Моше Фейглин

Мы забыли, кто мы

Когда мы вернемся к собственным культурным ценностям, то будем в состоянии по настоящему уважать наших соседей в стране и за рубежом.

Идентификация евреев и израильских арабов

Пару недель назад, в субботу арабы напали на двух женщин, гулявших по лесу под Бейт Шемешем, убили одну из них и ранили другую. В интернете после этой новости читатели в отзывах набросились на арабов и всяческих их пособников-"миротворцев". Через день я снова заглянул в интернет и увидел обсуждение этого убийства, но я заметил, что там что-то изменилось. Сотни "токбекистов" ужасались, обменивались десятками "токбеков", но уже без обсуждения национального оттенка преступления. Как и во время волны поджогов и пожара на Кармеле, так и в этом случае кто-то пытается манипулировать общественным сознанием и "исправляет" ситуацию с помощью цензуры и "полиции мыслей". Этот диктат заставляет меня обратиться к проблеме отношений между нами и другими народами и, в частности, к нашим отношениям с ближайшими соседями.

Вопрос отношения к меньшинству

Национальное пробуждение и возвращение народа Израиля в свою страну завершили 20 веков существования в галуте и поставили нас перед новой реальностью. Как теперь должны строиться наши отношения с другими народами? Вопрос касается не только внешней политики, но и этнических меньшинств внутри страны. Когда мы получили суверенную власть в собственной стране, пришло время решать этот вопрос самим, а не надеяться на англичан, которые установят здесь порядок.
Конечно, есть у нас древняя культура, снабдившая нас инструментами для сбалансированного ведения дел с неевреями в нашей стране. Но, как и в любой другой ситуации, мы, к сожалению, предпочитаем отбросить многоцветье своей традиции и "пастись на чужих полях", черпая оттуда систему ценностей, не соответствующую окружающей нас реальности. Результат - полный дисбаланс, который создает опасный разрыв между тем, что общество думает и знает, и что "полиция мыслей" позволяет ему высказывать вслух. Такой дисбаланс - это бомба замедленного действия, которая может взорваться в любой момент.
Что касается отношения к неевреям, живущим среди нас, то в иудаизме можно заметить два четких направления, которые с первого взгляда противоречат друг другу. С одной стороны, иудаизм терпимо относится к национальным меньшинствам и в Талмуде имеются многочисленные примеры этого. С другой стороны, есть ясное требование завоевания Земли Израиля и изгнания отсюда других народов.
По-видимому, здесь идет речь о двух разных ситуациях. Одна из них говорит об отношении к неевреям, как к индивидуумам. Другая - об отношениях с ними, как с народами. Мы обязаны полностью уважать личные права индивидуумов, живущих среди нас. Но иного отношения заслуживают требования групповых прав людей, которые рассматривают себя не как отдельные личности, принимающие наш суверенитет, но как отдельный народ, требующий национальных прав в нашей стране.

Гражданские права отличаются от прав человека

Права человека и права гражданина - это две разные вещи. Мы обязаны соблюдать права всех людей, созданных по образу и подобию Всевышнего. Гражданские права имеют совсем другую основу. Они распространены в значительной части демократического мира. Например, в американской армии есть такие солдаты (и они даже воюют в Афганистане), которые не имеют американских избирательных прав. Можно принадлежать к третьему поколению иммигрантов в Японии или Швейцарии, и это не обязательно поможет добиться там гражданства.
Попытка создать в Израиле некую новую израильскую идентичность, которая должна заменить традиционную еврейскую идентичность, а не основывается на ней, создала абсолютную зависимость от арабского сектора. Такой подход заставляет скрывать национальную войну, которая ведется против нас внутри страны, потому, что эта война - величайшее доказательство провала концепции "новой израильской нации". Арабы не готовы быть "израильтянами", они даже восстают против этого. "Мы не израильтяне, - говорят они нам, - мы арабы, а вы даже не народ..." - и оставляют нас в подвешенном состоянии без новой идентификации и без самоопределения, от которого мы пытаемся убежать.
Вместо решения проблемы нам предлагают игнорировать реальность: "Не дадим фактам запутать нас, разобьем зеркало, в котором отражается реальность!". То есть подвергнем цензуре "токбеки" в интернете и оторвем голову любому, кто говорит правду.

Обычно они хорошие люди

Как же нам вести себя с арабами, живущими среди нас?
Главное, мы должны понять, что сами по себе арабы - не проблема, их поведение - лишь её симптом настоящей проблемы. "Если я есть я, потому что ты - есть ты, - сказал раби из Коцка, - и ты есть ты, потому что я - это я, то я - не я и ты - не ты". То есть, они так себя ведут потому, что мы забыли, кто мы. Так как мы здесь суверены, то на самом деле виноваты именно мы, а не арабы. Мы, отвергая нашу идентичность, открыли дверь созданию на пустом месте новой "палестинской" идентичности. Как и все человеческие существа, они обычно хорошие люди, недаром говорится: "Всевышний создал человека праведным". Лично я встречал прекрасных арабов, которые преданно ухаживали за моим сыном в больнице, и я навсегда признателен им за эту их доброту. Мы должны относиться к ним с уважением и стремиться к соблюдению прав человека всех людей в мире. Нам нельзя вредить их имуществу, не говоря уже о жизни. Но тот из них, кто, живя среди нас, подрывает наш суверенитет и угрожает существованию еврейского государства, кто выбрал войну с нами, исходя из своей этнической принадлежности, тот уже не является просто правонарушителем. Такой человек - это национальный враг.
Когда Шахнин Зуаби, Ахмед Тиби, Азми Бшара и другие представители арабского сектора в борьбе между Израилем и его врагами однозначно выступают на стороне наших арабских врагов, то они подталкивают всех арабов Израиля именно к такой идентификации.
Потеря способности различать личные и национальные права привела к тому, что мы не способны по настоящему уважать неевреев ни в нашей стране, ни за рубежом.
Как каждый человек, который не уважает себя и поэтому не способен уважать по настоящему других, так и наши отношения с народами мира колеблются сейчас от раболепия к предательству. Мы подобострастны перед теми, кто сильнее нас, и предаём тех, кто слабее нас.

Когда молчат наши "либералы"

Когда мы поторопились заключить ословские соглашения и передать нашу землю Арафату и его банде убийц, то в результате нашего поспешного отступления те арабы, которые раньше сотрудничали с нами, были повешены новой властью на фонарных столбах. Их сыновья были убиты, дочери отданы на поругание, дома сожжены, а мы все это время равнодушно стояли в стороне, наблюдая за казнями через бинокль. Все права человека вдруг были забыты, вернее они были принесены в жертву "мирному процессу", процессу уничтожения нашей идентичности.
Такое предательство повторяется и сегодня. Все преступления, которые совершает против своих подданных Абу Мазен, а тем более Хамас в Газе, мы принимаем, как само собой разумеющиеся. Так же мы вели себя и с солдатами армии Южного Ливана, которые заключили с нами союз, а мы бросили их на произвол Хизбаллы. Кто не уважает себя, не может уважать соседа. Остается только раболепие перед тем, кто над тобой и предательство того, кто зависит от тебя. Излишне упоминать, что ни один почитаемый писатель или "либеральный мыслитель" из тех, кто обвинял Израиль в резне, учиненной арабами в Сабре и Шатиле, сегодня пальцем о палец не ударили, чтобы защитить жизнь и имущество тех ливанцев, кто по своей большой глупости поверили в основательность Израиля и вручили ему свои жизни.
Еврей должен защищать права человека во всем мире. Ведь мы избранный народ, на нас направлены глаза всего человечества. Когда я стоял среди демонстрантов напротив посольства Китая с требованием отменить участие Израиля в олимпиаде, проводимой страной, заключающей в тюрьму противников режима и вырезающей их органы, я рядом со мной не было ни одного представителя какой либо организации по защите прав человека. По-видимому, понятие "прав человека" зависит от географии. Все любят защищать права человека, когда это служит "прогрессу" (например, таянию еврейской идентичности), но если человек - еврей, то его права куда-то испаряются.
Под тяжелым диктатом полиции мыслей информация о неудобных правах выхолащивается и подвергается цензурированию. В то же время джин национальных претензий, которого мы выпустили из местной арабской бутылки, бросает тень на всё хорошее, что есть в здешнем арабском обществе. Пламя арабской ненависти угрожает тем, кто не бросил свой дом, не продал его за смешную цену и не бежал из смешанных кварталов. Тело старушки, найденной в конце этой недели убитой и связанной в её доме в Яффо, не может рассказать нам, кто это сделал. Конечно, и преступников-евреев достаточно, но статистика не лжет. Утром в прессе даже не было сообщений об этом преступлении, нельзя говорить об этом. Тем не менее, страх преступлений "на национальной почве" действительно парализует. Не только женщинам страшно гулять по лесу, но и пилотам наших военно-воздушных сил запрещено пользоваться магистральной дорогой в Арад.
Когда мы по настоящему вернемся, когда станем опираться на свою культуру и свои ценности, то заживем в настоящем свободном еврейском государстве. Тогда мы сможем по-настоящему уважать наших соседей в стране и за рубежом. Тогда отомрут их национальные претензии на нашу страну, джин вернется в свою бутылку, и они смогут быть собой - со всем хорошим, что у них есть, и полагаться на нас. Так как тогда мы на самом деле станем теми, кто мы на самом деле.

Перевод Якова Страшного

"7 канал", "NRG-Maariv", 1.2011

(Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство»)

http://www.manhigut.org/russian/





  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria