Моше Фейглин

Стратегия и тактика

"Какое решение вы предлагаете?" - спросил меня левак.
"У меня нет для вас решения", - ответил я.
"У вас нет решения?"
"У меня нет решения вашей проблемы, но у меня есть решение для моей".

Когда мы намечаем политическую программу, мы должны, прежде всего, честно определить, какой цели мы хотим достичь. Другими словами, как мы понимаем стратегические цели государства Израиль? Нынешнее израильское сознание верит, что наиболее важной целью является мир. Справа и слева утверждают, что желают мира и что их программа принесет желанный мир более эффективно.
Но обе стороны не говорят всю правду. Для левых, мир является средством ухода от собственной еврейской уникальности, для достижения так называемой "нормальности". Для религиозного общества мир является промежуточным результатом, а не целью, результатом достижения еврейских целей, о которых мечтали наши предки.
Как бы странно это ни звучало, национальный лагерь никогда четко не определял свои стратегические цели. В результате, ему никогда не удавалось представить политическую программу и отстаивать ее. Если вы не определите, куда вы хотите придти, вы никогда не будете в состоянии объяснить, как туда добраться.
Определение стратегической цели не является определением границ Израиля или статуса арабов. Границы и статус являются частью тактической программы. Определение стратегической цели не дает ответа на вопрос: "Как мы должны вести себя здесь, в Израиле?", а скорее, "Почему мы вообще должны быть в Израиле?"

Левые отвечают на этот вопрос: "Чтобы быть как все остальные народы мира".

Национальный лагерь говорит: "Чтобы стать полноценными евреями".

Религиозные сионисты не смогли разъяснить свою реальную стратегическую цель, но, по крайней мере, она у них есть. Тем не менее, единственная цель, которая присутствует в общественном дискурсе, цель, которая определяет все тактические планы Израиля - это цель, поставленная левыми. И причина этого в том, что левые всегда устанавливают правила. Правые виноваты в этом больше, чем СМИ или судебная система, потому что правые никогда не выставляли на общественное обсуждение альтернативной цели. Стратегическая цель левых - это видеть Израиль безликим "государством всех своих граждан", лишившимся еврейской уникальности и живущим по универсально-западным абстрактно-либеральным стандартам.
"Для меня, договор Осло означал забыть, что я еврейка"- (из интервью писательницы Дорит Равиньян Первому каналу израильского ТВ в первую годовщину убийства Рабина). Можно сказать, что стратегическая цель левых - это размывание нашей еврейской идентичности.
Все тактические решения и политические программы левых являются лишь логическим завершением этой стратегической цели. Только так можно понять очевидное отсутствие логики в их поступках. Левые стремятся к достижению своей главной цели: отделить государство Израиль от его еврейской идентичности. Возвращение к нашим библейским пейзажам и идеологические поселения в Эрец Исраэль являются препятствиями на их пути. Левые хотят искоренить поселения и отступить из Хеврона и Иерусалима не в целях достижения мира. Они хотят такого мира, который поможет им искоренить поселения и заставить нас отступить из Хеврона и Иерусалима - основы основ нашего еврейского самосознания.
Какова стратегическая цель национального лагеря? Цель заключается в создании свободного еврейского государства, основанного на вечных ценностях народа Израиля: государства, которое восстановит суверенитет еврейского народа, изгнанного из своей земли, соберет евреев рассеяния. Это государство будет инструментом для разработки уникальной еврейской культуры. Евреи верят в то, что будет построен Храм на Храмовой горе в Иерусалиме. Общественное устройство, которое сформируется в еврейском государстве, сможет служить примером для всего человечества. Выполняя законы доброты и справедливости, такое государство прославит Имя Всевышнего среди всех народов.
Эта задача не из легких, ее решение требует длительного времени, но даже долгий путь нас не пугает. Мы должны двигаться в этом направлении. Пока что Израиль поступает в точности наоборот: суверенитет на Храмовой горе передан мусульманскому Вакфу, а части нашей Святой земли отдаются врагам.
Мы должны стремиться не уничтожать нашу еврейскую идентичность, а наоборот, укреплять и развивать ее. Не отдавать земли Иудеи и Самарии, которые крепко связаны с нашей историей и традицией. Напротив, мы должны сделать все, что воможно, для укрепления нашей власти на нашей земле.
Теперь, сформулировав наши цели и приоритеты, можно выработать план, как противостоять чужим претензиями на нашу землю.
Но сначала стоит хорошо понять цели арабов. В конце концов, если мы хотим адекватно ответить на их вызов, мы должны проанализировать, чего же они хотят.
Человек, который наиболее точно определил стратегические цели евреев и арабов, был министром иностранных дел Великобритании в период английского мандата. Это Эрнест Бевин (кстати, изрядный антисемит). В феврале 1947 года, в своей речи перед Организацией Объединенных Наций, в которой он возвращал ООН мандат Великобритании на Палестину, Бевин озвучил несколько наблюдений, которые он получил в течение тридцати лет британского управления Землей Израиля. Враг сионизма, поддерживающий ограничения "Белой книги" на въезд евреев в Палестину, Бевин не обманывал себя так, как мы привыкли это делать. Он проницательно заметил следующее: "Для евреев главное - это создать суверенное еврейское государство. Для арабов главное - препятствовать установлению еврейского суверенитета над какой бы то ни было частью Палестины".
Нам нравится заблуждаться, полагая, что у арабов и у евреев одни и те же цели. Но это не так. Евреи хотят государства. А арабы хотят только, чтобы у евреев его не было.
Ничего не изменилось в 63 лет, прошедших со дня, когда Бевин произнес свою речь. Если бы арабы хотели получить еще одно государство, оно уже давно было бы создано. Никогда никакие этнические группы не получали таких щедрых международных подачек на строительство государства, а оно до сих пор не появилось. Их цель не создать свою собственную страну - а уничтожить нашу. Последнее, что их интересует, это строительство собственного палестинского государства.
Теперь, когда мы понимаем и цели обоих израильских лагерей и цель арабов, мы можем перейти к наброскам нашего политического плана.
Устав Ликуда четко выражает и основу национальной стратегии, и понимание цели арабов:
"Охрана права еврейского народа на Землю Израиля как вечного права, не подлежащего сомнению; последовательное заселение и развитие всех частей Земли Израиля и распространение на них израильского суверенитета" (Из Устава Ликуда, раздел "Цели").
Это так просто. Так же, как мы распространили израильский суверенитет на Иерусалим и Голанские высоты, мы должны поступить и со всеми остальными частями Земли Израиля, которые находятся в наших руках. Если мы делаем это с уверенностью, если мы не допускаем никаких сомнений в том, что это наша земля, если мы перестанем подпитывать надежду арабов на уничтожение нашего суверенитета, то мы получим прочный мир. Как промежуточный результат, а не как главную цель!
А как же решить демографическую проблему?
Земля Израиля является основой стратегии, остальные проблемы касаются тактики. Герцль понял это тогда, когда евреи составляли лишь несколько процентов от общей численности населения в стране. Бен Гурион понял это, когда он объявил независимость крошечного государства Израиль с пятидесятипроцентным арабским населением. Сегодня у нас есть твердое еврейское большинство в Израиле на территории более 60% от Средиземного моря до реки Иордан. По реалистичным прогнозам, демографические тенденции развиваются в нашу пользу.
Конечно, мы должны поощрять арабов, живущих в Израиле, эмигрировать в любую из своих 22 арабских стран или в любое другое место в мире. Эти арабы научились жить и работать в современном западном обществе. Они обладают профессиональными знаниями во многих важных областях. Западные государства отчаянно нуждаются в иммигрантах, потому что их рождаемость падает и население стремительно стареет. Вопрос не в том, кто будет строить в Канаде? Правильно поставленный вопрос звучит: "Будут ли строительные рабочие Канады набираться из суданцев, которые хороши в строительстве хижин, или из арабских иммигрантов из Израиля, которые умеют строить небоскребы?" Простой расчет показывает, что если деньги, которые Израиль тратит на выполнение левацких планов отступления, вместо этого будут направлены на поощрение арабской эмиграции, то каждой арабской семье, эмигрирующей в течении следующего десятилетия, можно будет предоставить более четверти миллиона долларов.
А как насчет тех арабов, которые останутся? Сможем ли мы предоставить им право голоса? Те арабы, которые станут лояльными гражданами и полностью примут еврейский суверенитет в Стране Израиля, будут пользоваться всеми правами человека и иметь статус постоянного жителя. Они не будет иметь право голоса, так же как нет его, к примеру, у многих жителей Америки (даже американские солдаты, воюющие в Афганистане, далеко не всегда имеют права голоса в США).
Надо различать понятия права человека и права гражданина. Права человека - это то, чем обладает индивидуум, сотворенный по образу и подобию Всевышнего. Эти права неоспоримы, и каждая страна должна их уважать, защищая жизнь, имущество и честь любого человека и меньшинства, которые принимают и уважают ее суверенитет. С точки зрения прав человека то, как поступил Израиль со своими лояльным гражданам из Гуш-Катифа, абсолютно недопустимо, и должно быть запрещено в любой стране, как по отношению к гражданам, так и по отношению к иностранцам. Политические права, однако, это другой вопрос. Не каждый человек обладает правами гражданина, и, понятно, не каждому человеку мы обязаны их предоставить. Некоторые страны беспрепятственно предоставляют свое гражданство, в то время как другие западные страны, как, например, Япония и Швейцария, не торопятся предоставить гражданство даже третьему поколению живущих в стране иммигрантов.
Государство Израиль еврейское и демократическое государство. Именно в таком порядке, а не наоборот. Мы не вернулись на нашу землю только для того, чтобы установить демократию. Для этого мы могли бы просто эмигрировали из России в Америку. Мы вернулись на Землю Израиля для того, чтобы создать еврейское государство. Демократия была введена для того, чтобы служить еврейскому государству, а не для того, чтобы его устранять.
Кроме того, право голоса должно быть у тех евреев диаспоры, которые связали свою судьбу с Государством Израиль. В конце концов, еврейское государство - это государство всех евреев, а не только ныне живущих израильтян.
Примет ли мировое сообщество этот план? Левацкий план, подавляющий еврейскую идентификацию, настолько впечатлил весь мир, что тот больше не хочет признавать саму легитимность еврейского государства. Такого не ждали даже леваки. Народы мира ожидают от нас, что мы будем вести себя в соответствии с нашей уникальной еврейской стратегической целью. Когда это произойдет, то в конечном итоге они примут наш план.
А что же левые? У меня нет решения для левых. Я не знаю, как убежать от собственной еврейской идентификации, и у меня нет никакого желания делать это. У меня нет ответа на кризис идентичности ультралевого меньшинства. Но, безусловно, имеется решение для подавляющего еврейского большинства в Эрец Исраэль.

04.2011

(Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство»)

http://www.manhigut.org/russian/





  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria