Моше Фейглин

Война "размежевания"

Начнем с того, что войну, которую наши СМИ почему-то окрестили "Милхемет Аза" (то есть "война Газы", или, если угодно, с Газой) правильнее было бы называть "Милхемет итнаткут", то есть "Войной размежевания". Почему именно так? Что ж, давайте попробуем объясниться.
Эта война выявила, как минимум, два фактора, которые пробуждают надежду на то, что на самом деле не все обстоит так плохо, как нам казалось долгое время. Первый из них заключается в возрождении почти забытого нами чувства единства нации и ее готовности подняться с колен и сражаться за свое существование. Второй позитивный фактор видится мне в том, что у ЦАХАЛа, наконец, появилась возможность доказать, что он извлек уроки из прошлого, и по-прежнему является высокопрофессиональной армией, способной достигать поставленные перед ней цели. Звонкие фразы: "Только не зовите меня, когда вам придется возвращаться в Газу!", которые противники так называемого "размежевания" бросали в лицо тем, кто выбрасывал жителей Гуш-Катифа из их домов, сегодня забыты так, словно никогда и не были сказаны. Сегодня все - действительно все, включая и бывших жителей Гуш-Катифа! - отставили в сторону старые счеты и отправились воевать. Утверждение, что единство нации сейчас важнее сведения этих счетов и рассуждений о том, кто виноват в сложившейся ситуации, что бы там ни было, безусловно, оправданно. Оправданно, даже несмотря на то, что нынешнее руководство страны - это то самое руководство, которое несет полную ответственность за нынешнюю катастрофу, те же политики, которые с поразительным бессердечием вышвырнули жителей еврейских поселений из Газы. С точки зрения рядового гражданина страны все это уже не важно. Он воюет не ради Ольмерта и не за Ольмерта - он воюет во имя страны и за страну. И это, безусловно, здорово.
Но вот тут-то как раз и начинаются проблемы. Когда все объединены мыслью о справедливости этой войны и готовы воевать, тебе не остается ничего другого, как забыть все свои доводы о том, почему нам ни в коем случае нельзя заходить в Газу. Тебе вообще не остается ничего другого, как лишь молиться за благополучие наших солдат и жителей Юга и надеяться на то, что ты действительно ошибся, и из этой войны и в самом деле может выйти что-нибудь путное.
Увы, очень скоро стало ясно, что мои прошлые оценки и выводы в целом верны, и без четко поставленной цели войны победы в ней добиться невозможно. Никакие учения, никакие усилия по повышению уровня профессионализма ЦАХАЛа, предпринятые нынешним начальником генштаба, не дадут своих результатов, если руководство страны не способно четко и правильно определить цели этой войны. По той простой причине, что если у тебя нет цели, то ты не можешь ее достигнуть. Если ты не можешь ее достигнуть - значит, ты не можешь и победить. Ну, а если ты не можешь победить в войне, то не стоило ее вообще начинать!
Если же ты все-таки начал такую войну, то очень быстро выяснится, что оказался в наихудшей из возможных ситуаций. Как продолжать ее непонятно, а уход без всяких результатов будет приравнен к позорному бегству, новому поражению и окончательно превратит Газу в райское местечко для тех, кто бьет по нашей территории и похищает наших солдат.
Почему же Израиль не способен четко определить цели этой войны?
Полвека назад, в ноябре 1956 года в ходе операции "Мивца Кадеш" ЦАХАЛ взял Газу стремительным штурмом. В листовке, которая была роздана нашим солдатам перед штурмом, помимо прочего, говорилось следующее:
"Наше стремление победить - главное условие нашей победы!"
"Газа - неотъемлемая и важная часть Государства Израиль, которая была от него отторгнута"
"Бейте по врагу, бейте по нему снова и снова, пока он не падет под нашими ударами!"
"Вперед в бой - до победы!"

Тот, кто писал эту листовку (вероятнее всего, это был Аба Ковнер), прекрасно понимал, что никакие слова о необходимости ликвидировать угрозу федаинов (то есть ХАМАС того времени) не будут звучать убедительно без утверждения простой мысли о том, что Газа - это наша земля, "неотъемлемая и важная часть Государства Израиль, которая была от него отторгнута".
Газа и в самом деле неотъемлемая часть Государства Израиль.
Корни нашего еврейского присутствия в Газе уходят вглубь тысячелетий, и уж, безусловно, они куда глубже наших корней в Тель-Авиве. Тот, кто готов воевать в Газе, но при этом не намерен вернуть ее под суверенитет Государства Израиль, неминуемо ставит под угрозу и существование Тель-Авива. Когда американский солдат воюет за освобождение Парижа, отстаивая при этом американскую систему жизненных ценностей, к нему трудно предъявить какие-либо претензии. У него в плане идеологии все в порядке; когда он победит - он вернется на свою родину. Но когда ты утверждаешь, что воюешь за свою землю, побеждаешь врага, а затем идешь ему на уступки, то самим фактом этих уступок ты провозглашаешь, что на самом деле эта земля никогда не была твоей. И утверждения врага о том, что изначально вся эта земля принадлежит ему, после такого отступления начинают выглядеть убедительно и справедливо.
Но если ты самими своими действиями признаешь, что твой противник прав, тебе никогда не видать мира. Все твои достижения в итоге лишь подкрепляют утверждения врага, что он является подлинным хозяином этой земли, и, таким образом, лишь готовят почву для новой войны. Потому что такие уступки и отступления лишь вооружают врага самым важным и грозным оружием - верой в справедливость своей борьбы и надеждой на победу.
И тот, кто не готов сегодня повторить, что "Газа - это неотъемлемая и важная часть Государства Израиль, которая была от него отторгнута", не способен одержать победу и принести спокойствие жителям наших южных районов.
Похоже, даже лидеры партии "Авода" понимали эту истину, и именно поэтому после того, как мы в ходе Шестидневной войны во второй раз вошли в Газу, создали в ней блок еврейских поселений Гуш-Катиф.
В свое время Менахем Бегин утверждал, что Синай не является частью исторической Земли Израиля, и именно этим оправдывал передачу его Египту. Сегодня на всех ракетах, которые бьют по Ашкелону и Ашдоду, можно легко обнаружить египетские "отпечатки пальцев" - все эти ракеты в конечном счете попали в Газу из Египта. Таким образом, те, кто поддерживал соглашение о таком "мире", могут записать на свой счет еще одно "достижение".
И все же коренное изменение ситуации произошло именно после подписания соглашений Осло. В рамках Норвежских договоров Израиль отказывался от самого сердца Земли Израиля в обмен на мир. Мира в итоге мы так и не получили, да и, как стало ясно после так называемого "одностороннего размежевания", мир никогда и не был целью всех этих маневров. Просто оказалось, что в Израиле есть достаточно влиятельные силы, заинтересованные в отделении еврейского народа от его исторических земель. Даже без достижения мира. Даже - и это мы воочию наблюдаем сегодня - ценой войны.
Эти люди просто не хотят быть связанными с собственным еврейством, и потому все, что напоминает об этой связи, и, прежде всего, возвращение евреев на свои исторические земли, им глубоко ненавистны. Именно поэтому родился на свет план "размежевания" с Газой. А после того, как этот план оказался успешным, его было решено продолжить в Иудее и Самарии - в виде так называемого плана "тохнит иткансут", названного на русском языке "программой свертывания".
Вот почему я называю идущую войну "войной размежевания" - сегодня наших солдат посылают в бой для того, чтобы укрепить основы все того же плана "одностороннего размежевания", но уже на его следующем этапе. Солдаты считают, что они рискуют своими жизнями за свою землю. Но это не так. Руководство страны заставляет их воевать таким образом, чтобы размежеваться и отделиться от своей земли. Нынешнее руководство надеется на то, что после размежевания эта операция сможет предотвратить падение "катюш" на Тель-Авив.
Но пора уже понять, что это - невозможно.
Единственный способ избавиться от ракет, единственный план, который работает, это модель Голан, включающая завоевание, аннексию, заселение и поощрение эмиграции враждебного населения.
Однако никто из всех нынешних лидеров не готов осуществить этот план. Потому что, хоть они и называют себя сионистами, но никто из них не верит в наше неотъемлемое право на наши исторические земли, в то, что мы вправе построить на них наше еврейское государство и должны защищать его вопреки навязываемым нам абстрактным христианским принципам непротивления.
Без такой веры, без заселения Газы ракеты будут продолжать падать и на Сдерот, и на Беер Шеву и на остальные города Израиля.
И это значит, что у нас остается только две возможности: либо у нас будет такое еврейское руководство, либо вовсе не будет страны.

Перевод П.Люкимсон

«zman.com», 11.12.2009


  • Другие статьи о войне и мире




  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria