Ася Энтова

О чем нам договариваться с арабами?

Сегодня многие повторяют, что переговоры нельзя вести под огнем, но вот победив, мы сможем продолжить наш процесс переговоров с арабами. О чем мы будем с ними договариваться?
Давайте четко разделим проблему наших с ними взаимоотношений на две:
1.Отношение к арабскому населению Израиля во время арабо-еврейской войны, и
2.Отношение к нееврейскому населению в мирное время.

Подчеркиваю, определению подлежит именно наше отношение к ним. Люди другой национальности не маленькие дети и не младшие братья, которым нужно снисходительно помогать и воспитывать. Должны быть сформулированны четкие принципы нашего поведения, а уж их проблема выбрать для себя один из предлагаемых нами вариантов.

1.Во время войны.

Во время войны ситуация однозначна: воевать. Противник, угрожающий вашему существованию должен быть побежден или уничтожен, эта простая истина не вызывает ни у кого сомнения, и даже Америка признала право Израиля на оборону. С полным основанием мы может зачислить в ряды противника ВСЕ арабское население, так как они коллективно под именем «палестинского народа» объявили нам войну. Все арабы – граждане Израиля и жители ЕШИ, взрослые и дети, мужчины и женщины однозначно идентифицируют себя с военными действиями против евреев, активно принимают в них участие и бурно радуются нашим потерям. Поэтому хватит рассматривать их действия как одиночные беспорядки в мирное время, когда наказанию подлежат только отдельные, признанные судом виновными, взрослые индивидуумы. Международное право предписывает во время войны не проводить специальных действий против мирного населения. Но если уж оно оказывается в зоне боевых действий, то тут не до «пинцетов» и «белых перчаток». Тут как в детской считалке: «Раз, два, три! Кто не спрятался – я не виноват!», то есть непреднамеренное нанесение им вреда не считается аморальным и ненаказуемо. Таким образом, как показал опыт многочисленных конфликтов от Сербии до Афганистана, в состоянии войны мирное население может спастись только бежав из района боевых действий. Наше откровенное объявление войны – вот необходимое моральное оправдание, которое даст нам возможность оптимально вести боевые действия и быстрее завершить конфликт. До тех пор, пока мы называем террористов партнерами по переговорам, их жены и дети справедливо надеются, что военные операции их не должны касаться. Как только будет объявлена война – они поймут, что им не на что жаловаться, ибо нельзя надеяться на безопасность на линии фронта.
Итак, во время войны у арабов есть два варианта – бежать или оказаться объектом боевых действий. Многие из них уже прочувствовали положение и склоняются к первому варианту*, наша задача предоставить им эту возможность и облегчить ее (т.е. оставлять возможность беженцам двигаться к границам и через них в арабские страны, что не было сделано в предыдущих войнах, разрушение при необходимости военных действий арабских городов, и др.) При правильном подходе большая часть арабов воспользуется этой возможностью.

2.В мирное время

В мирное время, которое последует за нашей однозначной победой, альтернативы у арабов будут принципиально другие.
Во-первых, виновные с арабской стороны должны понести заслуженное наказание. Сложный вопрос является ли достаточным наказанием многолетнее тюремное заключение или высылка в другие страны. Возможно главные виновники должны понести более суровое наказание, например, такое же как нацистские преступники, виновные в массовом уничтожении евреев. А вот их более мелкие помощники могут отделаться изгнанием, в случае если они никогда не будут предъявлять каких-либо претензий к государству Израиль, участвовать в антиизраильской пропаганде и подготовке антиизраильских акций.
Во-вторых, для лиц, оставшихся в Израиле и никогда не запятнавших себя антиеврейскими акциями или помощью преступникам любого рода, должна быть предусмотрена возможность продолжить проживание на территории Израиля в качестве его лояльных граждан, так же как проживают в нем другие граждане нееврейского происхождения. Понято, что в отношении индивидуумов арабской национальности вряд ли имеет место презумпция невиновности, в то время как на неарабское население она распространяется в полной мере. Это единственное различие в среде неевреев со временем исчезнет, по мере ликвидации последствий арабо-еврейской войны и выяснения, кто из арабов, претендующих на то, чтобы числиться лояльным и законопослушным гражданином имеет на это право.
Только после того, как оставшиеся арабские граждане на деле докажут свою лояльность, (а в противном случае это должно наказываться строго и без промедления) отношение к ним будет строиться, как и во всяком демократическом государстве, не на коллективной, а на индивидуальной основе. Они не будут выделены в отдельную группу по национальному или религиозному признаку, ведь процесс «Осло» и был ничем иным как выделением части населения на основе национального принципа и попыткой предоставления им национальной автономии. Таким образом, договариваться государство Израиль будет с каждым отдельным арабом о том, хочет ли и может ли он, как и другие граждане нееврейского происхождения, получить все необходимые в демократическом государстве права человека или он не хочет признавать Израиль как еврейское государство, соблюдать ему лояльность и выполнять все его законы.
Поскольку Израиль в Декларации Независимости объявлен Еврейским государством, то все граждане Израиля другой национальности будут обладать только индивидуальными гражданскими правами. Национальные права, такие, например, как национальная автономия, государственный национальный язык, национальное образование в школах, Закон о Возвращении и др. в Еврейском государстве принадлежат только евреям. В то же время никакому другому национальному или территориальному сообществу не запрещено объединяться в общественные организации, с целями не противоречащими национальному характеру еврейского государства. Как указывалось выше права человека и гражданина будут непреложно связаны с его обязанностями по отношению к государству, например, лояльным и законопослушным поведением и службой в армии или в альтернативной структуре.**
Государство Израиль, как Еврейское государство не заинтересовано в искусственном увеличении числа граждан, не являющихся евреями или не индентифицирующих себя однозначно с еврейским народом. Поэтому должны быть приняты меры демократического характера, останавливающие массовый приезд неевреев в Израиль. Например, отменен (а до окончательной отмены ограничен) ввоз иностранных рабочих, отменена поправка к Закону о Возвращении, касающаяся детей и внуков, пересмотрена процедура предоставления гражданства иностранным гражданинам нееврейского происхождения «из гуманитарных соображений», т.е. в связи с их браком или другой родственной связью с израильским гражданином.
На уровне государства не должно допускаться никакой индивидуальной дискриминации по национальному признаку, в том числе «выравнивающей». В то же время государственное финансирование общественных организаций может осуществляться в соответствии с задачами Еврейского государства. Так, например, демографическую политику следует проводить не по индивидуально-гражданскому принципу как сейчас (всеобщее пособие детям и одиноким матерям, всеобщее медицинское страхование и др.), а по общественному (например, субсидирование государством или освобождение от налога тех организаций, которые способствуют решению этой проблемы, то есть увеличению еврейской рождаимости, еврейскому образованию, прохождению гиюра и др.)
Сегодня очень популярна идея «кантонов» для арабского населения. Возможно она и имеет какой-то смысл в течении переходного периода, но во всем мире в мононациональных государствах муниципальная автономия действует строго в соответствии с общегосударственными правилами и не носит автономно-национального характера даже в случае компактного проживания там национального меньшинства. Общие структуры еврейского государства (такие, например, как полиция, суд, государственные школы***) должны действовать и на муниципальном уровне. Повсеместно должена присутствать государственная символика и единый государственный язык (иврит). Постройка и эксплуатация культовых сооружений других религий возможна только в случае, если это не мешает еврейским культурным, историческим или религиозным сооружениям (как во Франции, например, мечеть нельзя строить выше, чем церковь).
Любое требование национальных прав для меньшинств за счет государства может квалифицироваться как покушение на базисный закон о еврейском характере страны. Для осуществления своих национальных прав граждане другой национальности могут воспользоваться свободой переезда в свое национальное государство (при этом возможно экономическое поощрение такой эмиграции) .

------------------------------------
* По приблизительным данным 10% арабского населения эмигрировало за последний год из Израиля и, по опросам, 70% хотели бы это сделать.
** Одно из двух – или араб является лояльным гражданином еврейского государства, и тогда он может служить в армии (возможно только в определенных частях), либо, если он не лоялен, то ему вообще нет места в этой стране.
*** Чтобы не возникало такого абсурда как антисемитская пропаганда в учебниках для израильских арабских школ, изданных за государственный счет.

07.03.2002




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria