Моше Фейглин

Без цели нет стратегии

Без ясной цели невозможно справиться с вызовом геостратегических перемен, происходящих во всем мире и, в частности, у нас на Ближнем Востоке. Перед нашими глазами происходит общемировая и региональная революция, более значимая, чем две мировые войны вместе взятые. Двухтысячелетняя западная цивилизация агонизирует. При выборе основных предметов обучения обращают внимание на изучение арабского, испанского и китайского языков, потому что английский язык может разделить судьбу своего мертвого дедушки - латыни. Солдаты британской армии, когда-то мужественно в одиночку противостоявшие нацистам, сегодня не могут выйти из казарм в своей форме из опасения перед своими соотечественниками-мусульманами. Американский президент говорит своим немногим союзникам, что война закончилась, но у нас в Израиле все еще умоляют, чтобы американцы пришли и спасли нас от иранского атома.
Ближний Восток быстро возвращается к своему естественному состоянию, в котором он пребывал до Первой мировой войны, до того, как державы-победительницы создали марионеточные государства в качестве замены непопулярному колониализму. Вся территория от Нила до Евфрата постепенно превращается в один большой сектор Газа, который с горящими глазами ждет нового Саладдина, который возглавит "великую арабскую нацию". Будет ли этим Саладдином Иран - благодаря Хизбалле и атому? Или Турция - благодаря государственной мощи и связям с Западом? У всех стран в ближневосточной политике есть свои интересы - у русских, у европейцев и даже у американцев. Все так или иначе вмешиваются в происходящее. И только у тех, кто находится в самой середине этого хаоса, нет стратегических целей. Нас вообще не интересует, кто победит в Сирии, как будто мы из ООН - нейтральны и смотрим со стороны.
Мы, израильтяне, как будто не отдаем себе отчет, что мы делаем тут, на Ближнем Востоке. Сионисты искали для себя только какого-то "места под солнцем" (название книги Нетаниягу), и такая ограниченная цель приводит к тому, что наши эксперты и политики, принимающие стратегические решения, замыкаются в устаревших и нерелевантных мыслительных догмах. У них нет творческого подхода, утрачена способности увидеть и понять происходящее. Мы готовимся к арьергардным боям, к оборонительной тактике и свертыванию всех знамен.
"В Израиле, - сказал когда-то Генри Киссинджер, - нет внешней политики, есть только политика внутренняя". А мы выставляем единственное требование - жить спокойно. Но, что поделать, Израиль - не Ботсвана. Еврейский народ всегда был и всегда будет сердцем человечества. Рав Иегуда Галеви в свой книге "Кузари" писал: "Израиль среди народов занимает такое же важное место, как сердце среди органов". А мы все 65 лет убегали от своего предназначения и от еврейской мечты и все же не смогли скрыть от народов мира факт, что Израиль находится на в ключевой точке - и физически, и метафизически, и геополитически, и духовно.
В начале своей прошлой каденции глава правительства Нетаниягу говоря о стратегии пояснил, что первостепенной задачей своего правительства он видит нейтрализацию иранского ядерного проекта. То же самое он сказал и в начале своей нынешней каденции.
Без определения цели невозможно выбрать стратегию. А в отсутствие стратегии тактика превращается в фарс. Каждый раз устанавливаются новые "красные линии", и каждый раз, когда они нарушаются, их просто переносят. Когда террористы начали бросать камни в евреев Иудеи и Самарии, красной чертой было названо использование террористами огнестрельного оружия. "Если они используют против нас оружие, которое мы им дали, мы немедленно займем заново всю территорию", - говорил покойный премьер Ицхак Рабин. Оружие было использовано… и красной линией стал артобстрел.
Когда была пересечена и эта красная линия и "катюши" стали стрелять из Газы по окрестным еврейским поселкам, то новой красной чертой были названы ракетные обстрелы Тель-Авива. Дошло и до этого, но ничего не изменилось. А на этой неделе нам сообщили, что красной чертой объявлена постановка на боевое дежурство ракет S-300 в Сирии. А до того, премьер-министр в своей речи в ООН начертил "красную линию" на иранской бомбе. Но у того, у кого нет цели и стратегии, помогающих против метания камней, не может быть "красных линий" ни против автоматов, минометов и "катюш", ни против современных ракет и иранской угрозы.
Наше предназначение связывает нас с местом, где стоял Храм Того, кто защищает нас от угрожающих нам вызовов. Это место физически и метафизически - Храмовая Гора. Когда мы поворачиваемся спиной к основам, на которых базируется наше существование как народа, то все остальное становится несущественным и второстепенным, а мы - беззащитными.
В начале апреля королевство Иордания и ПА подписали соглашение, согласно которому "суверенитет" на Храмовой Горе (и в Иерусалиме) переходит от иорданцев к "палестинцам". Израиль никак на это не отреагировал. На этой неделе я спросил главу правительства, что бы произошло, если бы кто-то посторонний продал резиденциюпремьер-министра. Израильские власти тоже бы промолчали?
Происходящее в прошедшие два месяца гораздо хуже молчаливого согласия. Мусульманский Вакф перешел к новому этапу захвата сердца Иерусалима и присвоил себе компетенцию решать, кто из депутатов израильского парламента (то есть представителя израильского суверенитета) может подняться на Храмовую Гору. Вместо того, чтобы дать полиции указание защищать такие Основные законы государства, как Основной закон об Иерусалиме, Основной закон о Кнессете и Основной закон о правах и достоинстве человека, премьер-министр дал полиции распоряжение исполнить требование мусульманского Вакфа и воспрепятствовать депутату Кнессета, а затем и всей парламентской комиссии по внутренним делам взойти на Храмовую Гору.
"Владеющий Храмовой Горой владеет Землей Израиля", - писал поэт Ури-Цви Гринберг. Отказавшись от суверенитета на Храмовой Горе в обмен на тишину, мы потеряли и то, и другое. Потеряли суверенитет и получили войну. "Вы выбрали позор, чтобы избежать войны", - сказал Уинстон Черчилль британцам, приветствовавшим Чемберлена, привезшего Мюнхенское соглашение, - "В результате вы получите и позор, и войну". Тогда речь шла о позоре в виде отказа от спорного района далеко за границами Британии; а что ожидает нас, если мы выбираем большой позор, отдавая Храмовую Гору?

Перевел Моше Борухович, МАОФ

"Макор ришон", 06.13

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria