Шошана Бродская

В моем доме одноразовых учебников не будет!

Мы возвращались с выпускного вечера одной из моих дочерей. Одна из младших сестер выпускницы, второклассница, села в автобусе рядом с классной руководительницей старшей сестры. Учительница дружелюбно улыбнулась ей и сказала:

"Возможно, я буду и твоей учительницей. Что бы ты хотела у меня попросить?"

"Я... я хотела бы, чтобы учительница не писала мне 'отлично' рядом с домашним заданием", - смущенно пробормотала девочка, обращаясь к взрослому в третьем лице, как требует этикет уважения к старшим системы школ "Бейт Яаков".

"Не ставить тебе 'отлично'? Почему?!" – пораженно переспросила учительница. "Потому, что учительница пишет ручкой", - пояснила дочка.

И тут до учительницы дошло...

Этот восьмилетний ребенок, как и тысячи его сверстников из многодетных семей, тратит неделю из своих летних каникул на стирание ластиком в учебниках карандашных записей, сделанных в течение учебного года. Этими учебниками будут пользоваться его младшие братья и сестры – если повезет и Минпрос не выпустит очередную "мегадуру" (пардон, переиздание) этого учебника, которое изменит содержание книги на пару строк, но заставит родителей заплатить очередной полтинник за 100-150 – страничную "раскраску" на добротной цветной бумаге, которая по замыслу своих создателей в конце учебного года должна полететь в помойку. Многодетная семья не может позволить себе такой роскоши – тратить каждое лето под 1000 шекелей на новые учебники, притом что предыдущий ребенок по такому же учебнику только что отучился. Вот и сидят четверо-пятеро школьников за большим салонным столом несколько дней подряд, вычищая ластиком все записи из обреченных на бесславную гибель книг.

"Я... обещаю тебе не писать в твоей книге ручкой", - отвечает учительница ребенку, и в ее глазах стоят слезы.

* * *

Во все эпохи рассеяния народы мира обращали внимание на еврейскую ученость и, по- современному выражаясь, "высокий IQ". Многие правители европейских и азиатских стран имели среди своих ближайших советников еврейских мудрецов. Несомненно, мы обязаны этим привычке к углубленному изучению талмудических дискуссий, развивающих логику и абстрактное мышление, а также 100% -й грамотностью (среди мальчиков) и отношению к знаниям и учебе как к религиозной обязанности на протяжении всей нашей истории.

Но в современном Израиле происходит что-то странное...

По отчету Центра Тауба о состоянии среднего образования в стране на 2014 год, успеваемость израильских школьников – одна из самых низких среди западных стран: 24-е место из 25 (хуже только Словакия). Особенно плохие результаты – в начальной школе. Одной из причин центр Тауба считает дисциплину: в классах с хорошей дисциплиной уровень успеваемости был заметно выше. От чего зависит дисциплина? От авторитета преподавателей. Его нет.

Авторитет преподавателей, как и авторитет родителей и вообще – старшего поколения, появляется из привитой ребенку с самого раннего детства идеи, что старшие знают больше, чем он, и что с возрастом человек приобретает мудрость и глобальное видение. Традиционное еврейское мировоззрение, основанное на заповедях из Торы "почитай отца и мать", "матери и отца страшись", "вставай перед сединой", "по закону, который укажут тебе [старцы твоего поколения], поступай", воспитывает ребенка именно в этом ключе. Ребенок приучается к тому, что папа и мама достойны уважения больше, чем он сам, а бабушка и дедушка – еще больше, ведь они ближе к Истокам, к мудрости древних.

Современное секулярное общество сбросило с себя "обузу" почитания старших и превратило старшее поколение в "пережиток прошлого", обременительный балласт, предмет насмешек или в лучшем случае – снисхождения (в одной израильской газете недавно встретила такое определение человека предпенсионного возраста: "гнилой банан"). Хозяева мира – молодежь. Откуда же взяться авторитету преподавателей? Ведь они теперь – не носители Истины, а обслуживающий персонал, что-то типа гувернеров в помещичьей России. Соответственно меняется и отношение самих учителей к своей – когда-то священной – работе.

Однако, я хочу заострить внимание на другой причине этой катастрофы, на мой взгляд, не менее важной. Это отношение к книге как к источнику знаний.

На протяжении тысячелетий книга была священным предметом в доме еврея. Далеко не у каждой семьи были книги; те, кто имели их, хранили их как зеницу ока многие поколения. Люди рисковали жизнью, чтобы вынести свиток Торы из горящей синагоги. Если в доме начинался пожар, то первым делом выносили святые тексты, и только потом – еду и необходимые предметы обихода. Сейчас в Израиле дети учатся по одноразовым учебникам. В книгах, которые стоят немалые деньги, ученики пишут, наклеивают и вырезают картинки, раскрашивают графики и пр. В конце учебного года книга на глазах у ребенка летит в помойку, а следующему ребенку покупают новую "раскраску". Будет ли ребенок ценить знания, полученные таким образом?..

Единственная область знаний, где оправдано применение одноразовых учебников – это обучение ребенка письму (прописи для первого класса). Такие прописи должны соответствовать своему одноразовому назначению: печататься на бумаге минимально приемлемого качества, не быть цветными, не содержать крупных рисунков, увеличивающих без нужды количество страниц, и пр. Учитывая специфику иврита (изучение алфавита с четырьмя основными огласовками), это могут быть четыре тетрадки, каждая из которых себестоимостью максимум 5-7 шекелей. Все остальные учебники должны быть полноценной книгой, к которой преподаватель на уроках и родители дома смогут воспитывать у ребенка уважение: учить обращаться с книгой, беречь ее, уважать передаваемые ею знания. А письменные задания ребенок может выполнять в копеечных тетрадках.

Неужели наша страна так богата на леса, что может позволить себе ежегодно выбрасывать в мусор десятки тысяч полноценных, практически новых книг?! Неужели израильтяне такие богачи, что им ничего не стоит потратить лишние несколько сотен шекелей в год на учебники-раскраски? И самое главное: неужели нам настолько наплевать на интеллектуальное будущее нашей нации, что мы как будто специально прививаем нашим детям отношение к источнику знаний как к чему-то не имеющему ценности?

В последние годы Минпрос предпринимает "титанические усилия" для того, чтобы удешевить для родителей начало учебного года. В 2012 г. стартовала расширенная форма государственной программы по обмену учебниками – "Сальсела" ("Корзина"). Согласно программе, родители будут уплачивать ежегодно так называемый "родительский взнос" на приобретение учебников, утвержденный Комиссией Кнессета по образованию – до 280 шек. для начальной школы и до 320 шек. для средней и старшей школы; то есть, семья, имеющая 3-4 детей школьного возраста, будет тратить на учебники, как и раньше, более 1000 шек. в год – и даже больше, потому что, если раньше хоть некоторые учебники (история, иудаизм, атласы...) старшие дети могли "передать по наследству" младшим, то теперь каждый ребенок в конце учебного года обязан сдать все не-одноразовые учебники, которыми он пользовался, в школьную библиотеку, чтобы в следующем году ими могли воспользоваться другие ученики. А основная масса учебников, особенно в начальной школе, остается одноразовыми, то есть, в дополнение к "родительскому взносу" на библиотеку родители должны будут потратить еще 150-200 шек. на приобретение одноразовых учебников.

Тем не менее, на родительских затратах, вырастающих минимум на треть, финансирование гениальной программы Минпроса не заканчивается. На ее реализацию в 2012 году выделено 100 миллионов шекелей (!) – на эту сумму Минпрос обещает оказать помощь школам в приобретении начального запаса книг для библиотеки. Эти деньги будут распределяться дифференцированно – в зависимости от "индекса эффективности" школ (то есть, школы, в которых успеваемость выше – а это обычно школы центра страны, где живут и более обеспеченные граждане – будут получать от государства большее субсидирование на учебники, чем более слабые и бедные школы периферии). Кроме этого, ежегодно на поддержание школьных библиотек будет выделяться еще по 20 млн. шек. Остается только недоумевать, куда и зачем идут эти деньги, если учебники как оплачивались полностью из родительского кармана, так и оплачиваются.

Зато под новую программу Минпроса создан очередной новый отдел этого министерства – "для облегчения работы педагогических кадров и обеспечения логистической поддержки школам". Что ж, наверное, это действительно нужно для новой программы. И для решения проблемы безработицы в стране.

Отдельно нужно отметить еще один фактор, который сводит на нет даже тот минимум пользы, которую могли бы принести школьные библиотеки учебников – постоянные переиздания и переиначивания учебной литературы. Только за время учебы моих старших дочерей школьные учебники по математике (!) изменились дважды. Что может измениться в математике? В математике-то ничего, но в Минпросе меняется много чего и очень часто. И сразу отражается на содержании учебников. А ведь школа не может каждые пару лет менять библиотеку. Это по логике. А в реальности – меняет. Куда она денется?

Алогичность происходящего со школьными учебниками не может не навести на мысль, что это кому- то выгодно. Кому именно – тоже понятно: издательствам, получающим государственные заказы от Минпроса. Кто-то слышал, чтобы эти издательства выбирались на конкурсной основе? А ведь страна "потребляет" ежегодно более 2000 (!) наименований учебников и учебных пособий, которые издаются стотысячными тиражами и фактически навязываются потребителю, проходя от печатного станка до рук ученика через несколько этапов перекупки и наценок. Как человек, имеющий некоторое отношение к изданию книг, я могу засвидетельствовать, что цена одного одноразового учебника в мягкой обложке может в 2-3 раза превышать себестоимость средней толщины книги в коленкоре с золотым тиснением. И это еще без учета огромных тиражей, которые сводят себестоимость книг почти до себестоимости бумаги и чернил!

Что можно сделать?

Вместо неуклюжих попыток ограничить конечную стоимость учебников государственными ценами, которые по понятным причинам будут самыми высокими из возможных, и бессмысленных денежных вливаний в прорву одноразовой печатной индустрии Минпрос должен воспользоваться своими полномочиями и провести следующие реформы:

1. Запретить любые одноразовые учебники и учебные пособия, кроме прописей для первого класса. Уже одно это удешевит корзину учебной литературы для младшей школы более чем в два раза, потому что объем учебников и соответственно их себестоимость резко уменьшатся после удаления из них места на решение примеров, ответы на вопросы и выполнение других заданий прямо в книге; а сами книги, ставшие многоразовыми, пополнят школьную библиотеку и будут не покупаться, а браться в аренду учащимися за несколько шекелей в год.

2. Запретить изменять учебники и школьную программу чаще чем раз в 5-6 лет. За этот срок учебник как раз придет в негодность от постоянного использования и окупится "арендной платой" родителей, составляющей на данный момент по программе "Сальсела" 6 шек. в год (данные по нашей школе).

3. Обязать издателей учебников продавать книги напрямую конечным потребителям – родительским комитетам или библиотекам школ. Торговля учебниками и их перепродажа с наценкой должна быть запрещена.

4. Что действительно стоит контролировать, так это прибыли издательств, выпускающих учебную литературу. Тут должно сказать свое слово антимонопольное законодательство. Возможно несколько вариантов решений: ограничение процента прибыли, поиск наиболее дешевых издателей на конкурсной основе, распределение государственных заказов между несколькими издательствами (например, по областям – для снижения затрат на транспортировку книг) и т. п. Ну а что делать простому гражданину, пока Минпрос предпочитает заниматься идеологическим диктатом, а не удешевлением учебников?

Могу порекомендовать только то, что делает моя семья: воевать с одноразовыми учебниками доступными нам средствами. Не писать в них цветными карандашами и ручкой, не раскрашивать фломастерами, не резать – делать все возможное, чтобы книга сохранилась для еще одного ученика. Пусть даже это будет ребенок из другой семьи. И дело тут даже не в финансовых трудностях – в конце концов, каждая семья может изыскать средства для покупки учебников за счет чего-то другого. Дело в принципе. В моей семье одноразовых книг не будет. Мои дети растут и воспитываются на принципах уважения к знанию и его носителям, будь то люди или книги.

А Ваши? 

"Новости недели", 08.2015





TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria