от партии Авода и от Ликуда Бегина, в восьмидесятые годы - от Шамира и Шарона.
Идеология светского сионизма закончилась в девяностые годы. У светских нет больше убедительных доводов для обоснований нашего присутствия на Земле Израиля. Теперь легитимность не почерпнешь ни у левых (внутри зеленой черты), ни у правых сионистов (относительно поселений в Иудее и Самарии). Когда лидеры религиозного сионизма ощутили эту новую реальность, то они отставили идеологию в сторону и сосредоточили все внимание на тех практических вопросах, вокруг которых еще можно было добиться общенационального консенсуса. Это проблемы безопасности, естественного прироста еврейского населения в Иудее и Самарии и тому подобное. А идеология, вдохновлявшая первых поселенцев в Эрец Исраэль, перешла сегодня к движению "молодежь холмов" - молодых ребят, которые черпают легитимность заселения Земли Израиля из своей веры, а не ждут одобрения от сионистского руководства.
Ничто не бросает вызов израильскому суверенитету на Храмовой горе (и на всей Земле Израиля) больше чем тот факт, что премьер-министр позволяет мусульманскому Вакфу решать, кто из представителей израильского суверенитета - Кнессета может или не может подняться на Храмовую гору. После того как премьер-министр под давлением Вакфа запретил мне вход на Храмовую гору, он не оставил мне другого выхода, кроме использования той немногой политической власти, которая у меня есть - я чувствую себя свободным от коалиционной дисциплины. Все выселения евреев из поселений не столь серьезны, как беспредел, творящийся на Храмовой горе. Из-за расхождений позиций светского и религиозного сионизма по поводу Храмовой горы лобби в защиту Земли Израиля не присоединилось к моей борьбе. Когда мы отказываемся от Храмовой горы, мы отступаем также и на Хар Гило.
Второй вывод заключается в том, что необходимо развивать идею национального руководства и стремиться к нему.
Храмовая гора и строительство в Иерусалиме не менее важны Ури Ариэлю, чем мне. Но для него единственная реальность, при которой можно действовать и продвигать свои идеи, - это существующее правое или левое светско-сионистское руководство. Он даже не пытается оспорить решения премьер-министра. Он не попытается вопреки запрету выдать разрешение на строительство, потому что он предвидит, что в такой ситуации премьер-министр не уступит, а просто заменит в коалиции партию "Еврейский дом" на ШАС или любую другую. Религиозный сионизм не имеет альтернативы существующему национальному руководству и не пытается построить такую альтернативу. Лидеры религиозного сионизма просто не мыслят в категориях национального лидерства. Это вынуждает их постоянно добиваться лишь тактических достижений во имя ценностей, которые находятся внутри национального консенсуса, и всегда проигрывать в стратегическом плане.
Таким образом, с концом сионистской идеологии в девяностых, мы выигрываем отдельные сражения, но проигрываем войну в целом. В то же время левые проигрывают сражения, но продолжает проводить в жизнь свои стратегические цели. Мы, правые, находимся у власти, но при этом в Иерусалиме, Иудее и Самарии не стоят. Левые находится в оппозиции, но их идеология стала официальной политикой Израиля и реализуется правительством. Единственный способ продолжить исторический процесс возвращения евреев в Сион - это верить в то, что Земля Израиля принадлежит евреям, и стремиться к политическому лидерству.

"Макор ришон", 07.13

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria