Моше Фейглин

Храмовая гора и свобода

"В четверг, 6 сентября 30 сотрудников израильской разведки под предводительством ликудника Моше Фейглина и группы поселенцев атаковали мечеть аль-Акса" - это вовсе не шутка из сатирического раздела. Так звучит точный перевод сообщения, помещенного на официальном сайте ПА.
В последний год я все больше и больше ощущаю, что попал под пристальное внимание израильских арабов, следящих за всем, что касается Храмовой Горы. Арабы не занимаются самообманом. У них нет разделения между религией и политикой. Каждый арабский ребенок чутьем понимает слова поэта-пророка Ури Цви Гринберга: "Тот, кто владеет Храмовой Горой, владеет Страной". Они хорошо знают, что тот, кто молится на Храмовой Горе, принадлежит Сиону, а Сион принадлежит ему. Они хорошо понимают, что когда сын госпожи возвращается домой, то сын рабыни должен будет вернуть незаконно присвоенное настоящим хозяевам. (прим.перев. - Намек на библейскую историю о рабыне Авраама по имени Агарь, родившей ему сына Ишмаэля, от которого произошли арабы). По воле судьбы я превратился в глазах арабов в символ требования еврейского духовного суверенитета на Храмовой горе. На протяжении лет многих лет я раз в месяц поднимаюсь на Храмовую Гору. На этот раз паломничество сопровождалось особой радостью праздника Суккот и со мной был мой сын Давид. Я присоединился к большой группе, которую вел раввин Ицхак Леви, и нам не нужны были никакие провокации. Но сразу после подъема на Храмовую гору мы почувствовали царящую здесь особую напряженность. Стоявшие там арабские женщины преследовали меня злыми взглядами и слаженным хором (явно по чьему-то указанию) начали выкрикивать проклятия в адрес нашей группы.
"Ты обратил внимание, представители ВАКФа все время указывают на тебя?" - прошептали мне товарищи. Я проигнорировал это, а полицейские велели нам проходить побыстрее. Вдруг ко мне в обратился офицер полиции и сообщил, что я задержан для допроса по подозрению в том, что молился на Храмовой Горе. С огорчением я понял, что полиция поддалась давлению особо интересующегося моей персоной ВАКФа, и был придуман повод, чтобы прогнать меня с Храмовой горы. Я не хотел, чтобы арабы торжествовали, наблюдая, как меня тащат силой и поэтому подчинился.
В полицейском участке после того, как я спокойно и точно изложил полиции свою версию происшедшего, у меня, как у последнего преступника, потребовали сдать отпечатки пальцев и сфотографироваться. Я отказался. "Я имею право снять отпечатки пальцев насильно", - пригрозил офицер. "Хочешь, применяй силу", - ответил я, что он и сделал. Сфотографировать меня полиция уже не пыталась. От меня так же потребовали дать обязательство не подниматься на Храмовую Гору в течение 15 дней, если потребуется, явиться на допрос и подписать на это денежную гарантию. "Этого вы уже не сможете добиться от меня силой", - ответил я.
"Тогда мы арестуем тебя и доставим в суд", - сказал полицейский, - "и суд наложит на тебя гораздо большие требования".
"Нет проблем", - ответил я. - "Я хочу, чтобы стало ясно: я не сделал ничего плохого и готов быть арестованным, если потребуется. Ни ты, никто другой не отберете у меня моих прав".
Под вечер после долгого и неприятного дня в полицейском участке мы прибыли в суд. Уверенная в своей легкой победе полиция ужесточила требования. Они уже требовали удаления с Храмовой Горы на 30 дней и больших денежных гарантий.
"Не подпишу никаких обязательств даже на один шекель", - сказал я судье, и та поняла, что я настроен серьезно и что любое ее одобрение требований полиции приведет к напрасному и длительному аресту. Мой арест будет широко освещаться в СМИ и выставит систему правосудия в самом нелицеприятном виде.
" Как можно арестовывать человека за то, что он шевелил губами? Не ясно, идет ли здесь вообще речь о правонарушении", - сформулировала судья в своем решении и этим установила важный прецедент. Так был положен предел произволу, с которым присвоила полиция действует против поднимающихся на Храмовую гору евреев.
"Поскольку не был нарушен ни один закон", - продолжала судья, - "я присуждаю освободить арестованного без каких-либо условий и ограничений".
Представитель полиции заупрямился и продолжал требовать ограничений. Именно он был виноват в том, что воспрепятствовал моему основополагающему праву молиться, что подверг меня напрасному аресту, держал меня за решеткой на протяжении целого дня и унизил, насильно взяв отпечатки пальцев. Так постановила судья, но полицейский не смущаясь продолжал требовать наказания за то, что я не сотрудничал с ним.
В итоге судья отвергла все притязания полиции, а для израильских граждан был установлен важный прецедент. Храните и защищайте ваши права и свободы. Не позволяйте ограничивать их без причины. Если вы не совершали никакого правонарушения, то не должны добровольно соглашаться, чтобы условием вашего освобождения стало ограничение вашей свободы. Теперь я намерен подать представительный иск против полиции от имени всех беспричинно арестованных.
Когда человечество начинает признавать над собой высшую власть Творца - Того, кто избрал своим дворцом Храм на горе в Иерусалиме - тогда начинает звучать благая весть Свободы. Ведь свобода означает подчинение только Всевышнему и никому из смертных. Не удивительно, что возвращение евреев на Храмовую гору так тесно связано с идеей свободы.

Перевел Моше Борухович, МАОФ

"Макор ришон", 10.2012


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria