Шошана Бродская

Предвыборное: чем должно заниматься государство?

В преддверии выборов большинство крупных политических партий занимаются двумя вещами: косвенным и прямым шельмованием своих конкурентов и разглагольствованиями на тему "Нужно забрать деньги у этих и отдать тем" (отдам должное Нетаниягу, Беннету и Ишаю: от них этого не слышала). Вся израильская политика, точнее - ее "центр" и "левое крыло", сосредоточены на том, как вытащить деньги из одного кармана и переложить в другой. Причем с завидным единством объекты "вытаскивания" денег определяются одни и те же: "харедим" и поселенцы. Объекты "впрыскивания" меняются.

Герцог: "За последние столько-то лет в мелкие обособленные поселения вложено 10 миллиардов шекелей. Если бы эти деньги вместо поселенцев отдали мне, то проблема дороговизны жилья была бы решена".

Лапид: "Я отнял деньги у "харедимных" школ и отдал их людям, пережившим Катастрофу. То ли еще будет, если меня снова выберут".

Некоторые говорят о перераспределении денег, не уточняя (пока), откуда резервы будут взяты. Например, Кахлон говорит о строительстве большого количества социального жилья. Возможно, он имеет в виду финансировать этот проект за счет увеличения налогов или за счет повышения государственного долга - то есть, за счет "среднего класса", который и так тянет на себе львиную долю государственных расходов.

Арье Дери говорит о том, что он представляет 2 миллиона бедняков - представителей восточных общин и периферии (интересно, что почти то же самое говорят лидеры "Объединенного списка"). То есть, эти господа собираются вливать деньги в улучшение жизни бедняков (евреев-сефардов или арабов) и пока не уточняют, у кого эти деньги отнимут.

Лапид и Герцог солидарны в том, что надо отнять деньги у поселенцев.
Лапид и Либерман солидарны в том, что надо отнять деньги у "харедим".

Герцог, Кахлон, Либерман, Уда, Дери и Лицман солидарны в том, что отнятые у кого-то деньги надо отдать бедным. Однако, у них есть разногласия в том, кто называется бедным ("русские", арабы, "харедим", сефарды, жители южного Тель-Авива, африканские нелегалы и пр. - нужное подчеркнуть).

Итого, во всем политическом спектре Израиля (а может, и не только Израиля?..) мы имеем 2 программы:

Программа 1.
Шаг А: "Мы - нормальные" (или: "Я представляю нормальных")
Шаг Б: "Государство существует для нормальных"
Шаг В: "Того, кто не нормальный, государство не должно финансировать"
Шаг Г: "Если по ошибке государственные деньги попали не нормальным, их нужно немедленно изъять и отдать нормальным".

Программа 2.
Шаг А: "Мы - обездоленные" (или: "Я представляю обездоленных")
Шаг Б: "Государство обязано поддерживать обездоленных и поднимать их уровень жизни до среднего по стране"
Шаг В: "Это можно сделать только одним способом - отнять деньги у тех, кто экономически самостоятелен, и отдать тем, кто не самостоятелен".

Посмотрев на обе эти программы, нетрудно убедиться, что они обе аморальны и алогичны и вообще не имеют ничего общего со здравым смыслом. Но, может, такова природа государства, что оно служит своим гражданам вопреки здравому смыслу? Как можно узнать, для чего вообще существует государство и чем оно должно заниматься, а чем не должно?

Это сделать элементарно. Достаточно посмотреть, для чего народы в древности объединялись в государства, до какого порога развития государственности страна процветала и эволюционировала, и начиная с какого момента включалась деградация.

У нас есть замечательный исторический документ - Книга Судей (Шофтим). Она повествует с важными подробностями как раз о времени, непосредственно предшествовавшем становлению еврейской государственности. Из нее мы узнаем, что первыми объединениями еврейских племен были объединения военного назначения, имеющие целью освобождение родины от иноземных захватчиков или ее защиту от вражеских притязаний. И именно этот мотив впоследствии станет основным в просьбе к пророку Шмуэлю поставить евреям царя: "Пусть он выходит во главе нас..." - то есть, "пусть он будет нашим полководцем".

Древние города-государства были объединены только территориально. Но вокруг них развивались города-спутники и мелкие поселения, жители которых в случае нападения врагов прятались в стенах большого города. Городские власти формировали ополчение и назначали командиров. Потом несколько крупных городов или племен стали объединяться в военные союзы. Рано или поздно во главе такого союза появлялся харизматичный лидер, который получал в свои руки постоянную гражданскую власть - становился царем.

Созданное таким образом государство изначально имело только одну цель: защищать население своей страны. Но так как для этой цели, а также для содержания царского двора, требовалось собирать налоги, то в такой стране очень быстро развивалась система законов и экономических связей. Так сформировалась вторая важнейшая цель государства - создание законодательной базы для экономических связей и общественных отношений. А как только была создана система законов, понадобился институт, следящий за соблюдением этих законов (полиция, инспекция, судебная система). Это был эмбрион бюрократического аппарата.

Дальше началась эпоха сверхдержав и завоевательных войн. Она стала возможной благодаря тому, что государства, расположенные в удачных гео-климатических зонах, используя развиваемые центральной властью экономические возможности, быстро богатели. Вопреки мнениям некоторых историков о том, что причиной этих войн было желание царя "накормить наемников" или просто "поразмяться", мне представляется, что основным мотивом завоевательных войн было желание правящей верхушки "показать крутизну" своего государства и войска - то есть, попросту гордыня. Кроме этого, раз уж появилась центральная власть, нужно было постоянно доказывать, что без нее не обойтись (а то еще кто-нибудь усомнится в мирное время, что так уж нужно платить налоги). В этом проявилась еще одна цель государства: развитие национальной идеи, самоидентификации. И хотя эта цель достигалась непривлекательными с нашей точки зрения методами, она в основе своей была позитивной, так как вела к эволюции - например, развитию такого явления, как "национальная культура". Литература и искусство начали процветать именно в этот период.

Шли века. Государственные системы становились все более сложными механизмами. Разрастался бюрократический аппарат, монопольный правитель терял контроль. Монархии сменились демократиями, после чего бюрократический аппарат разросся еще больше и стал фактически править страной. Постепенно государство подмяло под себя все сферы общественной жизни - образование, здравоохранение, социальное обеспечение и пр. Все эти изменения были все еще плодотворными: централизация образования позволила покончить с массовой безграмотностью и в итоге повысить уровень жизни, централизация здравоохранения позволила покончить с эпидемиями, массовой детской смертностью, продлить годы и качество жизни, централизация социального обеспечения позволила сохранить достоинство людям, обреченным жить на пожертвования, и прочее. В итоге человек почувствовал свою ценность не только как член социума, но и сам по себе.

И тут появилось такое понятие, как "электорат".

На самом деле, оно появилось очень давно. Еще в древнем Риме патриции "прикармливали" толпу приверженцев, в массе своей - освобожденных рабов и плебеев, не имеющих постоянного занятия, с целью создания себе "группы поддержки". Когда "хозяин" такой группы выступал на подиуме или просто проезжал по городу, его "ребята" дружно ревели, выражая восхищение мудростью и величием патрона. А так как многие из них были "гражданами Рима" и имели право голоса в разных дебатах, то патриции на их голосах проводили нужную им политику. При необходимости, "ребята" могли поддержать патрона и в поножовщине, и при государственном перевороте. Уже в те времена развитие этого явления привело к массе проблем.

В современные демократии понятие "электорат" проникло не сразу. Сначала в парламенты выбирали просто наиболее уважаемых людей - из знати и из простолюдинов (последние представляли либо свой район проживания, либо свое сословие). Эти люди были лично известны своими качествами и избирались как представители конкретной группы людей, давая ей определенный вес в обществе.

Переворот, видимо, начался тогда, когда у потенциальных депутатов появилась возможность выбирать, какой электорат они будут считать своим. То есть, не группа людей стала выбирать из своих рядов наиболее достойного кандидата, а ловкие политики стали выбирать, на какую группу людей сделать ставку.

А теперь вопрос на засыпку: какая группа людей в любом государстве самая большая, то есть - самая "выгодная" для политика?

Правильно: группа людей, не умеющих хозяйствовать - группа бедняков.

Конечно, в категорию бедняков входит и множество людей, которые абсолютно ничем не виноваты в том, что попали в эту категорию. Это инвалиды, пожилые репатрианты, значительная часть многодетных семей, которые работают и тем не менее с трудом сводят концы с концами, и просто люди с низким IQ, неспособные работать на квалифицированных работах. Их никто и не обвиняет. Но факт заключается в том, что интересы этой категории людей находятся в конфликте с интересами процветающей страны. И если значительная часть парламентариев стараются представлять их интересы, то страна неизбежно катится в пропасть государственных задолженностей, упадка экономики и в итоге политического краха.

Государство не должно заниматься перераспределением денег. Государство должно заниматься тем, ради чего люди объединились в государство: защитой своих граждан, развитием инфраструктур, созданием законодательной базы и контролем за ее выполнением. Государство должно давать своим гражданам чувство принадлежности к чему-то великому и позитивному (это называется словом "патриотизм").

Какое-то перераспределение денег, конечно, будет всегда - без этого государство не может обеспечить гражданам равные права: право на образование, медицинское обслуживание и пр. Но во всех этих сферах государство должно вмешиваться только в обеспечение самых базовых прав. Например, контроль за образованием должен быть ограничен только определениями основных требований к начальному, среднему и высшему образованию (примерно то, что называется сейчас в Израиле "программа ЛИБА"), и ни в коем случае не включать контроль за содержанием конкретных курсов, претендующий на формирование у ученика "государственно-одобряемого" мировоззрения. Контроль за здравоохранением должен выражаться в предоставлении бесплатных или минимально оплачиваемых базовых медицинских услуг равным образом всем гражданам (и не должен навязывать населению бесплатные услуги, типа агитационных кампаний за прививки от сезонных вирусов).

Контроль за социальным обеспечением должен заключаться в пенсиях тем, кто объективно не может себя содержать, и в поощрении помощи нуждающимся со стороны родственников и общин. Такая, например, форма контроля, как "пособие на детей" ("кицват еладим"), совершенно бессмысленна, так как отнимает у родителей деньги в виде налогов, чтобы вернуть им часть этих денег как одолжение в виде пособия на детей, по дороге прикормив десяток бюрократов (но если ее отменят, не уменьшив налоги, то это, конечно, будет свинство). Что же касается "социального жилья", то если его будут давать только на том основании, что семья "малообеспеченная", то произойдет следующее: 1) 99,9% семей, подходящих под критерии, будут стоять на очереди 30 лет и в итоге купят квартиру за свои деньги или помрут от старости; 2) под видом "социального жилья" будут строиться элитные квартиры в районах повышенного спроса для "своих людей"; 3) так как значительная часть строящихся квартир получит статус "социального жилья" и выйдет со свободного рынка, цены на остальные квартиры (для "простых смертных") подскочат на десятки процентов.

Ну хорошо, а как же поселенцы и харедим? Должно ли государство их поддерживать?

Об этом - в отдельной статье.

Блог Бродской 10.03.2015





TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria