Аркадий Красильщиков

Музыка города

О картинах Ителлы Мастбаум "Иерусалиму, городу моему"

Каждый раз, на очередной презентации в гостеприимном доме Ури Цви Гринберга в Иерусалиме мне кажется, что я присутствую на каком-то запрещенном, незаконном сборище и попадаю в круг лиц особых, чье членство в некоей тайной секте не подлежит сомнению. Люди немолодые, убеленные сединами, собираются там, презрев самые завлекательные телевизионные сериалы, стремясь уйти от утомительной обыденности жизни в мир подлинного творчества, враждебного всевластной попсе.

В тот день состоялось первое знакомство с очередным альбомом Ителлы Мастбаум, названном ею: « У каждого свой Иерусалим».

Во вступлению к альбому Хана Рабинович пишет: «Иерусалим Ителлы Мастбаум красив и поэтичен. Ее глаза замечают и изгиб иерусалимского камня, и древность стен, и горы за дымкой тумана, и необычный свет, которым осиян город».

Хорошие, добрые слова, но мне кажется, что нет ничего особенного в городе Иерусалиме и свет его обычен и улицы города, порой, грязны и непривлекательны. В общем, город, как город, если бы не аура особой, еврейской духовности, в которую место это на Земле погружено тысячелетия.

Этой духовностью, прежде всего, и отмечен альбом Ителлы Мастбаум. И главное в нем, как мне кажется, не отличная поэзия и талантливая живопись, а удивительная музыкальность, которой пронизан каждый лист альбома.

Именно музыкой автору, с помощью обычной печатной продукции, удалось соединить в одно слово, краски и звук. И в этом особое чудо работы Мастбаум.

«У каждого свой Иерусалим». Это верно, но альбом художника и о том, что у каждого своя музыка Иерусалима. Он и открывается изображением человека – оркестра. И странное это существо на фоне Башни Давида играет ту музыку, которую способны услышать только вы, потому что и весь альбом будто предназначен и обращен к каждому из нас в отдельности. К тем, кто еще способен услышать музыку света истории, великих надежд и крепости древних камней.

Музыка в альбоме звучит негромко, но она присутствует в каждом ее листе. Музыка и птицы, которых так любит художник Мастбаум. Птицы словно превращаются в звучащие ноты. Они на земле и в небе. Птицы следуют за человеком простой мелодией народной песни и образуют в небе звучащие фугой Баха облака.

Птицы на улице Пророков в Иерусалиме, отмеченной живыми тенями мудрецов, птицы над стенами древней крепости, птицы над холмами Иудеи…

Птицы – ноты. Как правило, звучащие в гармонии с окружающим миром и только в акварели «Беда в Иерусалиме» ноты-птицы страшны и похожи на черные, кровавые следы террора.

Хочется оставить как можно больше газетного пространства для работ Ителлы Мастбаум, а потому «наступлю на горло» своей собственной песни, приведу лишь строки одного из псалмов в переводе Юлия Кима их этого альбома:

«Там, возле рек Вавилонских,
Жив я единственной памятью.
Пусть задохнусь и ослепну,
Если забуду когда-нибудь
Камни, объятые пламенем,
Белые камни твои,
Ерушалаим, сердце мое!…»

Что еще можно добавить? И пусть я стану глухим, если забуду когда – нибудь музыку твою Иерусалим.

Блог А. Красильщикова, 11.2017

Картины Ителлы Мастбаум






TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria