Моше Фейглин

Наша армия и мы

Израильская армия – ЦАХАЛ - является одной из наших главных национальных святынь и во многом определяет наш характер нашего общества. Однако пришло время разобраться в том, какую роль она сегодня объективно  выполняет. Защищает ли она страну или поддерживает деструктивные силы? Наше будущее зависит от нашей способности честно и непредвзято взглянуть в глаза реальности.

В чем состоит стратегическая угроза Израилю?

Казалось бы, ответ на этот вопрос прост: полномасштабная война с арабскими и мусульманскими государствами, появление в их арсенале ядерного и другого неконвенционального оружия, террор стратегических масштабов и т.д. Тем не менее при более пристальном взгляде на предмет видно, что еще до середины 80-х годов Израиль научился отлично противостоять этим угрозам.
Полномасштабная конвенциональная война, подобная войне Судного Дня, сегодня крайне маловероятна. Сирийская армия вооружена старым советским оружием и не представляет собой реальной опасности.
Египетская армия, конечно, вооружена с ног до головы современным западным оружием (благодаря "мирному договору" с Израилем), но в области высокотехнологического оружия (играющего сегодня решающую роль) у Израиля остается перевес. Кроме того, Египет (как и Сирия), похоже, осознал, что косвенные удары по врагу, через террористические организации гораздо удобнее, чем война в ее обычном виде (с пехотой, танками и т.д.). Потому он активно снабжает террористические организации в Газе оружием и взрывчаткой - именно Египет является сегодня основным источником взрывчатки для терактов против Израиля. В любом случае, вероятность того, что в обозримом будущем Египет сойдет с этого опробованного пути ради полномасштабной войны, представляется крайне небольшой.
Иорданская армия также не представляет собой реальной опасности для Израиля. Настоящей угрозой на восточном фронте всегда была иракская армия, которая, по крайней мере на данный момент, не существует.
Таким образом, из перечисленных выше угроз остаются лишь ядерная угроза и террор стратегических масштабов. В 80-е годы, разбомбив иракский ядерный реактор, Израиль продемонстрировал, что если у него есть решимость уничтожить ядерную угрозу еще в зародыше, он может это сделать. Анализируя действия Израиля против арабских террористов со времен легендарного подразделения 101 и до середины 80-х годов, мы видим, что там, где Израиль проявлял решимость в борьбе с террором, он побеждал его.
С середины 80-х годов Израиль учит мир тому, как капитулировать перед лицом террора. Когда, после первой Войны в Заливе, Арафат и его террористическая империя в Тунисе были на грани распада, Израиль сам принял решение вытащить этих террористов из ямы и привезти их сюда. Израиль сам принял решение бежать из Ливана и поставить весь север Израиля, вплоть до Хадеры, в пределы досягаемости для ракет Хизбаллы с химическими боеголовками. Нет сомнения, что речь здесь идет о стратегических угрозах, но эти угрозы являются не причинами, а следствиями израильской капитуляции, результатом наших собственных действий.
Настоящая стратегическая угроза Израилю - это угроза не внешняя, а внутренняя, эта угроза нашего собственного производства. Израиль разваливается изнутри. Именно эту угрозу мы все так сильно ощущаем и именно из-за нее, по результатам опросов, большая часть израильтян не уверена, что Израиль просуществует еще 30 лет. Это процесс саморазрушения, проводимый нашей правящей верхушкой. Процесс начался с отдачи Земли Израиля врагу и с объявления самой верной Израилю части общества "врагами народа" - в конце концов он дошел до корня, до своего логического завершения - отрицания нашего права жить на этой земле.

Олигархия и ее принципы

В 1956 году Израиль начал войну с Египтом из-за терактов, исходивших с его территории. Сегодня значительная часть юга Израиля подвергается беспрерывным ракетным обстрелам, но никто даже и не ожидает подобных актов солидарности с жителями Юга. Шок и ужас от теракта в автобусе в Маале-Акрабим 50 лет назад запечатлелись в израильском сознании до сих пор. Но кто помнит, когда был последний террористический взрыв автобуса в прошлом году? Мы потеряли наше чувство справедливости и вместе с ним волю к существованию. Жители Сдерота продолжали вести свои повседневные дела как ни в чем ни бывало, пока находившийся рядом Гуш-Катиф был под огнем (вплоть до того момента, как Гуш-Катиф был уничтожен израильской армией). В Ашкелоне дела будут идти своим чередом, когда (не дай Бог!) будет разрушен Сдерот. Дискотеки в Тель-Авиве будут продолжаться и тогда, когда (не дай Бог!) будет оставлен Ашкелон и т.д.
Израилем руководит кучка олигархов, которые не верят в справедливость существования страны. У них нет никаких идеалов, ради которых они готовы умереть, и они не видят в жизни никакого другого смысла, кроме удобств собственного существования. Эта олигархия всегда предпочитает свое краткосрочное выживание долгосрочным интересам государства. Она считает себя вправе создавать здесь государство нового народа – «израильтян» - вместо государства еврейского народа, вернувшегося из галута. В этом государстве олигархия видит всего лишь инструмент для поддержания своего существования, своей власти и своей идеологии.
Один из героев подразделения 101, полковник Шломо Баум, да будет благословенна его память, сказал много лет назад: "Шимона Переса не волнует, что Израиль превратится в кучу пепла, пока на верху этой кучи восседает он, Перес." Тогда мне показалось, что Баум слишком резок, но сегодня я вижу, что эти слова точно описывают не только Переса, но и всю правящую олигархию. Именно она - эта олигархия и представляет собой стратегическую угрозу для Израиля.

Какую стратегическую задачу ставят сегодня перед армией?

Снова ответ, казалось бы, прост: израильская армия, ЦАХАЛ - это Армия обороны Израиля; ее стратегическая задача - это защита Государства Израиль. Однако простой анализ событий со времен соглашений Осло показывает, что в реальности все совершенно по-другому. Высокопоставленные армейские командиры заняты не обороной Израиля, а поддержкой правящей олигархии (от которой в значительной мере зависит как их продвижение по службе, так и их политическая и деловая карьера после армии). Свою основную задачу они видят не в обороне Израиля, а в выполнении приказов олигархов. Получив приказ передать оружие и боеприпасы террористам ООП, всякий уважающий свою армию генерал должен был положить свои погоны на стол. О какой "обороне Израиля" можно говорить в ситуации, когда армия сама передает оружие убийцам, сознательно и безжалостно убивающим женщин и детей того народа, который эта армия должна оборонять? О какой "обороне Израиля" можно говорить, когда армия сама снабжает оружием организацию, цель которой уничтожение Израиля? Армия "обороны Израиля" выполнила этот приказ без малейшего сопротивления - так же, как она выполнила приказ о разрушении израильских поселков и депортации их жителей-израильтян.
Как определена стратегическая задача у других армий в мире? За какую ценность готов гибнуть сам и убивать других обычный генерал? В большинстве армий эта ценность определена как "Родина". Польский и французский генерал сражаются за свою Родину.  Будучи военными, они понимают, что приказы надо выполнять, но видят в приказах лишь средство для выполнения задачи, а не самоцель.
За что готов гибнуть сам и убивать других израильский генерал? Посмотрев на цели израильской армии и ее этический код, приведенные в книжечке, выдаваемой каждому израильскому солдату, можно заметить, что подобные цели может дословно предписать своим служащим концерн "Тойота", "Моторола" или любая другая финансовая компания - ведь речь в них идет лишь о таких категориях как "отличное выполнение задач", "ответственность", "товарищество" и т.д. Нет ни слова ни о Родине, ни о Земле Израиля, ни о народе Израиля и его принципах и ценностях. При этом армейские командиры неустанно повторяют, что задачей армии является выполнение приказов политического руководства. Выполнение приказов превратилось из средства в цель, а Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) превратилась в дисциплинированную военную организацию, беспрекословно выполняющую приказы правящей олигархии. Иногда эти приказы направлены против внешнего врага, иногда против внутреннего, политического - с военной точки зрения нет никакой разницы. Приказ должен быть выполнен в любом случае и выполняющего его генерала не волнуют ни Родина, ни народ Израиля - он помнит лишь то, что если он будет хорошо выполнять приказы олигархии, то после завершения своей армейской карьеры сможет успешно пристроиться в политике или в бизнесе. Таким образом сегодня израильская армия не является противовесом стратегической угрозе Израилю. Она является инструментом в руках правящей олигархии, защищающим государство в той мере, в которой это нужно олигархии для поддержания своей власти над страной.

Государство держится на армии

Главная характеристика государства - это монополия на применение силы, прежде всего для охраны суверенитета общества на его землю. В этом отличие государства от общины, этнической группы и т.д. Основной инструмент для применения силы в государстве - это армия. Армия - это то, что делает государство государством. Без армии в обществе нет монополии на применение силы, нет власти. Тот, кто дает сегодня опору власти олигархии над Израилем - это армия.

На ком держится армия?

Израильская армия - это самая большая организация в Израиле, состоящая из огромного количества разных элементов, но ее сердце, ее ядро, представляют собой солдаты и офицеры боевых частей, прежде всего пехотных. Эти люди составляют лишь небольшую долю военнослужащих, но именно в них сосредоточена суть армии, именно они каждый день героически жертвуют собой для защиты наших жизней. По меткому выражению военного историка Ури Мильштейна, это "бойцы линии крови". Они не осознают всего того, что написано выше. Когда их посылают охранять Офру и Кдумим, им кажется, что их посылают охранять поселенцев. В начале 90-х, когда Рабин пожал руку Арафату и признал "справедливость борьбы палестинцев", они были еще детьми и вряд ли помнят сейчас, что до этого рукопожатия в Офре и Кдумиме не нужна была военная охрана, подобная нынешней, что израильтяне спокойно ездили через Калькилию и что автобусы и кафе не взрывались с леденящей душу частотой. Эти "бойцы линии крови" не осознают, что те, кто посылает их на задание (то есть правящая олигархия), сами и привели к тому, что это задание существует, что они сами создали стратегическую угрозу Израилю, ради борьбы с которой они и подвергают опасности жизни бойцов.
"Бойцы линии крови" не осознают, что тех, кто послал их охранять Офру или Сдерот, не интересуют ни Офра, ни Сдерот и ни их жители. Олигархия обеспечивает подобие безопасности для граждан лишь в той мере, в которой это требуется для поддержания ее собственной власти. По-настоящему активные действия проводятся лишь тогда, когда количество и вид израильских жертв всколыхивают общество, и когда бездействие начинает грозить собственной власти олигархии. Если завтра олигархия поймет, что отсутствие армии вокруг Офры или Сдерота не будет угрожать ее власти (например, общественной нестабильностью или созданием альтернативной группы, применяющей силу вместо армии), то послезавтра туда не будет послано ни одного солдата, вне зависимости от того, что случится из-за этого с жителями этих мест.
Короче, "бойцы линии крови", посланные на охрану Офры, думают, что они посланы туда ради поселенцев, тогда как на самом деле они посланы туда исключительно ради поддержания власти олигархии.

Оплот армии или «враги народа»?

Кто эти "бойцы линии крови"? За несколько недель до разрушения Гуш-Катифа командующий Южным округом, генерал Дан Харель, признал, что большую часть бойцов в его боевых пехотных подразделениях составляют "вязаные кипы" (религиозные сионисты). Среди этой подгруппы поселенцы составляют огромную долю. Согласно исследованиям, проведенным д-ром Ягилем Леви, доля поселенцев, среди убитых военнослужащих, в три с лишним раза превышает долю поселенцев в израильском населении.
"Вязаные кипы" и поселенцы более других направляют своих сыновей в боевые части*, в то время как олигархи предпочитают своих детей в армию не посылать. (Например, сыновья Ольмерта в армии не служили, они живут себе спокойно за границей и, более того, один из них состоял в ультра-левой организации "Йеш гвуль", призывающей солдат и призывников к отказу от службы в Иудее и Самарии) В этом-то заключается безумие ситуации: чистые душой идеалисты стремятся защитить свой народ и свою страну, а на деле поддерживают власть тех, кто представляет собой основную угрозу Израилю. Именно на их плечах держится армия, служащая опорой власти олигархии, которая де-факто провозгласила их самих "врагами народа".
У этих "врагов народа" нет элементарных прав человека, нет права на купленную ими собственность, армия - в которую они послали своих сыновей - может выгонять их из их домов, а сами дома разрушать, можно линчевать их в прессе, можно лишать их свободы в результате смехотворного суда, можно посылать против них громил в погонах, которые разбивают им головы, прилюдно раздевают их жен** и насилуют их дочерей***.
Именно в поселенцах и "вязаных кипах" олигархия видит сегодня главных врагов. И речь здесь идет не только о борьбе за власть, но о борьбе за самосознание израильского общества, за духовный облик страны. В вопросе о преданности Земле Израиля эта глубинная борьба выходит на поверхность. Олигархия может сохранить свою диктатуру только разрушив гражданское общество и его моральные устои, разобщив людей, большая часть которых объединены еврейским самосознанием.  Поселенцы и "вязаные кипы" предлагают альтернативу бездуховности, разобщенности и диктатуре. Они не только демонстрируют обществу взгляд ни мир, связанный с еврейской историей и традицией, но и практически реализуют еврейские ценности. Именно поэтому они представляют в израильском обществе потенциальную угрозу власти олигархии, и именно поэтому она так стремится уничтожить поселения.

По каким принципам действует армия?

Тысячи мин и ракет падали на Гуш-Катиф без какой-либо серьезной реакции со стороны властей. Мертвый поселенец не представляет угрозу власти олигархии. Но когда поселенцы начинают жаловаться, что армия ничего не предпринимает или, хуже того, пытаются сами защищать свои дома, их обвиняют в том, что они отвлекают армию на всякие глупости и не дают ей (то есть их собственным детям в боевых частях) заниматься своим основным делом, и вообще, как вам не стыдно выставлять претензии армии (т.е. вашим собственным детям), которая вас охраняет...
Когда же разросшийся в результате действий олигархии аппетит террористических чудовищ приводит к такой волне терактов, что общественное недовольство грозит выйти из берегов, то олигархия посылает армию для "восстановления безопасности" (а на деле для устранения угрозы собственной власти). При этом олигархия строго следит, чтобы свои операции армия проводила согласно христианским принципам непротивления - пусть лучше гибнут наши солдаты, чем семьи террористов, это добавляет олигархам почет среди их европейских и американских коллег.
Выводы
Выводы из написанного выше каждый сделает сам. К сожалению, ясно одно: армия не находится сегодня на настоящем фронте борьбы за существование государства Израиль.
Хорошая новость состоит в том, что ключ к изменению этой безумной ситуации находится в руках тех, кто подпирает армию своими плечами.
------------------------------
Примечания переводчика
*Третьей прослойкой, составляющей костяк боевых частей, служат новые репатрианты, так же подвергающиеся дискриминации (вплоть до избиения) со стороны армии и полиции. Большое количество репатриантов являются так же и поселенцами – например, репатрианты составляют половину населения города Ариэля.
*см. статью Кати Вайнер по материалам «7 канала» http://www.sedmoycanal.com/news.php3?id=98648
**см. статью Ариэля Кахане «Содом в Амоне» http://7kanal.com/article.php3?id=3791

"Еврейское руководство", 03.2006

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria