Моше Фейглин

Альтернатива отчаянным уступкам

"Чтобы противостоять потенциальным угрозам вследствие народных революций в арабском мире Израиль будет должен увеличить бюджет на оборону", - сказал министр обороны Эхуд Барак в интервью "Wall-street journal". - Мы взвешиваем возможность обращения к Соединенным Штатам о выделении нам дополнительных двадцати млрд. долларов". Вместе с тем, по его словам, приведенным в газете "Зе маркер" ("The Marker" 9.03.11)., Израиль не должен опасаться перемен на Ближнем Востоке и следует предложить смелые уступки, чтобы достичь мира с палестинцами"
Странно, не правда ли? С одной стороны - опасность увеличивается и необходимы еще 20 миллиардов, с другой - надо идти на опасные уступки… Это внутренне противоречивое заявление свидетельствует о том, что сегодня у израильского руководства нет альтернативного маршрута. Я говорю не только о внешнеполитическом альтернативном пути, а о чем-то гораздо более глубоком. Вся правящая израильская элита не имеет иной мечты, другого видения, кроме демократического государства. Поэтому нет другой повестки дня помимо разделения Страны Израиль - согласно законодателям нынешней сиюминутной мечты - это инструмент в руках демократии, а не наоборот. Поэтому можно, нужно и достойно пойти на компромисс в вопросе о его территории и на компромисс по еврейскому характеру государства. И никому не пришло в голову попробовать проверить, как демократия может служить еврейскому государству вместо того, чтобы подвергать его опасности.
Поэтому хорошо сделала газета "Макор ришон", представив на прошлой неделе разнообразие программ, общим знаменателем большинства которых является распространение израильского суверенитета на все части Эрец Исраэль, находящиеся в наших руках. Но вместе с этим в программах главенствует странная и опасная идея о том, что распространение суверенитета обязывает Израиль немедленно предоставить полное гражданство арабам Иудеи и Самарии, включая право голосовать в Кнессет. Дальше всех пошел Ури Элицур, приведший как пример успеха идеи "арабов 48-го года", которые при образовании государства не были изгнаны и получили израильское гражданство. Такое вот "мирное сосуществование". Жизнь евреев в окружении арабов, обладающих израильским гражданством (например, в Яффо, Акко или Назарете) гораздо тяжелее, чем жизнь Ури Элицура и его соседей в самарийском поселении Офра, где евреи окружены арабами, не являющимися израильскими гражданами.
Этот "патент", увязывающий аннексию территории с автоматическим предоставлением гражданства и права голосования в парламент страны, является специфическим израильским изобретением. Так, например, среди солдат американской армии, воюющих в Ираке и Афганистане, есть люди, не имеющие американского гражданства и не обладающие правом избирать и быть избранным. Они американцы и рискуют своими жизнями ради Америки, но у них нет всех гражданских прав. Никто не утверждает вследствие этого, что США не демократическая страна. Даже третьему поколению эмигрантов, которые рождаются в Японии и Швейцарии, трудно получить японское или швейцарское гражданство. Как новое поколение арабов в Иудее и Самарии, эти жители Японии и Швейцарии родились там, говорят на языке страны проживания и даже служат в армии, и все же у них нет полных гражданских прав. Именно в этом вопросе находят свое выражение мечты, цели. Это вопрос базового этоса, с которым выходят в путь - это этос еврейского государства или это "демократическое государство" согласно модели леворадикальных "либералов". Тот, кто хочет построить здесь еврейское государство, понимает, что основное - это еврейский характер государства и исходя из этого решаются все остальные проблемы. Тот, кто понимает это, может приспособить демократию к специфической культуре государства. Израиль - еврейское государство, именно для этого его и воссоздавали. Оно отличается от американского демократического государства, и от английской демократии и от индийской. Каждая из них служит обществу со своей специфической культурой и ценностями и отлична от других.
Если же главная цель вовсе не еврейский характер государства, а именно демократия, то почему бы не удовлетвориться другими демократическими странами, или не построить демократическое общество в Биробиджане или Уганде?

Поощрять арабскую эмиграцию

Нужно прояснять различие между правами человека и гражданскими правами. Права человека - это все то, чего государство Израиль лишило своих граждан в Гуш-Катифе и Северной Самарии. Любому государству запрещено вести себя так по отношению к людям, проживающим на его территории и безусловно принимающим суверенную власть этого государства. Нельзя задевать их честь, жизнь и имущество. Араб (как и любой другой человек) с израильским удостоверением личности или без него, живущий на Земле Израиля, но не принимающий суверенную власть еврейского народа в Эрец Исраэль, должен будет реализовывать свои национальные стремления в другом месте., которые Сейчас на идею раздела страны растрачиваются миллиарды (порядка 150 млрд долларов за каждые десять лет - около 10% ВНП). Вместо этого государство Израиль могло бы тратить их на поощрение и облегчение арабской эмиграции. При простом расчете речь идет о том, что из этих денег можно было бы выплатить 300 тыс. долларов каждой арабской семье, проживающей сейчас в Иудее и Самарии и собирающейся уехать отсюда. Есть много развитых стран, страдающих от низкой рождаемости и уменьшения населения, заинтересованных принять эмигрантов, чтобы продолжать функционировать. Вопрос не в том, кто будет водить автобусы в Афинах или строить небоскребы в Монреале. Вопрос в том, будут ли это суданские эмигранты, специализировавшиеся на постройке глиняных хижин, или арабы Эрец Исраэль, работавшие на постройке башен Азриэли.
Жители Иудеи и Самарии, попавшие под израильский контроль в 1967г., никогда не жили раньше при демократической власти. Их никто не спрашивал об их отношении к королевской власти в Аммане и кто должен быть королем. И даже если у них было свое мнение, они предпочитали не высказывать его…
У арабов Иудеи и Самарии нет и никогда не было своего отдельного национального устремления. То, что у них было, - это только отрицание нашего национального устремления. Проживая здесь, они присоединяются к общему арабско-мусульманскому желанию стереть любое напоминание о немусульманском суверенитете в регионе. Израильское удостоверение личности не меняет в этом ничего - спросите Азми Бешару.
В 1947г министр иностранных дел Британии Эрнст Бевин так описал членам парламента еврейско-арабский конфликт: "Для евреев главное - это создать суверенное еврейское государство. Для арабов главное - препятствовать установлению еврейского суверенитета над какой бы то ни было частью Палестины".
Хорошо, что правые начинают думать об альтернативе отступлению и разделу страны. И Шарон и Бегин тоже думали об этом. Оба политика были скованны ограничениями, навязанными левыми. Оба они продолжали мыслить в левых терминах и поклонялись левым ценностям политкорректности. У них обоих не было других базовых целей, кроме тех, что навязывают всему обществу леваки. Поэтому, хоть они и пытались сохранить Эрец Исраэль, мы знаем, чем они кончили…

Перевод Моше Борухович, МАОФ

"Макор ришон", 04.2011

(Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство»)

http://www.manhigut.org/russian/





  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria