Моше Фейглин

Перед кем ислам склонит голову

Я немного завидую французам. Всего одно массовое убийство (именуемое у нас деликатным словечком "теракт") – и всем сразу стало ясно, что началась война. Когда на наши головы обрушились Ословские соглашения, здесь начали взрываться переполненные автобусы и многолюдные рестораны. Побоища парижского масштаба стали у нас обычным делом. Но глава правительства в то время, сначала Рабин, потом Шимон Перес, твердил, что речь идёт о "жертвах мира".

И до сих пор мы упорно отказываемся понять то, что уже поняли французы, – что идёт война. "Индустрия мира", созданная Пересом сотоварищи, действует с Ословских времён и не позволяет реальности сбить нас с толку.

С другой стороны, сегодня лучше быть израильтянином, чем французом.

Потому что, так же, как американцы после крушения башен-близнецов, так и французы, колотящие сейчас в боевые барабаны, не имеют реальной возможности определить врага, сразиться с ним и победить его.

Современным национальным государствам необходим противник-государство, чтобы объявить ему войну. В противном случае, у них нет обратного адреса, потому что современные национальные государства базируются на нацие и территории. Если противник - не нация и не имеет территории, он для них как Мальчик-с-Пальчик – незаметный, но всё видящий и потому опасный.

Американцы после башен-близнецов оккупировали Ирак, но проиграли войну. Они избрали себе президента по имени Хусейн и драпанули из Ирака, оставив после себя фанатичный и гораздо более решительный исламистский режим. Потом они подписали капитулянтский мир с аятоллами, а сейчас уступают гегемонию на Ближнем Востоке путинской России. Такое же неизбежное фиаско ждёт и Европу.

Чем же тогда лучше положение Израиля? Мы точно так же бомбим пустыри, чтобы успокоить общественное мнение, и откупаемся от противника десятью процентами нашего валового национального продукта. После подписания Ословского мира израильские правительства потратили более триллиона шекелей (больше, чем стоят все наши газовые месторождения) – лишь бы сохранить "индустрию мира", и для этого не давать террору превышать определенный уровень.

В чём же тогда разница между нами и европейцами?

Один арабский член Кнессета, после того, как я объяснил ему, что не намерен поступиться ни пядью Земли Израиля, сказал мне в с глазу на глаз: "С тобой я смог бы сосуществовать".

У нас, у еврейского народа, имеется нечто, выходящее за территориальные и национальные рамки. Арабы хорошо понимают, о чём речь, европейцы – похуже. Фундамент еврейского народа более глубокий и прочный, нежели  ислам и дышащее на ладан христианское просвещение.

Перед современным свободным Еврейским государством, верным своей миссии и тайне вечности еврейского народа – перед такой страной ислам склонит голову.

Я понятия не имею, что будет с Америкой и Европой через 50 лет. Не знаю, каким будет Ближний Восток. Но мы – точно будем здесь!

блог "Зеут" в Фэйсбук , 11.2015

Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство», глава партии "Зеут"

Другие статьи Фейглина






TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria