Ури Мильштейн

Кто же мы такие, «израильтяне»?

(Избранные цитаты из беседы Ури Мильштейна с Салаем Меридором)

  Израильская идея прошла несколько циклов перерождения. В конце-концов, когда я сегодня себя спрашиваю — существует ли «исраэлизм», я отвечаю: «Исраэлизм умер в Ливане». Может быть, не сейчас, но когда-то (примерно в середине 80-х) я считал, что в Первую ливанскую войну исраэлизм умер.

На мой взгляд, «израильская идея» — это решение группы евреев определять свою судьбу тем, что они будут вместе воевать против тех, кто хочет нашей смерти. Всех — без каких-либо сомнений и протестов. Так было в Войну за Независимость, в Синайскую кампанию, в Шестидневную войну. В Первую ливанскую войну случилось так, что ПОЛИТИКА вмешалась в войну: политический лагерь под общим названием «левые», находящийся в оппозиции, выступил против правительства по вопросу этой войны — ЧЕГО НИКОГДА НЕ БЫЛО ПРЕЖДЕ. Никогда до того оппозиция не нападала на правительство и не клеймила «агрессией» войну, которую вела собственная армия.

Согласие израильтян подвергать себя опасности, жертвовать личным ради общего, в целом закончилось в 80-х гг в Ливане. IMHO, процесс начался после Войны Судного дня. Она стала переломным моментом: после октября 1973 года исчезла вера в руководство — армейское и политическое. Люди говорили так: «Мы что — фраеры? Идти под пули с ТАКИМИ вождями?!»

* * *

Израильтяне — прекрасный материал, активный, энергичный. Но куда прилагается энергия? Мы были гомогенны когда-то, сейчас — общество мозаично. Возможен ли «исраэлизм» с таким плюрализмом, если символом «исраэлизма» является «беяхад»(«ВМЕСТЕ»)? Что нас может объединить, кроме места проживания? Что может объединить харедим, арабов, неевреев?

Я вижу два процесса в мире. Первый — «Постнационализм» на Западе, связанный с «постмодернизмом» в философии. Люди идентифицируют себя не со своим народом, но уже больше с «коллегами» — театральные актеры, профессора университетов, программисты… Когда-то главную роль в жизни играл коллектив. Теперь на Западе главное ударение делается на индивидуализм. В таких условиях вопрос «что объединяет?» — довольно туманный и часто его вообще не задают.

А в чем наша специфическая проблема? Люди в Финляндии продолжают жить ни о чем не задумываясь. Наша жизнь тут — это постоянная готовность идти на жертвы — материальные и не только материальные. И эта готовность все менее и менее касается живущих здесь.

Я занимаюсь вопросами безопасности, поэтому и мои примеры — из этой области…

Раньше идея создания второго государства между морем и Иорданом отвергалась всеми частями израильского общества. Сегодня можно сказать, что идея «палестинского государства» — в той или иной форме — овладела умами большинства израильтян. Почему?! Что случилось?! Зачем израильтянам понадобилось «палестинское государство»?!

IMHO причина заключается в том, что израильтяне не хотят воевать, не хотят идти на жертвы, не хотят крови. Израильтяне считают, что компромиссы им помогут. Главное: следует понять, что в основе сегодняшнего положения — ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС, который пришел на смену КОЛЛЕКТИВНОМУ. Мы вошли вместе с Западом в эру индивидуализма, но вошли без сильного национального корня: т.е. мы ушли от еврейской религии и так и не создали еврейского национализма.

* * *

Предположим, что я — ультраортодокс… или сторонник Моше Фейглина. Фейглин говорит: «Сионизм провалился и более не является и не может являться базисом для еврейского национального развития здесь». Поэтому он продолжает: «Необходимо “Еврейское руководство”…» Заметьте — не израильское, а еврейское. Т.е. в руководстве будут израильтяне, но общее направление — «еврейское».

Религия всегда являлась наиболее сильным объединяющим людей фактором. Сегодня религиозные говорят: сохранение и укрепление религии НЕОБХОДИМО для дальнейшего развития нации.

Я — нерелигиозный человек. Поэтесса Рахель — тетка моей матери. Я считаю, что трагедией сионизма стало то, что на определенном этапе сионистское движение возглавили социалисты, а социализм — антинационален. Национальный социализм — это «национал-социализм», который закончился тем, чем закончился.

Таким образом, социалисты, начиная где-то с периода Второй Алии, возглавив сионистское движение, не особо обращали внимание на национальный фактор.

Давайте я приведу пример: сегодня, каждого, кто защищает текст «Хатиквы» или израильский флаг или вообще защищает национальные ценности, обзывают «экстремистом» или «шовинистом». Да, Бен-Гурион или Голда сегодня были бы правее Марзеля и жителей Тель-Румейды, но весь «социалистический процесс» вел нас и привел к неприятию национальных ценностей, т.к. процесс этот — процесс «социального развития». Однако, «исраэлизм» невозможен без национализма и никакой «хайтек» и никакие экономические успехи нашего государства этого не заменят.

* * *

Теперь я скажу несколько слов по-поводу возражения «но ведь в элитные боевые части ЦАХАЛа стремятся все и конкурс туда совершенно дикий».

Ваш покорный слуга служил в элитных частях с середины 50-х гг. Вся моя жизнь была посвящена исследованию элитных частей. Я более кого бы то ни было из живущих на свете встречался и беседовал с ветеранами израильских элитных частей. IMHO, основным мотивом для идущих туда добровольцев является не патриотизм, а желание проверить себя в опасных и трудных ситуациях. Вот сидит ветеран «спецназа-30», который пришел туда в 1951 году — скажи мне, я прав? (Ответ из зала: «Ты прав!»)

Командир основной группы в трагически закончившихся учениях «Цеелим-Бет»(1992), который должен был стать командиром «саерет МАТКАЛь» (спецназ генштаба), Дорон Кемпель сегодня сидит в США и руководит стартапом…

* * *

Я против доктрины «мы — маленькая страна, которая должна слушаться Большого Брата». Ни один народ не изменил мир так, как мы. Можно и нужно менять мир.

Авраам изменил мир теорией монотеизма. В общем, он изменил мир, создав первую теорию, что позволило появиться науке. За 1500 лет до Платона и Аристотеля Авраам сделал допущение, что есть некая «отвлеченная сущность». Это стало началом научного мышления.

Иудаизм породил ислам и христианство, изменив мир еще раз.

* * *

В чем секрет иудаизма и «исраэлизма», как части иудаизма?

Когда-то давно бедуины разделились на две части: первая кочевала от колодца к колодцу и так и осталась бедуинами до сих пор. Вторая часть решила кочевать от цивилизации к цивилизации во времени и пространстве — от Вавилона к Египту, Персии, Греции, Риму, собирая и сохраняя в себе духовные ценности, «искры» этих цивилизаций. Эта часть стала называться «евреи». Уникальность евреев и Израиля состоит в том, что собранные во времени и пространстве опыт, идеи и представления, сконцентрированы здесь, сейчас и среди нас.

Перевел Ontario

"", 1.2017





TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria